• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Ода к ярости: октябрьский релиз Green Day и цели Билли Джо Армстронга

19 Августа 2016 | Автор текста: Энди Грин
Ода к ярости: октябрьский релиз Green Day и цели Билли Джо Армстронга

Green Day 


© Marina Chavez

Два года назад Билли Джо Армстронг ехал на машине по Манхэттену и уперся в толпу протестующих. Люди, разъяренные решением Большого жюри не привлекать к ответственности офицера полиции за убийство Майкла Брауна, заполнили улицы и спровоцировали пробку на несколько миль. Армстронга это сильно задело. «Я вышел из моей тачки и пошел вместе с участниками шествия, — говорит он. — У меня появилась возможность понаблюдать людей, которые протестуют против старого порядка». 

Неожиданное приключение Армстронга подтолкнуло его к созданию титульного трека с нового альбома Green Day «Revolution Radio» (выходит 7 октября) — собрания песен о хаосе в Америке 2016 года. Это совсем не концептуальный диск вроде «American Idiot» — здесь есть и абсолютно личные сокровенные песни, например, «Ordinary World», красивой баллады, которая завершает диск. Но большинство треков все-таки о столкновении с проблемами современного социума. Яростный трек «Still Breathing», по словам Армстронга, перетекает из «жизни наркомана к жизни бандита, затем к жизни матери-одиночки, а потом и солдата, а потом все переплетается вместе». 

Самый провокационный из номеров — это пилотный сингл «Bang Bang», написанный с точки зрения стрелка, который устраивает массовую бойню. «Безумная идея погрузиться в сознание человека вроде него, — рассказывает о своем герое Армстронг. — Я до сих пор не понимаю, что толкает людей на столь ужасные поступки. Я постарался это представить хотя бы немного, но при этом опасался быть в этом слишком претенциозным». 

Фото опубликовано Billie Joe Armstrong (@billiejoearmstrong) Авг 16 2016 в 12:56 PDT

«Revolution Radio» — это первый альбом Green Day с того момента, как Армстронг попал в реабилитационную клинику из-за своей зависимости от таблеток. Это обстоятельство заставило группу отменить множество концертов перед выходом трилогии дисков «¡Uno!», «¡Dos!» и «¡Tré!». Билли Джо восстановился, но очень скоро группа столкнулась с еще одной серьезной проблемой. У жены басиста Майка Дирнта Бритни обнаружили рак груди. Через некоторое время у гастрольного гитариста Джейсона Уайта диагностировали рак миндалины. Разговоры о том, что у трилогии альбомов скоро последует продолжение, очень быстро утихли. «Эти люди были членами нашей семьи. Я так себе это представляю, — говорит Армстронг. — В такой период довольно страшно заниматься творчеством». 

К счастью, в конце 2015 года и у Бритни Дирнт, и у Уайта началась ремиссия, и Green Day начали работу над новой пластинкой в их студии в Окленде. Продюсировали запись они самостоятельно — впервые с альбома 2000 года «Warning». «Если бы у меня был шанс, я бы сделал предыдущую трилогию более жесткой и сбивающей с толку, — говорит вокалист Green Day. — В тот момент мы были машиной, которая без конца выдавала материал. И мы шли туда, куда нас вели песни. Сейчас все было наоборот». Теперь Green Day ждут того момента, когда с новым материалом можно познакомить стадионы и спортивные арены по всему миру. «Я чувствую себя лучше, чем когда-либо в своей жизни, — заявляет Билли Джо. — И я так благодарен судьбе, что у меня такая группа — все мои друзья в ней отлично себя чувствуют и нам по-прежнему круто работать вместе». 

Вас не было видно четыре года. Предполагали, что перерыв так затянется?

Не было причины куда-то торопиться. Никто не говорил: «Ну что, начинаем новый альбом!» В первый же день после окончания тура в поддержку трилогии мы просто взяли перерыв. Просто начали заниматься своими ежедневными делами. А потом, словно из ниоткуда, появилась пара песен, с которых все и началось.

Ну началось, наверное, с какой-то конкретной?

Я перебрался в новую студию, которую построил в Окленде и начал там экспериментировать с разными риффами. Первой песней, которой я остался доволен, как раз и была «Bang Bang». А потом появился трек, который идет на новой пластинке первым — «Somewhere Now». Я начал записывать демо, а потом показал их Майку и Тре. Это был тест. Они поддержали меня всесторонне. 

Когда это было?

Два года назад. 

То есть два года ты вообще, получается, песен не писал?

Я снялся в фильме «Geezer» (партнершей Билли Джо в фильме выступила Сельма Блэр, — прим. RS) и написал «Ordinary World» как раз для этой ленты. Затем я написал музыку к пьесе «Эти бумажные пули». То есть в производстве музыки я не останавливался. Потом мы сделали совместный альбом с Норой Джонс. Новый альбом Green Day не был самоцелью. Просто все к нему пришло. Я был занят сразу в нескольких проектах, немного расправил крылья и потом понял, что пришло вдохновение для новой песни. Ей как раз и стала «Bang Bang». Просто так вышло.

Предыдущие три альбома Green Day были невероятно амбициозны. Думаю, ты в этот раз хотел попробовать что-то совершенно иное.

Думаешь? (Громко хохочет.) Мне кажется, что на диске просто очень хорошие песни. Если бы мне было нужно его полностью переделать, я бы переделал. А так все получилось грубо, немного неряшливо, но очень весело.

Последние два десятка лет Green Day работали со сторонними продюсерами. Почему этим диском вы решили заниматься без привлечения людей со стороны?

Ну мы просто поставили перед собой задачу, что на этот раз будем только мы и наш звукоинженер Крис Дуган. Хотелось почувствовать полную свободу, хотелось все контролировать лично. К тому же интересно было наблюдать, как начались творческие споры уже внутри Green Day. И, думаю, это подтолкнуло к новым победам. С точки зрения работы барабанщика «Revolution Radio» — это вообще лучшее, что сделал Тре за свою карьеру. То же самое я могу сказать и про Майка. Он даже специально брал уроки игры на басу, чтобы выйти на новый уровень. И они были правильно усвоены — партии Майка вышли особенно размашистыми. 

Это, наверное, был крутой вызов самим себе. До этого же вы работали с такими монстрами, как Батч Виг и Роб Кавалло.

Сложность была в том, чтобы оставаться узнаваемыми и интересными людям. Без стороннего взгляда это не просто. А вот собственно продюсирование и реализация разных крутых идей — это была лучшая часть работы. Мы как бы складывали головоломку, в которой все оказалось деталями единого целого - и тексты, и музыка, которая сплачивала нас втроем. На этой пластинке я, например, много играю смычком — совсем как Джимми Пейдж. Все, конечно, были в шоке: «О Боже! Мы никогда не слышали ничего подобного». Но для меня это оказалось вполне естественным — ак имитация струнной аранжировки. Смычок я использовал в «Outlaws» и «Forever Now». Было по-настоящему круто.

Некоторые поклонники сделали вывод, что «Still Breathing» — это песня о твоих личных проблемах последних нескольких лет, но на самом деле она звучит куда более универсально. 

Я старался. Не хотелось быть зацикленным на самом себе. (Смеется.) Я с куда большей охотой напишу о первом встречном, чем о собственном внутреннем мире. Думаю, этот трек сделает людей счастливее — они смогут себя в нем узнать. 

Сражения гитариста Джейсона Уайта и жены Майка с раком сыграли свою роль в создании пластинки?

Я не старался написать для них что-то особенное. Просто ситуация в целом на тебя влияла. «Черт побери, жизнь может быть безжалостной» - вот что вертелось в голове. Думаю, ситуация накладывала отпечаток на воображаемый альбом, который был у меня в то время в голове. Я никогда бы не опустился до того, чтобы написать песню о чьих-то семейных сложностях или чем-то подобном.

Но все это определенно тормозило процесс.

Конечно, я же не мог заставить людей заниматься музыкой в такой ситуации. В этом не было смысла. Да и сам я не хотел ничего делать. Это как нимб над головой потерять — без него процесс не пойдет. 

И потом вы начали работу.

Мы просто пустили все на самотек. Честно, так и было. Я отправился в свою студию под названием OTIS, подключил свои Marshall и Les Paul Jr. и сказал себе: «Вот сейчас и начнем». Так работа и началась. Я хотел, чтобы ударные везде звучали по-разному — как будто они относятся к разным персонажам. На протяжении первой недели мы занимались исключительно барабанами, чтобы найти нетипичный звук. Мы даже c тамтамами поработали — такой вот ботанизм.

Сколько все заняло времени?

Около пяти или шести месяцев. Но у нас было четкое расписание, по которому мы работали с полудня до пяти. Мы не хотели загонять себя в ночные сессии. 

Green Day. Фото: Felisha Tolentino 

Ты упомянул, что «Revolution Radio» в целом вдохновлена протестным маршем в Нью-Йорке, участником которого тебе удалось стать. Есть, что добавить?

Я просто был свидетелем всего этого контролируемого хаоса, который у нас всю страну захватил. И мне кажется, что люди хотели сказать: «Нас зря сбрасывать со счетов. Зря вы на нас забили». «Revolution Radio» говорит как раз об этом. 

А у всей пластинки есть какая-то направляющая тема?

Интересный вопрос. Все песни написаны перед президентскими выборами. Я использовал массу метафор, и я старался обострить тему, как всякий хороший панк-рокер и должен. Так что было очень интересно наблюдать, как песни вроде «Bang Bang» и «Say Goodbye» из метафорических превращались во вполне конкретные. Мне даже показалось, что я некоторым образом увидел будущее. 

О чем трек «Too Dumb To Die»?

Вот эта песня у меня особенно личной получилась. Она о том, как растешь в рабочей семье и не знаешь, какое будущее тебя ждет. А также о том, каково быть малолетним укурком. И потом там есть отсылка к моему отцу, который был членом профсоюза водителей грузовиков, и том, как я наблюдал, как он приходил после работы и отправлялся на пикеты. Я помню, что он постоянно чувствовал себя под ударом. Песня с подтекстом: «Ну что, правда что-нибудь в мире изменится?».

«Ordinary World» - отличная нота, чтобы на ней закончить диск.

После всего продемонстрированного хаоса, который есть на альбоме, хотелось дать что-то простое. Это и для поп-культуры в целом характерно, где все дико сложно устроено из-за огромного количества информации и социальных сетей. Вот про этот поиск простоты и рассказывает песня «Ordinary World». 

Пластинка выйдет за несколько недель до выборов. И ей суждено выразить весь хаос исторического момента?

Я тут могу судить только с моей личной точки зрения, но сейчас я наблюдаю максимальный хаос на выборах. Просто цирк уродов. Не хочу добавлять ничего больше, чтобы совсем не завестись. И я просто решил выразить это состояние в песнях. На моей памяти это первые выборы, которые идут в атмосфере страха и гнева. Всем страшно - оба кандидата никого не удовлетворяют. Всех просто погружены в свой гнев и страхи, нет надежды на спасение. Вот об этом и диск. Но прежде всего я хочу найти в себе части всей этой нашей общей проблемы.

Ты собираешься исполнять весь этот материал в туре?

Да. Думаю, что мы в скором времени объявим даты гастролей. Сейчас оттачиваем новые песни по классике - в гараже. Звучит все великолепно. Джейсон Уайт, Джейсон Фриз и Джефф Матика снова с нами в гастрольной команде, так что мы заново собрали всю банду. 

Скучаешь по гастролям? Это же вообще один из самых больших концертных перерывов в твоей карьере.

Скучаю, сто процентов. Никак дождаться не могу, когда снова поедем. Довольно сложно возвращаться домой и бездельничать. В такие моменты, если честно, ты начинаешь чувствовать себя безработным. Ты снова начинаешь искать цель в жизни. Это самое сложное бывает в перерыве между альбомами. Когда ты берешь паузу, ты на время отходишь от того, что любишь больше всего на свете. Это не поездка в отпуск, когда ты ненавидишь на самом деле и придумываешь: «Боже, мне срочно нужен отдых». Это тяжелая штука! Сначала все круто и ты убеждаешь себя: «Ну теперь-то я буду делать только то, что захочу». А потом через пару недель ты начинаешь ломать голову, чем бы тебе заняться. Так что сейчас все круто. И все ребята тоже рвутся в бой.

Я много раз видел, как ты выступаешь, и все время поражался, сколько в зале совсем юных зрителей.

Это большая редкость и наша большая награда. Не думаю, что многие могут так привлекать молодых фанатов, как мы. Я не то чтобы хвастаюсь, просто констатирую то, что вижу на протяжении многих лет. У нас всегда куча поклонников 15‒20 лет. А потом проходит десяток лет, и к тебе подходит 25-26-летний чувак и говорит: «Чертов «Dookie» был моей первой пластинкой». Или: «Idiot» был моей первой пластинкой». Или: «Nimrod» был моей первой пластинкой. Я уверен, что история через некоторое время и с нашим новым релизом повторится. Это всегда происходит, когда мы выпускаем новые диски. Думаю, замечательный факт! 

Циники всегда говорят «рок-н-ролл мертв». На ваших концертах как-то особенно не чувствуется. 

Типичная схема. Так можно скаазть о любом жанре музыки. Это все равно что ляпнуть: «Воздух мертв!» или «Вода мертва!». Мне даже неинтересно, почему люди так говорят. 

Green Day. Фото: Felisha Tolentino

Группе через многое пришлось пройти за последние четыре года. Что ты чувствуешь теперь, когда пластинка доделана и вы готовитесь к гастролям?

Невероятную благодарность судьбе за то, что играю в этой группе уже около четверти века. У меня стабильные отношения на протяжении 22 лет. Все мои друзья в порядке, они классные и я люблю с ними зависать. А они всегда говорят, что им интересно тусоваться со мной. (Смеется.) Все круто. Это отличное время, чтобы отправиться в тур в поддержку такой боевой пластинки. 

А ты с оптимизмом оцениваешь будущее страны или ты думаешь, что нас всех ждут темные времена?

Я оптимист, если честно. Множество людей, которые работают в новостных корпорациях и нагнетают обстановку, - это конченные мрази. Все в целом напоминает типичное реалити-шоу: «Посмотрите, во что превратились наши выборы». Но надо видеть и другое. Я думаю, что Берни Сандерс открыл целый новый мир — и не только как протестный кандидат. Он заронил разумное зерно даже внутрь Вашингтона. И я думаю, что молодые люди, которых он привлек во время кампании, через десять лет начнут активно голосовать и избираться в органы власти своих городов. Думаю, следующие 10 лет многое у нас изменят.

И последнее. Что должны твои фанаты вынести из «Revolution Radio»?

Блин, чувак. Я не знаю! Мне хотелось бы, чтобы они полюбили диск. И я надеюсь, что они будут петь песни хором, а мы потом следом будем подхватывать. 

Green Day

Альбом «Revolution Radio» выходит 7 октября.     

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно