• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Noize MC и Юрий Квятковский о создании московской хип-хоп-оперы

5 Июля 2016 | Автор текста: Александр Кондуков
Noize MC и Юрий Квятковский о создании московской хип-хоп-оперы

Иван «Noize MC» Алексеев и Юрий Квятковский


© Юлия Майорова

Территория Винзавода, жаркий июньский день — самое время поговорить о судьбах русской поэзии и поиске идеального языка для русской поп-культуры второй половины «десятых».

Режиссер Юрий Квятковский и музыкант Иван «Noize MC» Алексеев задумали амбициозный проект в жанре музыкального театра, единственный показ которого состоится 7 июля. В нем Нойз играет Орфея — артиста, страдающего от давления продюсеров, самого страшного из которых изображает инфернальный Олег Груз — представитель могущественного хип-хоп-лейбла Gazgolder.

Олег Груз о своей работе в Noize MC's Hip-Hopera и новых песнях об «убитых бытом»

Нойз говорит, что с конкретно с лейблом Gazgolder у него проблем не было — один раз приехал в офис на встречу, прождал несколько часов, но с ним никто так и не встретился.

Иван «Noize MC» Алексеев и Юрий Квятковский, фото: Юлия Майорова 

О том, как прессуют лейблы 

«Самый жесткий прессинг я испытал на раннем этапе, когда у меня был контракт с Respect Production, — вспоминает Нойз, — Это был маленький и узкоориентированный лейбл. Они решили прогнать всех моих музыкантов и сделать из меня очередного рэпера, который гоняет в тур с диджеем».

Фото: Юлия Майорова

Как мучали артиста 

«Я просто риезжал на деловую встречу в лейбл, садился за стол и проводил там пять часов времени. Мне объясняли, что я лучшее из всего написанного мной — это говно. Так продолжалось, наверное, год или два», — рассказывает Нойз.

О сути проекта Ballantine's Noize MC's Hip-Hopera

«Нам дали большую красивую стену, надавали баллончиков и сказали: «Чуваки, здесь должно быть очень крутое граффити», — рисует ситуацию Нойз.

Фото: Юлия Майорова

О «трушности»

«Что в «Копах в огне», что здесь, мне хотелось сохранить некую «трушность», — говорит Юра. — У Вани в текстах это получается делать без напряжения. Меня поражает, что когда он пишет от лица героини, получается абсолютно бродвейский продукт».

Видео опубликовано Иван Алексеев (@noizemc) Июл 2 2016 в 2:36 PDT

Noize MC: «Остался разве что один непокоренный пик - записать масштабный шансон-альбом»

О муках творчества

Нойз сообщает, что каждый раз поиск парадоксального решения занимал массу времени. «Я порой сижу на студии, сочиняю очередной трек, захожу в логический тупик, понимаю, что сам с этим разобраться не могу, звоню Юре, и вместе с ним мы уже обсуждаем логические ходы».

Фото: Юлия Майорова

О хэппи-энде

«Нашим партнерам казалось, что такое мероприятие не может заканчиваться трагично», — заключает Юра, незадолго до этого говоривший о выматывающих переговорах с лояльными инвесторами.

О том, как впервые увидеть Нойза

«Это было в студии канала O2 ТВ, и я сразу понял, что у него есть своя аудитория, — говорит Квятковский, — Народу в студии было битком, герой вел себя нагло, все делал со знанием дела, зачитывал какие-то тексты. Странное сочетание для тогдашнего контекста О2 ТВ. Я тогда уже был начинающим театральным деятелем и начал наводить про него справки».

О профессиональном интересе к музыке

Квятковский вспоминает, что упорно шел к своей цели стать режиссером музыкального театра. При этом Юрий уточняет, что в основном он посещал постановки, анализ которых был бы полезен ему в будущем — например, оперы. «Я был дипломированным артистом, — говорит он. — А до того, как я стал артистом, я слушал рок. Лет в 12, скажем, «Алису», Nirvana». 

Фото: Юлия Майорова

О баттлах

Алексеев вспоминает, что сам участвовал во фристайл-баттлах лет десять назад — когда все решали не домашние заготовки, а уровень владения ситуацией и мастерство экспромта. «Тогда за короткое время нужно было сдать новую песню на заданную тему — возможно, упоминая оппонента. Ты мог действительно создать какой-то новый мир, показав с неожиданной стороны себя и свои мысли, — рассказывает Нойз. — А в современных рэп-баттлах все завязано исключительно на сборе компромата. Это желтая журналистская работа — нужно читать интервью, смотреть контент, который он выпускал, который ему близок и интересен. Гнилая работенка, это лично мне неинтересно. Я уж лучше оперу запилю».

Фото: Юлия Майорова 

О том, как получился творческий дуэт

«Буквально полгода назад ко мне в гримерку после какого-то концерт пришел Юра», — рассказывает Нойз. «Как Фортуна приходит по сюжету соблазнять», — добавляет Квятковский. «Мы начали просто сразу разгонять эту тему, придумывать, в каком ключе можно развить сюжет, — продолжает Алексеев, — Но мы сразу сошлись на том, что должен быть баттл, а Аид — это обязательно глава лейбла, который негативно пытается повлиять на Орфея и навязывает свое абсолютно коммерчески ориентированное видение — сатанинское. Тогда зацепились за какие-то вещи, а потом через неделю-две появился трек — репрезент Орфея. Такая классическая рэп-песня от лица персонажа по имени Орфей, который является рэпером но постоянно опирается на цитаты из мифов».


Noize MC и Юрий Квятковский

Премьера Ballantine's Noize MC's Hip-Hopera состоится 7 июля в Tesla 4000.   

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно