• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Олег Груз о своей работе в Noize MC’s Hip-Hopera и новых песнях об «убитых бытом»

5 Июля 2016 | Автор текста: Александр Кондуков
Олег Груз о своей работе в Noize MC’s Hip-Hopera и новых песнях об «убитых бытом»

Олег Груз


© Gazgolder

Hа часах восемь вечера, Олег Груз принимает RS в своей студии в  здании лейбла Gazgolder на Курской, напоминающем укрепленный редут. Вместе с Олегом и композитором его нового альбома Леваном Авазашвили — улыбчивым бородатым парнем в сильно приподнятом настроении — мы слушаем новый материал Груза - емкие герметичные песни, оценивая которые легко понять, почему молодые абитуриенты актерских ВУЗов так часто выбирают его тексты для читки.

7 июля Груз выйдет в образе Аида на сцену концертного пространства Tesla 4000 на Шоссе Энтузиастов, где будет поставлена Noize MC's Hip Hopera. Как ясно из названия, это проект Noize MC, который вместе с режиссером «Копов в огне» Юрием Квятковским решил вдохнуть новую жизнь в миф об Орфее и Эвридике.  

У Груза - компактного мужчины со сломанным носом — с Орфеем свои взаимоотношения и говорить о проекте Hip-Hopera ему не особенно хочется. «Для меня все начиналось, когда я еще жил в Крыму, — говорит Олег. — Мы с моим товарищем Денисом Крючковым писали сценарий фильма «Орфей» — про поэта и его девушку. Он должен был у нас жить в Крыму — он теряет паспорт и едет в Москву за своей любимой. Бабка ему помогает через реку перебраться. Я как раз писал этот сценарий, и тут все эти события с Крымом произошли. Мы поняли, что усиливать этот политический момент нам совсем не хочется».  

«Знаешь, сколько физиономий «за» и «против» Путина было разбито на кухнях? Вот там битва настоящая идет. Не надо даже на площади выходить»

Спустя пару лет к Грузу обратились создатели хип-хоп-оперы, которым он ответил, что тема интересна, но очень мало времени и по всем фронтам капитальная загрузка. «Аид — интересный образ, интересный бэкграунд у него, — говорит Олег, - Я написал несколько своих партий — в том ключе, как я говорю, как я вижу. Не то, чтобы я пришел и мне дали текст — давай, учи, Нет. Я своего героя выписываю — как лирического персонажа, как антагониста».  

«Я преподаю в школе-студии МХАТ с 2003 года, часто набираю абитуриентов на актерский курс, — рассказывает режиссер постановки Квятковский, — Люди читают Пушкина, читают Лермонтова, Цветаеву. Современных поэтов фигурирует два. Это Полозкова, которую читают примерно столько же, сколько Цветаеву, и Олег Груз. Он такая альтернатива Пушкину и Маяковскому. То есть сначала Пушкин и Маяковский, а на третьем месте Груз. Маяковского берут, чтобы показать жесткость, силу и громкий голос. Пушкина для демонстрации темперамента. А Груз и его творчество — это и внутренняя сила, и темперамент в комплекте. Его берут как умудренного опытом человека, способного говорить конкретными словами, — уточняет Квятковский - Но если бы меня спросили, кто должен играть Аида, я бы выбрал промоутера Дона Кинга (импрессарио Майка Тайсона золотых времен, - прим. RS)».  

Груз признается, что ему весьма комфортно пребывать в образе злого продюсера: «Я примерно знаю, как эта среда живет, как она относится к артистам. Нужно было играючи показать, как ты теряешь свободу». «Я сам - Орфей, так или иначе, по жизни, — улыбается Олег. — Я же поэт. Написал ночью стих и живешь, воодушевленный этим стихом. Иной раз в какую-то вещь пропустил, дал какое-то обещание, а потом это обещание затягивает тебя какую-то рутину — и ты уже не знаешь, как из этого выпутаться. И вот уже один Аид, вот другой Аид, кругом Аиды, и вообще ты в Аду. На следующий день просыпаешься — и уже все хорошо, кругом Рай. Я сам как артист был — долгое время в 2003-2005 году приезжал из Ростова на 4-5 месяцев общаться с разными продюсерами. Мои демки Айзеншпису передавали, много я мнений о себе наслушался. Кто-то говорил — кепочку тебе надо надеть, чтобы тебя узнавали. Я им: «У меня же нос сломан, вам недостаточно?». И тут этот проект возник — мне захотелось этим опытом поделиться, поприкалываться над этими Аидами, принять эту шкуру и раздавить героя».  

Олег  удаляется за порцией своих поэтических томиков, которые он с увлечением издает, оставляя меня наедине с Леваном, сигаретным дымом и собственными текстами, звучащими из динамиков в мини-студии. «Жизнь уже больше не театр, — сообщает голос в комнате, — Жизнь скорее танцпол. Но мы все еще барахтаемся как котята. В ведре полном. Как намокшие и высохшие спички. Слипшиеся меж собой серой. Какие хочешь в наш цвета пичкай. Но не вытравишь серый». Неудивительно, что третий после Маяковского - все изложено очень популярно.    

Фото опубликовано Олег Груз (@groozz) Июл 4 2016 в 7:49 PDT

«Этот альбом - долг самому себе, — говорит по возвращении Груз. — Я должен был сделать его лет десять назад. Потому что пришло, наконец, осознание как это должно звучать (частично похоже на треки группы The xx, частично на инфернальный рэп белых американских мастеров ассоциативного мышления типа Эйсопа Рока, — прим. RS). Раньше все время хотелось петь или что-то еще — а сейчас Леван просто стихи музыкой оформляет и больше ничего не надо. Смысл остается. Когда находишь свой флоу, можно толкать любое фуфло. Я нашел, и теперь...». Груз улыбается и смотрит на окно под потолком.  

Участие в создании Noize MC's Hip-Hopera Олега не отягощает — с постановкой он идет параллельными курсами, отлично понимая, что происходит внутри и вокруг спектакля в Tesla 4000, ездит видеться с семьей (живет он в Сочи) и, явно никуда не торопясь, продолжает работу. Груз по-прежнему остается востребованным артистом — у него верная аудитория поклонников и хэдлайнерские слоты на фестивалях типа «О да! Еда», но при этом он существует в мире собственных брутальных рифм, иногда переходя на стихотворную речь даже во время разговора. «Изначально мой новый альбом должен был быть аудиокнигой или даже аудиоспектаклем, — продолжает он, — Человек должен сесть и слушать его от начала до конца, чтобы не надо было страницы листать. Нам хотелось настроение сохранить — вот этих вот людей, «убитых бытом». Этих аудиостихов я написал целую книгу. Мы начали с ней работать - из сотни оставили 15-20, остальные в работе. Плюс еще есть четыре законченные новеллы, которые мы не трогаем. Многое из этого мы хотим экранизировать. Всю программу я хочу сделать на сцене, оформленной как подъезд дома с четырьмя квартирами, рассказать, как разные люди живут. А потом еще и телеверсию — чтобы этот спектакль в памяти остался». Посомневавшись, Груз просит Левана запустить трек «Аркадий и Геннадий», который как раз и планировался под экранизацию.  

«Однажды я, Аркаша и Гена, — заводит рассказ Олег в динамиках. — Совершенно случайно нашли килограмм гексогена. Я сразу понял, что это отнюдь не офигенно, Мы начали суетиться: продать или отнести в милицию, а то и самим, блин, пригодится. Но все это было лишь репетицией. Моя жизнь сильно изменилась с того момента, как к нам в окно влетел ОМОН. Или спецназ. Никогда не забуду как зубы градом сыпались на палас. Меня били в профиль, Аркадия в фас. А Гену не били. В начале. Потом уже - когда из-под дивана достали». «Такой мини-фильм будет, а всего у нас планируется четыре, — объясняет концепцию Груз, — Грубо говоря, здесь треков, которые написаны совсем недавно, и нет. Но при этом все актуально и на сегодняшний день. Как и 10 лет назад.  

Фото опубликовано Олег Груз (@groozz) Июн 22 2016 в 9:26 PDT

Груз полагает, что его новые музыкальные истории — в которых уживаются гитарные запилы, ритмы пост-панка, трип-хоп и даже сценки в духе Тарантино - рассчитаны на новых поклонников его творчества, которым сложно воспринимать поэзию в бумажном варианте и которые ищут иных, более развлекательных способов поглощения информации. К ним относится и Hip-Hopera — спектакль по-своему противостоит стереотипу, что русский рэп —это пацанский скулеж про легко решаемые проблемы.

«Мы облегчаем жизнь тем, кому тяжело слушать просто поэзию, — говорит Груз о своем новом альбоме. — Не надо держать внимание, мы тебя развлечем, сделаем приятное. Но не совсем уж поп, в прямую бочку входить не будем. Я хочу сделать в конечном итоге такое полнометражное стихо-шоу — иду к этому уже много лет. То одно не срастается, то другое. А сейчас у меня вроде все пошло — такой период работы над ошибками».  

Олег Груз — человек с мощной театральной подготовкой. Он родился в Узбекистане, в 12 лет оказался в Башкирии, в 19 в Ростове, а в 25 переехал в Москву — внушительная география для перемещений молодого человека. В Башкирии Груз занимался в театре пантомимы, а в Ростове поступил в местный филиал питерского государственного института культуры и искусств. Есть у него и специальность — «постановщик культурно-досуговых программ». «Я к моменту переезда в Москву еще и музыкой занимался, — рассказывает Груз. — Сделал такой грязный рэп-альбом 2004 года, сделал брейкбит-альбом, сделал альбом под пианино. Приехал в Москву, а оказалось, что здесь альбомы не нужны. Нужен поэт. И я стал выходить к людям со стихами вместо того, чтобы петь песни. И люди мне стали платить за это деньги».  

В 2006 году на поэтическое выступление Груза еще в старом здании Gazgolder собралось 500 человек. На тот момент это был практически забытый жанр. «Потом я ушел в театр, — описывает Олег последствия неожиданного успеха. — Отработал сезон в «Практике», потом ушел оттуда экспериментировать уже на своей площадке в «Газгольдере». Это был опыт творческий. А параллельно был и житейский опыт, лирический — случайные женщины, или я для них был случайным, какие-то ошибки, смены обстоятельств, страна развивалась. К примеру, в 2011 году, когда у нас начались все эти «болота», протест мне был уже неинтересен. Я не хочу Владимира Владимировича ругать, я уже наругался. Я не могу столько творчества выделять этому аспекту этой жизни: «вы не правы — эти правы». А когда все на улицу выскочили, я увидел запоздалую на 4-5 лет реакцию. Меня звали что-то на Сахарова почитать, а я отвечаю: «Мне с вами неинтересно, нам не по пути». Я не увидел ни одного интересного тезиса кроме «давайте поменяем шапку на дурной голове». Но так же проблему не решишь - надо голову лечить. Нужно с обществом работать, нужно нести культуру в массы. Хочешь ты этого или не хочешь — делай добро и бросай лом в воду. Все, что связано с протестом, мне неинтересно. Я не протестую».  

Фото опубликовано Олег Груз (@groozz) Июл 4 2016 в 3:31 PDT

Схема Груза работает — он уже стал народным поэтом, и именно его приглашают на главную роль в музыкальном спектакле, чтобы сразу решить проблему с глубиной отрицательного персонажа и продемонстрировать внутренние бездны шоу-бизнеса, замешанного на советской культуре. По-своему, для осмысления русской истории он делает примерно то же самое, что продвигал в программе «Намедни» Леонид Парфенов — при помощи языка нового типа задает всем известным событиям неожиданный ракурс. И истории становятся интересными даже тем, кто хорошо знает их сюжетную линию.  

Слог Груза — отличное лекарство против спойлеров, и в переделанном мифе об Орфее и Эвридике в этом плане его роль исключительно важна. «У меня сохраненная картинка есть где-то, — тут же приводит яркий пример Груз, — Там дядька такой лежит, и подпись «Поэта три дня откачивали водкой после того, как он узнал о скрытом смысле собственных стихов». Мы в новую программу даже специально не берем политических стихов, чтобы не мешали. Мои герои — убитые бытом. Не социумом, а бытом конкретно. Мы самим себя убиваем. Знаешь, сколько физиономий «за» и «против» Путина было разбито на кухнях? Вот там битва настоящая идет, незримая. Не надо даже на площади выходить. Сосед соседу объясняет на лестнице, что он не прав — об этом у меня речь».  

«Олег Груз обладает харизмой правильно для нас заряда, — рассказывает об Аиде Иван «Noize MC» Алексеев. — Он действительно степенно и спокойно, низким голосом раскрыл стихи. И у него очень хорошо получается играть плохого дядю». «Груз сам делал спектакли, — добавляет Квятковский. — Он был театральным режиссером, как бы в теме находится. Первым спектаклем, которые сделали хип-хоп-артисты, были как раз «Рвы» Груза — там и Вася Баста играл, и какие-то театральные артисты. То есть они еще до «Копов в огне» совмещали театр с хип-хопом». «Это органичное сочетание, достаточно очевидное, — продолжает Алексеев. — Музыкальный театр вынужден балансировать между пением и диалогами, а хип-хоп является удобным жанром, чтобы эти диалоги зашить непосредственно в музыкальную ткань».  

Последние полтора года Олег Груз работает на Gazgolder над изданием собственных книг — он приносит мне пять небольших томиков, как минимум два из них — это полиграфические шедевры. «Все сами сделали, потому что в 2015 году очень тяжело найди того, кто в России обрезает у книг углы, — говорит Груз, — Мы четыре месяцы таких искали. Мы все на совесть делаем — как бумажный гаджет. Чтобы не рвали подклад в сумочках женских, чтобы удобно было. Сейчас с гаджетами борьба за внимание идет».  

Фото опубликовано Олег Груз (@groozz) Июн 23 2016 в 11:37 PDT

Олег Груз вспоминает, что на стихотворение «Але-мале» его вдохновил Игорь Холманский — рабочий Уралвагонзавода, который во время «прямой линии» угрожал подъехать в Москву и разобраться с протестующими. «Я решил развить эту тему и пойти дальше, — говорит Груз. — Можно же предположить, что мы можем разбудить третью силу, которая ни за, ни против. Они хотят не то, что стабильности, они не хотят, чтобы за них что-то меняли самовыдвиженцы. Взяли, пришли, научили так, как надо. И потом Навальный идет на выборы в московскую думу и на мэрские выборы без конкретной программы действий. В детстве нам говорили так же: «Ребята, мы сейчас рушим совок, переходим быстренько на рыночную экономику» и потом я помню, как мои родители из среднего класса перешли в разряд почти нищих. Как с этим протестовать?».

«Бывает, пришла первая строка, думаешь «о, круто!», вместе с ней на азарте сел и еще несколько написал, вылилось в несколько четверостиший, — рассказывает о собственной технологии производства стихов Олег, — Потом понимаешь, что ты куда-то не туда ушел в этих четверостишьях и первая строка сильнее, чем все остальное. Тогда приходится откладывать это все, потому что я сам пока не поверю, у меня очень развито критическое мышление по отношению к своему творчеству». Оно и неудивительно — Груз постоянно думает о том, что его стихи могут могут направить в определенную сторону. И если Олег Груз играет роль продюсера-Аида, то флоу должно вести прямо в Ад.  

«Один раз пришел на «Фабрику звезд», пусть ему земля будет пухом, Золотухин, — говорит Груз. — И он пытался фабрикантов научить стихи читать. И я тогда понял, что это мертвый жанр, это ни о чем, неинтересно. И если ты сознательно пишешь не в ритм, не два на два, не накрест, а просто так, как идет рэп, — нарифмовал и аритмию полную вызываешь, вот только тогда тексты начинают жить — потому что они из жизни. Я вот и сейчас ищу эту мысль, не говорю заученными фразами, ведь нужно представить момент для исполнителя. Потому что я знаю, что мои стихи «не читаются», мне жалуются много лет: «Не могу читать твои стихи!». А я говорю на это: «Их не надо читать так, как вот ты читаешь. Их надо читать так, как будто я просто с тобой разговариваю».  

Олег Груз

Премьера Ballantine's Noize MC's Hip-Hopera  состоится 7 июля в Tesla 4000.     

Дискография Олега Груза доступна в iTunes

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно