• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Джефф Бек о встрече с Джими Хендриксом и о новом альбоме

18 Июля 2016 | Автор текста: Дэвид Фрике
Джефф Бек о встрече с Джими Хендриксом и о новом альбоме

Джефф Бек


© Warner

В октябре 1966 года британский гитарист Джефф Бек внезапно покинул группу The Yardbirds в разгар гастролей по США. «Мы преодолевали порядка 600 миль в день в автобусе, забитом людьми, — с усмешкой вспоминает 71-летний музыкант. — А потом исполняли всего-то три песни. Я подумал: вот так мы себя и убиваем».

В данный момент Бек находится в туре со своим блюзовым кумиром Бадди Гаем, а 10 августа отметит 50-летие сольной карьеры. По этому случаю он устраивает концерт-ретроспективу в Голливуд-боул, где выступит с оркестром. Юбилей ознаменуется и выпуском новой книги Джеффа Бека — «BECK01».

Книга Джеффа — это непринужденный рассказ о двух пламенных увлечениях музыканта: гитарах и ремонте винтажных автомобилей. 15 июля у него вышел новый альбом «Loud Hailer», на котором не обошлось без обсуждения политической ситуации. Для записи альбома были привлечены новые соавторы — гитаристка Кармен Ванденберг, а также певица и автор текстов Рози Боунс. Они представляют дуэт Bones. Кроме того, Бек работает над  автобиографией, которая, возможно, будет экранизирована.

«Я весело жил, все это очень подходит для кино», — подчеркнул гитарист ближе к концу беседы с Rolling Stone, которая прошла во время репетиции тура в его доме в деревенской тиши Сассекса недалеко от Лондона. «Мне нравится мысль, что куча людей будут смеяться над тем же, что и я. Потому что моя жизнь — это один сплошной сюрреализм, просто безумие», — хохочет Бек. Надо сказать, что смеется он все время. «Мне нужно себя щипать, чтобы знать, что я до сих пор живой».

В последние годы вы плодотворно работали с женщинами: басистками Тэл Вилкенфелд и Рондой Смит, певицей Имельдой Мэй, теперь вот — Кармен и Рози. Что вам нравится в работе с представительницами прекрасного пола, если сравнивать с мужчинами?

Для начала, они лучше выглядят (смеется). Я встретил Кармен на вечеринке по случаю дня рождения [Роджера Тейлора из Queen]. Кто-то мне сказал, что она гитаристка. И она в разговоре неожиданно заявила: «О, я люблю Бадди Гая и Альберта Коллинза». Я подумал: «Ого, круто для 23-летней... девчонки» (смеется).

Женщины меньше склонны отстаивать свою точку зрения?

Нет-нет. Они создают особую атмосферу. Это хорошо сбалансированная команда. Давайте не будем забывать, что женщины тоже попадаются самоуверенные. Но пока я — босс, будет так: или слушайся, или иди вон (смеется). 

В таких песнях, как «The Revolution Will Be Televised» и «Thugs Club», чувствуется, что вы смотрите новости. И вам есть что сказать по этому поводу.

Это недавно началось. На гастролях ты живешь как лунатик, тебе сложно разобраться, что происходит. У меня в голове была концепция альбома. Я ежедневно залезал в Интернет и находил что-то ужасное, что происходит в мире. Я заразил этим и Рози.

Скажем, захожу на Youtube. Ищу, где ложь, а где — правда. Когда проигрываешь видео снова и снова, можно проанализировать мимику людей — политиков, комментаторов — и много чего увидеть у них на лицах. Я стал очень хорошо осознавать, как легко люди врут.

Фото опубликовано Rolling Stone Russia (@rollingstonerussia) Июл 18 2016 в 9:51 PDT

Я рассказал Рози о том, что хотел бы донести новым альбомом, и она законспектировала мои идеи. Первые пару дней она мне ничего не показывала. Потом написала вокальную партию для одного из треков, и мне буквально крышу снесло. Это было ровно то, что я собирался сказать. 

Может показаться, что мы потратили на альбом приличное время, но он был записан очень быстро. Недели за две все в целом было готово. Оставшееся время ушло на всякую ерунду. Сердцевина альбома была вообще создана за три-четыре дня.

В одной песне «Scared for the Children» слышится явный отзвук Джими Хендрикса.

Это вышло непреднамеренно. Его «Angel» состоит всего-то из четырех нот (напевает). От этого никуда не денешься. Сейчас я люблю Хендрикса как никогда. Я тут слушал отличный материал, который мне никогда раньше не попадался — концерт в Альберт-холле 1969 года. Те же самые песни, типа «Red House», но исполнение совершенно невероятное. Конечно, он оказал сильнейшее влияние на меня. С тех пор, как я выучил аккорды к «Little Wing», никто не может меня заткнуть.

Когда вы впервые увидели Хендрикса на сцене?

Это было, наверное, одно из его первых шоу [в Лондоне]. Крошечный подвальный клуб в Куиннсгейте. Модное место, посетители — в основном девушки от 18 до 25 лет, все разодетые — в шляпах и тому подобное. Джими в то время еще не был известен. Когда он вышел, я подумал: «О Боже». На нем был костюм в стиле милитари, и волосы, торчащие в разные стороны. Они забабахали «Like a Rolling Stone» Дилана, и я подумал: «Нда, я был гитаристом».

Вам удалось с ним близко познакомиться?
Насколько это было реально накоротке. Когда Jeff Beck Group выступали в The Scene [в Нью-Йорке в 1968], он приходил с гитарой почти каждый вечер, и я мог у него учиться. Однажды он пришел без своей гитары и играл на моей. А я под конец стал играть на басу. Есть фото: Джими в фокусе, [басист] Рон Вуд на заднем плане. Меня там не видно.

Все источники, где я читал о вашем выходе из состава The Yardbirds осенью 1966 года, утверждают, что это было спонтанное решение. 

Так и было. Я устал болеть. Со всеми этими переменами климата [в туре], мое горло очень страдало. Это был ад. Я не мог глотать из-за тонзиллита. Высадился в Лос-Анджелесе, а они продолжили с Джимми [Пейджем].

Кроме того, мы ввязались в это смехотворное шоу, «полный набор». Если у тебя нет хита, ты должен делать то, что тебе говорят. Джимми только что присоединился, поэтому, когда я ушел, это был своего рода удар. Я вернулся в Лос-Анджелес, и моя тогдашняя девушка какое-то время меня выхаживала. А моя мама сказала: «Какого черта ты там делаешь, ты хочешь остаться?». Но у меня истекла виза. Я получил телеграмму от правительства США, гласившую, что я должен уехать из страны.

Вы знали, чем хотите заниматься дальше как сольный артист?

В мгновение ока ты — никто. Ты больше не в The Yardbirds. Может быть, пара газет написали: «Джефф Бек ушел». Но так как группа смогла продолжить [с Пейджем], я был в каком-то смысле выброшен на обочину. Мне пришлось найти Стюарта, и вот тогда все началось снова.

В вашей книге «BECK01» есть фантастические фотографии Jeff Beck Group с Вудом и Родом Стюартом. Вы пытались воссоединить группу?

Это величайшая комедия ошибок. Я часто вижу Вуди на рождественских вечеринках — у Мика Джаггера и других общих друзей. Однажды я сказал: «Есть хорошая возможность в следующем августе». Он ответил: «Вау, я передам Роду». Потом он сказал: «Род просто в восторге». Прошли эти месяцы, в итоге он в тот вечер выступал в Вегасе. (смеется)

Род хотел сделать это в другой раз. Но скорее всего, он просто желал по-быстрому записать альбом за выходные. А я хотел сделать значительный поворот в сторону блюз-рока. Но у него это отняло бы слишком много времени.

Как складываются ваши отношения с певцами? Вы сотрудничали с такими крутыми вокалистами, как Стюарт и Мик Джаггер, но всегда недолго.

Однажды я сказал, что певцы — это всегда заноза в жопе. Конечно, они не такие. Но они не были центром всей концепции. Я хотел играть на гитаре. Однажды мне сказали: «Твое шоу — это не рок-концерт. Это твой бенефис». Но мне нравится, когда мою игру сопровождают вокалисты. Кто-то высказывал мнение, что между Родом и моей гитарой гармония, как в пьесах Гарольда Пинтера. Это захватывающе. Когда есть вокалист, то ты одновременно и часть концерта, и аудитория.

Известно, что у вас «говорящая» гитара, часто она выполняет функцию вокальных партий. С помощью гитары только голос можно сымитировать?

Нет, особенно со «стратокастером». У него очень изменчивый звук, из-за специфической тремоло-системы. Изначально это было сделано, наверное, для последнего аккорда в песне [издает протяжный звук и смеется]. Но Фендер еще не знал, что случится дальше. Подпружиненный рычаг стал частью меня. C ним я могу делать какие угодно выкрутасы, как если бы играл на стил-гитаре.  

Но я всегда любил играть мелодично. Иначе получается просто уродский звук. Послушайте великих гитаристов 50-х: они не пользовались этим мерзким индустриальным дисторшном. Они играли музыкальные композиции как соло — Скотти Мур, Клифф Галлап, Джанго Рейнхардт. В их соло-партиях не найдешь ни одной левой ноты. Я слушал их, и взял такой подход за правило.

«BECK01» документирует вашу «двойную жизнь» — между гитарами и классическими авто. Не боитесь повредить руки, когда залезаете под капот или под шасси?

Я более опасен на кухне. Однажды я резал морковь, и она укатилась влево. Нож прошел по касательной мне по пальцу. В общем, больше морковь я не режу. Шлифовальный станок — другое дело. Это моя вторая натура. Я хватался не за тот конец электрода, прожигал дырки на руках. С этим я справляюсь. Я это делаю с 16 лет. 

А как вы начинали?

Мой дядя брал меня с собой по выходным кататься на своей спортивной машине, у него была MG. Это было захватывающе. Зимой были проблемы — я замерзал. А он отказывался поднимать крышу. Но в 6-7 лет надо закаляться. Когда он ремонтировал машину, то говорил мне: «Вот, я нажимаю эту пружину, ты нажимаешь ту пружину, и эта емкость проходит внутрь». Когда я купил свою первую машину, и она сломалась, я точно знал, что делать. 

Самое интересное начинается, когда покупаешь инструменты. В итоге у тебя целая коллекция, и ты обретаешь чувство уверенности. Это экономит тебе деньги. А потом я научился тесать, и сварке тоже. 

Дело только в механике машины? А от вождения получаете удовольствие?

Ну если я знаю, что с ней все в порядке, мне не особенно интересно. Просто веду и веду. Меня больше интересует, как она устроена.

На одной из новых песен «O.I.L. (Can't Get Enough of That Sticky)» вы играете соло на банке из-под масла. Расскажите поподробней.

Я там играю на гитаре, сделанной из банки из-под машинного масла — такая старая металлическая банка объемом в галлон. Я ее нашел в какой-то гримерке. Там больше ничего не было, кроме дивана и мини-бара, а прямо по центру на полу стояла эта банка с торчащим из нее грифом. Я подумал: о Боже, это точно дело рук Билли Гиббонса [из ZZ Top]. И в самом деле, записка гласила: «Наслаждайся. С любовью, BFG». Я задался вопросом: «Можно ли на ней играть?». Подключил гитару, и она зазвучала просто чудесно.

Должно быть, странное чувство для парня, привыкшего к «страту».

У нее закреплен гриф, так что, когда подтягиваешь струны, он не гнется. Но играть на ней круто. Для слайда она тоже годится. Песня, кстати, была о техасской нефти — немного покопались в вопросе (смеется).

Еще я заметил в вашей новой книге письмо от великого джазового басиста Чарльза Мингуса. Он поздравлял вас с удачной версией его композиции «Goodbye Pork Pie Hat» [вошедшей в альбом Бека «Wired» 1976 года]. У вас осталось много подобных реликвий?

К несчастью, я — жуткий барахольщик. И чем больше дом, тем больше можно туда всего напихать. Я знал, что хочу сохранить это письмо, и вставил его в фотоальбом, так что оно выжило. Но много других вещей, картинок и всяких сокровищ, которые что-то значат только для меня, — все это просто куда-то пропадает. Например, у меня есть письмо от Барбары Стрейзанд. 

И что же она вам написала?

Не могу вам рассказать (смеется).

Ну, скажите! Наверняка, что-то очень интересное.

Комплименты, очень милые. 

Вы продолжаете регулярно гастролировать. Вас не беспокоит здоровье? Эрик Клэптон недавно мне сказал, что проблемы с рукой и со спиной могут помешать его гастролям.

Я в отличной форме. У Эрика проблемы с нервами — это, конечно, плохо. Будет очень грустно, если трудности повредят его игре. Я однажды растянул запястье, когда нес что-то тяжелое. И у меня со спиной все время сложности — пришлось делать операцию в нижней части. Но стоит немного полежать, и я снова прихожу в себя. И продолжаю таскать тяжести.

Блок цилиндров, например?

(смеется) Ну да.    

Джефф Бек

Альбом «Loud Hailer» в доступен в Apple Music, Deezer и на Яндекс. Музыке 

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно