• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Йенс Мелле, Digitalism: «Атмосфера бункера помогает работать»

22 Октября 2016 | Автор текста: Екатерина Мельниченко
Йенс Мелле, Digitalism: «Атмосфера бункера помогает работать»

Digitalism


© Digitalism

Впервые немецкий дуэт Digitalism попал на радары RS еще в 2007 году — тогда коллеги по работе в гамбургском магазине пластинок как раз начали выпускать не только ремиксы на номера актуальных инди-рокеров, но и собственные треки, которые впитывали лучшее из того, что обрабатывали Йенс Мелле и Исмаил Тюфекчи. Танцевальный синти-панк в духе Soulwax, Klaxons, Cut Copy — это была клубная музыка, которую могли отлично воспринимать и рокеры, и рейверы. Несмотря на то, что Digitalism чаще всего сравнивают с французами Justice и Daft Punk, сами они начинали совсем не с европейской электроники, а с хип-хопа. Теперь ситуация кардинально изменилась, и Digitalism стала признанными классиками, пережив многих из своих конкурентов. Релизов у них немного, но стильные немцы все время остаются на виду. 

17 и 18 ноября группа выступит в России — сначала в Санкт-Петербурге (клуб «А2»), а затем в Москве (Space Moscow). «В этом году мы выпустили альбом «Mirage», — рассказывает по телефону Йенс Мелле, который явно пребывает в отличном настроении и время от времени заливисто хохочет. — А с момента выхода предыдущего альбома вообще прошло пять лет. Все это время мы выступали, и на работу просто не было времени».

Концертный график у группы предельно насыщенный — наш телефонный разговор как раз проходит в день выступления Digitalism в Дрездене. «Но и студийная работа у нас не простаивала, — сообщает Мелле, — За пять лет паузы между альбомами мы выпустили несколько миньонов и синглов, так что точно знали, каким все должно получиться. Не было никаких дэдлайнов и, что очень важно, никто нас не торопил. Идей было много, пластинка получилась длинная, но работали мы быстро». 

Вы продолжаете сочинять в бункере? Это не плод больного воображения журналистов?

Именно там. Он, конечно, не такой заброшенный, как вы можете себе представить, и даже не подземный. Похож на обычный дом, который может стоять рядом, например, с вашим. Просто он без окон, поэтому похож на арт-объект, а не на сооружение времен Второй мировой войны. Мы используем его как студию вот уже пятнадцать лет — просто надоело работать с другими студиями, где все время постоянно занято другими артистами. А если у нас возникает вдохновение — можно не ждать, пока место освободится, а сразу ехать в бункер. Там полная изоляция. Это здорово, ведь такая атмосфера помогает работать. Ты находишься наедине с музыкой, и тебя ничто не отвлекает от работы. В общем, бункер ценен тем, что отсекает все лишнее. 

Так что звучание ваших альбомов — это саунд бункера?

Да, да, примерно так! Но «Mirage» записывали то в Лондоне, то в Гамбурге, потому что около Лондона у меня есть студия, которую мы тоже используем. Но она довольно неприятная и неудобная. Когда у нас появляется нужное количество идей, мы отправляемся в бункер — загружаемся туда на несколько дней. И ни за что не уходим домой, пока не выполним намеченный план. Мы с Измаилом очень трудолюбивы и всегда все доводим до конца. В этот раз работа над «Mirage» шла быстро и продуктивно. Мы начали сессии в марте прошлого года, а уже к сентябрю все закончили. Все остальное время думали, как лучше скомпоновать диск и его смикшировать. 

В рамках тура вы и в Россию заедете. Уже бывали тут? 

Имеем представление — приезжали как диджеи. Побывали в том числе и в Санкт-Петербурге, отлично провели время. Нам показалось, что электро тут вполне популярно. Сейчас продолжается большой тур в поддержку нового альбома — мы уже прокатились по Северной Америке, были в Европе и Японии, а в ноябре поедем в Чехию и Россию. Думаю, пришло наше время.

И нужно будет не забыть как следует утеплиться.

Лето было, кажется, было слишком жарким, так что здорово, что все меняется. Я вообще люблю, когда на улице холодно, а внутри студии или клуба тепло и уютно. Поэтому мне больше нравится выступать в закрытых помещениях. На открытых площадках мы выступаем только летом, когда публика в основном думает о том, как напиться. Для шоу это, конечно, хорошо, но вот с точки зрения артиста может быстро надоесть.

Вы плотно работаете с 2004 года. За эти годы многие поколения уже сменились, да и новые электронные артисты появляются почти каждый день. Как можно столько времени быть на плаву такой команде как Digitalism?

Непростой вопрос. Сейчас стало гораздо тяжелее получить признание у критиков или донести музыку до человека, который может стать твоим преданным фанатом. Да и вообще сложно выделиться — групп слишком много, процесс их создания поставлен на поток. В 80-е вам потребовалась бы минимум тысяча долларов для того, чтобы арендовать студию на пару дней. Теперь все можно сделать на ноутбуке. Сейчас больше шансов прославиться у тех, кто помимо классной работы в студии может и на сцене хорошо держаться. Мне понравился совет каких-то норвежских электронщиков: если создали группу, первые два года вообще ничего не выпускайте. И я с ним полностью согласен — нужно тренироваться и осваиваться. В наши времена уже никому не по душе мрачные студийные затворники.

А можно поподробнее про это.

Не нужно идти наперекор законам эволюции. В том числе и в музыке. Набор из множества интересных идей не всегда может привести к созданию крутой пластинки. А ведь ранние работы критики будут оценивать даже еще более пристрастно, чем ваши поздние. В результате, многие выпускают недоваренный материал, и, как следствие, группы распадаются. Гораздо важнее в первое время как следует отточить свое мастерство. 

Сначала вы создаете первую песню — вероятно, может получиться не очень круто. Потом вторую — точно будет гораздо лучше. Потом еще одну. Примерно после десятой вы поймете, в каком направлении стоит двигаться. Так вы найдете себя и сформируете свой стиль. 

Ваш опыт это подтверждает?

Определенно. Давным-давно мы начинали как диджеи и просто хотели написать немного собственной музыки, чтобы разбавить сеты. Через несколько лет работы над треками мы пришли к созданию дебютного альбома.

Ваши первые десять треков наверняка надежно спрятаны?

Не стоит их никому слушать (смеется). Они просто ужасны. В молодости, когда мы экспериментировали со звучанием и искали для себя правильное, мы написали огромное количество плохой музыки. Но это было частью профессионального взросления. Первый концерт тоже был хуже некуда, но это как-то удалось пережить. Много с тех лет осталось материала, но что-то пока нет времени даже переносить все эти черновики на компьютер.

Фото опубликовано Digitalism (@digitalism) Окт 19 2016 в 6:28 PDT

Рецензия RS на альбом группы «Idealism»

Как вы пришли к созданию Digitalism?

В школе мы с Иcмаилом очень любили хаус и слушали соответствующие радиостанции. Мы чувствовали себя особенными, потому что подростки обычно залипают на поп-музыке. Это была настоящая игра контрастов. Потом мы начали фантазировать, как этот хаус мог бы звучать в атмосфере клуба. В той самой запретной зоне, куда тебя еще не пускали в силу возрастных ограничений. 

Когда я первый раз попал в клуб, я понял, что звучащая здесь музыка просто изумительна. И попасть туда в качестве артиста стало мечтой. Если вы конкретно про нашу встречу, то с Иcмаилом мы познакомились на работе в магазине пластинок. У нас был примерно одинаковый круг любимых диджеев, а также схожие взгляды на техно и электронику. И еще у нас с ним нет никакого музыкального образования. Первая запись, которую мы сделали, была обычным ремиксом с использованием синтезаторов и наложенных эффектов. Никаких гитар, саксофонов. Но у нас уже была группа.

До сих пор пластинки покупаете?

Это одно из моих хобби! Круто, когда ты возвращаешься домой с кучей дисков, расставляешь их по полкам. Сейчас винил покупаешь только в том случае, когда ищешь что-то особенно ценное. То, что нельзя скачать в iTunes, например. Но это все исключительно для домашнего использования — ты же не поедешь на гастроли с коробкой винила.

Для вашего, наверное, понадобился бы отдельный грузовичок.

Вот именно. Ну или отдельная машина, как минимум — винил довольно тяжелый. Когда я работал диджеем в Гамбурге, в автобус приходилось загружаться с целой тележкой винила — выглядело, мягко говоря, странновато. Дико объемный, да и побить его легко. Так что в дороге обычно помогает цифровая версия своей коллекции.

Ну если вы до сих пор пластинки покупаете, значит, что и в эпоху Интернета будущее у физических носителей имеется.

Я искренне верю, что винил будет существовать еще, по крайней мере, лет двадцать. Сейчас его собирают в основном для того, чтобы пополнить свою коллекцию. Некоторые даже не слушают — просто, чтобы на полке стоял. Меня больше всего привлекает универсальность винила — тут свои ритуалы: пластинка, проигрыватель, правильная игла. Но время идет, и сейчас многие даже в Интернете пластинки не покупают — просто послушали там музыку, и на этом все. 

Но я все равно буду покупать винил. Он лучшего всего звучит и отлично выглядит. Я даже помню свою самую первую запись, услышанную на виниле — это был сборник какой-то, кажется, армянской или сирийской певицы. Даже не помню, откуда я его тогда взял, мне было лет семь. Тогда я даже не задумывался о том, что когда-нибудь приду к тому, чтобы записывать музыку. 

А когда задумались?

Где-то в середине 90-х, когда я как раз начал собирать пластинки. К этому времени я уже пытался самостоятельно писать музыку, получалось неважно. Но я слушал много хауса, и мне реально хотелось сделать что-то стоящее. Думаю, когда-нибудь к хаусу и вернусь.

Но многие начинают музыкальную карьеру даже не из-за того, чтобы писать треки как таковые. Ряд людей таким образом просто идет к славе, деньгам и обществу красивых девушек.

Не думаю, что это наш случай (смеется). Мы просто любим веселиться и делать то, что делаем. Еще круто видеть, как наша музыка делает людей счастливыми. Мне многого в жизни не нужно — просто иметь возможность видеть мир и не болеть. Болеть просто ненавижу, это самое худшее, что может быть в жизни. Для меня вообще неважно, как проходит мой день. Жизнь прекрасна во всех ее проявлениях, Можно перетаскивать коробки, валяться в кровати и размышлять над тем, зачем мне ее из нее вылезать. Ты можешь настраивать оборудование, как сегодня перед шоу в Дрездене, или сидеть в студии в холодный мрачный денек. А, может, просто расслабляться на скамейке в парке. Все по-своему здорово — совсем же не обязательно торчать в жаркой стране и смотреть на океан. Это тоже может быстро наскучить. Нам нравится выступать, видеть реакцию людей, хотя поначалу повышенное внимание тебя может и нервировать. 

Но вы же артист! Как вас это могло нервировать?

Это сейчас мне на сцене весело, а леть десять назад я просто ненавидел, например, петь. Честное слово!

Серьезно?

Конечно, я пел — и все смотрели на меня. А я ведь человек совсем другого склада, я не пел, даже принимая душ. Да и наша группа изначально не предполагала никакого вокала. Потом уже я понял, что так продолжаться больше не может. Пришлось учиться петь и вести себя на сцене.

Хотелось бы что-то изменить с тех времен?

Пожалуй что нет. Я даже не смог бы дать самому себе какой-то стоящий совет. Да и в молодости я бы и не послушал ничьих советов. Это не самый подходящий для того возраст. Если действовать, получая советы, вы сами ничему не научитесь. Вам могут объяснить, что сделать, если сломается драм-машина. Подкрутить тот винтик, этот. Но если это случится перед многотысячной толпой? Вы тогда все сами будете решать, без подсказок. Никакие теоретические знания и советы тут не помогут.

Кажется, у вас предельно четкая картина мира. А вас беспокоит, что в мире безотносительно музыки происходит?

О политике мы стараемся не говорить. Это смущает, это мрак — все эти беженцы, кризисы. И набор вопросов по этому поводу тоже вполне стандартный: «Куда мы катимся?», «Что за хрень?». Конечно, я смотрю новости, что-то читаю в Интернете, и я в курсе всего, что в мире происходит. Но это не значит, что нужно обязательно говорить по этому поводу умные вещи. Можно в себе и ошибиться.

Тогда закончим на глупом вопросе. Назовите трех женщин, с которыми вы хотелось сходить на свидание?

Отвечу с легкостью, но, боюсь, жена рассердится. Давайте напишем, что вместо этого я хочу сходить на свидание с женой! (смеется). Конечно, она вряд ли раскопает этот материал, но в современном мире, знаете ли, лучше лишний раз не рисковать! 

Digitalism

EP «Destination Breakdown» доступен в Apple Music 

17 ноября дуэт выступит в Санкт-Петербурге («А2»), в 18 ноября в Москве (Клуб Space Moscow).

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно