• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Рожденные революцией: Как Green Day стали громче, быстрее и злее

27 Января 2017 | Автор текста: Брайан Хайат
Рожденные революцией: Как Green Day стали громче, быстрее и злее

Green Day


© Mark Seliger

Не так давно Билли Джо Армстронг заставил свою группу записать сразу три альбома в один присест, а потом очутился в реабилитационной клинике. Затем он и его группа были приняты в Зал славы рок-н-ролла, так что доказывать уже было, по сути, нечего. У Билли Джо Армстронга есть четкие правила для Green Day. Самое главное состоит в том, что каждый альбом и тур должны перетекать в следующие. Группы, которые делают паузы, по его мнению, возвращаются в дело уже совершенно другими.

Армстронг всегда сравнивал трио с винтажным спортивным автомобилем, который «всегда должен быть на ходу, иначе он будет просто стоять и ржаветь». Они могли репетировать по шесть раз в день — как гаражная группа, которая готовится к первому концерту. «Это было просто смешно, — говорит басист Майк Дирнт, — но и прекрасно в то же самое время. Мы пахали без остановок 20 лет и не давали себе шанса расслабиться».

Постепенно группа набирала обороты — размах становился все больше, а амбиции все грандиознее. В 2004 году был записан «American Idiot» — один из самых напыщенных рок-альбомов, вышедший, кстати, во времена, когда на хорошую гитарную музыку был явный дефицит. Укурки-нигилисты из рабочих районов — Армстронг, его друг детства Дирнт и барабанщик Тре Кул — начали играть на стадионах, скорее подходящих по размеру Queen. Тогда же у них появилась привычка красить глаза. 

Еще больше сил они потратили во время работы над продолжением — пластинкой «21st Century Breakdown», на которой были сильные песни, но чрезмерная серьезность артистов и пафос подкрались с изрядным коварством. Чего стоила только «American Eulogy: Mass Hysteria/Modern World».  «Все стало таким апокалиптичным, — говорит Армстронг. — Мы потеряли в дурашливости — том компоненте Green Day, который лично я очень любил».

В 2012 году Армстронг, время от времени уходивший в глубокие запои, окончательно потерял всякий контроль над собой и своими перспективами. Даже когда он машинально сочинял и записывал песни для злополучной трилогии — «¡Uno!», «¡Dos!» и «¡Tré!» («мы с этим перестарались»), музыкант довел себя до того, что «был удивлен, когда просыпался наутро живым». У Билли Джо были жена, дети-школьники, но в голове творился такой кавардак, что даже смерть его особенно не страшила: «Я вел себя как жуткий эгоист». 

Теперь Армстронг уже четвертый год в завязке. Причем он пытается бросить и остальные дурные привычки, приобретенные им за долгую музыкальную карьеру. Green Day только что закончили работу над новым альбомом «Revolution Radio». Релиз пластинки намечен на 7 октября. Посвежевший после самого длительного перерыва за 28 лет карьеры, Армстронг больше не считает группу нежным винтажным автомобилем, который может развалиться после нескольких дней стояния в гараже. «Все это полная чушь, — дважды повторяет он с улыбкой, сидя в сером плюшевом кресле на верхнем этаже новенькой студии в Окленде, напоминающей люксовую мансарду элитного ночного клуба. «Я получил суровый урок. Не может быть энтузиазма ради самого энтузиазма. Ты должен перестать прыгать выше головы. Мы начинали врать себе. Да и во мне что-то перегорело. Нужно было остановиться». 
Впервые за более чем 15 лет Green Day выпускают обычный альбом: просто дюжина песен без всяких фокусов. «Мы трое — я, Билли и Тре — все время подбадривали друг друга, — рассказывает Дирнт. — Все было как на репетициях «Kerlpunk» (их второго диска 1992 года, — прим. RS) — мы не думали, что записываем нечто особенное». 

Green Day на обложке Rolling Stone. Фото: Марк Зелигер

Группа рассматривает диск как возвращение к истокам — по типу того, как U2 совершили перезагрузку в 2000 году альбомом «All That You Can't Leave Behind». «Мы задумались, кем мы теперь должны быть? — говорит Армстронг. — Ответ был очень прост — давайте будем прежними Green Day. Green Day — это круто».

21 сентября 2012 года Билли Джо устроил очередную дикую выходку в своем стиле — на музыкальном фестивале iHeartRadio, через неделю после выхода альбома «¡Uno!» он вышел в стельку пьяный на сцену и устроил там погром. Увидев мигающий сигнал, означавший, что время их выступления вышло, он пришел в бешенство, стал выкрикивать в толпу грубости, что могло бы стать забавным, если бы он не перегнул палку. «К чертям это дерьмо! Мы играем, черт возьми, с 1988 года. И вы даете мне только одну чертову минуту на выступление? Я вам не гре**ный Джастин Бибер! Вы ублюдки! Вы, черт возьми, издеваетесь надо мной». Он расколошматил вдребезги гитару, а Дирнт сделал то же самое с басом из солидарности. 

Музыканты пришли к выводу, что, даже невзирая на плачевное состояние Армстронга, они, наверное, не должны были принимать приглашение участвовать в попсовом фестивале. «Если ты панк — то это навсегда, вот на чем мы всегда стояли», — говорит Билли Джо. Он одет как типичный рок-папочка, которым и является — черные джинсы, черные кеды Converse, черная рубашка с небрежно повязанным галстуком в горошек и не совсем сочетающийся с ними коричневый кардиган. В его гриве иссиня-черных волос, по форме напоминающей гнездо, уже заметна седая прядь, но щербатые зубы, которые он никак не починит, несмотря на свой статус, выдают в нем все того же мальчишку. Кроме того, Билли Джо постоянно пребывает в состоянии легкой ажитации — как будто за углом его поджидает инспектор по делам несовершеннолетних. 

«Иногда ты чувствуешь себя простолюдином среди вельмож, но винить мы должны только самих себя, что загнали себя в такую ситуацию. У нас была возможность отказаться, — он делает паузу. — Если честно, чувак, я не помню ни слова из того, что орал тогда со сцены».

Дирнт согласен со всем, что тогда сказал со сцены Билли Джо. Но вот поддержать деградацию друга басист никак не мог. «Он зашел слишком далеко. А он, черт возьми, даже не понимал этого. Тогда я ему сказал: «Все. Хватит! Пойми, я не готов играть с тобой, когда ты в таком состоянии. Ты должен прийти в норму». Армстронг лег в реабилитационную клинику, а пока вокалиста не было, Дирнт писал ему ободряющие письма, приправленные грубоватым реализмом. «Когда мы пройдем через это и опять будем вместе, — писал он ему, — то мы либо станем сильнее, чем когда-либо, либо не станем».

В течение многих лет Армстронг периодически пытался завязать с алкоголем и наркотиками собственными силами, но даже когда в 2003 году его арестовали за вождение в нетрезвом виде и эта история прогремела в прессе, лишь немногие близкие к нему друзья понимали, насколько у него серьезная зависимость. Музыкант Джесси Малин, давний друг Билли Джо, вспоминал, как во время концерта сайд-проекта Green Day под названием Foxboro Hot Tubs в 2010 году, когда группа выступала в буквально залитом пивом клубе в Нью-Йорке, Армстронг прямо на сцене достал свое хозяйство и помочился на публику. Я всегда думал, что это у него такой настрой. Я тоже вытворял подобное, но трезвый. А в случае с ним это уже был сигнал бедствия». В жизни Малина и Армстронга было и множество других попоек, поначалу казавшихся просто баловством, когда Малин и Армстронг угорали всю ночь напролет, умничая относительно любимой музыки. Они могли проболтать всю ночь, споря о том, была ли заимствована часть мелодии из песни The Clash «Death or Glory?» группой The Replacements для их «Little Mascara»

Отлично знающий Армстронга Майкл Майер, режиссер бродвейской версии «American Idiot», называет его самым дееспособным алкоголиком из всех, кого он когда-либо знал. «Нельзя сказать, что он пил или употреблял наркотики постоянно, — говорит Майер. — Но со временем он стал входить в штопор, и ему все труднее было восстанавливаться».

Постепенно Армстронг совсем потерял форму. «Может быть, снаружи я еще выглядел нормально, — говорит он, — но в реальности у меня были большие проблемы. Мои жизненные устои дали трещину». Билли Джо сомневается в том, что был бы жив, если бы не завязал с наркотиками. И он очень рад, что все обернулось именно так. «Я хочу остаться один в своем гнезде, — говорит он, подчеркивая, что дети выросли (младший сын Джейкоб заканчивает школу). — Я хотел бы видеть, как мои дети набираются опыта самостоятельно. Я бы хотел, чтобы они никогда в своей жизни не столкнулись с тем мраком, что пережил я».  


 

Green Day в начале 90-х. 

Армстронг говорит, что к трезвости он пришел довольно естественно — без насилия над собой.  Ему безразлично, выпивают ли его друзья в его присутствии или нет. Он научился получать наслаждение даже от таких дней, когда ничего особенного не происходит — когда он просто может проснуться утром и пойти гулять со своими четырьмя собаками — («Моджо, Микки, Рокки и Клео — звучит прямо как название группы»), позависать в недавно открытом в Окленде магазине гитар «Broken Guitars», зайти посмотреть, как дела в студии, вернуться домой к ужину и «смотреть «Игру престолов», как обычные чуваки».

Два года назад Билли Джо Армстронг и его жена Адриенн отмечали 20-летие свадьбы и по этому случаю решили вновь дать друг другу обет верности на церемонии в Лас-Вегасе. Позже той же ночью он экспромтом сформировал супергруппу из присутствовавших гостей — Тима Армстронга из Rancid, а также Малина, Даффа Маккагана и Тре Кула. Они отыграли неплохую программу из каверов в местном клубе. 

Эта вечеринка стала настоящей свадьбой Билли Джо и Адриенн, поскольку в далеком 1994 году как таковой свадьбы и не было — просто все собрались на заднем дворе дома и каждый пришел со своим пивом. («Некоторые дружки приносили аж литрухи».) «Надо отдавать себе отчет, что мы с Адриенн росли и взрослели вместе, — говорит Армстронг. — Вместе воспитывали детей. Мы были всегда моложе, чем другие родители». (Иногда они с женой могут сыграть что-нибудь вместе — однажды Армстронг записал сингл вместе со своей Адриенн и детьми и разослал всем друзьям вместо рождественских открыток.)

Студией Армстронга управляют его сыновья, оба выбрали музыкальную карьеру. Джои — барабанщик в сравнительно известной инди-группе SWMRS. Джейкоб — солист в собственной группе а-ля The Strokes со звучным названием Jakob Danger, уже успевшей выпустить сингл на модном лейбле Burger Records. «Мне очень приятно наблюдать за развитием Джейкоба, — говорить Армстронг. — Он хоть и тихоня, но я уверен, что в один прекрасный день он и Джои придут ко мне и скажут: «Пап, давай вместе что-нибудь запишем». Мне Джейкоб однажды сыграл свои песни. Я был в шоке, говорю: «Откуда только все это берется?»

Типичный стандарт Зала Славы — средний возраст и миллионы на счету — не для Green Day, которые по-прежнему любят делать все сами и своими руками. Все любят что-то мастерить. Дирнт, например, получил подряд на строительстве большого дома в Беркли несколько лет назад, причем выполнял заказ успешно и тщательно, пока нынешний владелец не попросил остановить строительство и щедро отблагодарил за выполненные работы. Армстронг недавно отремонтировал двигатель старинного «Форда-Фальконе», нанеся имя Джои Рамона на капот в качестве финального штриха. «Я каждый день возвращался домой весь в машинном масле, но двигатель починил», — говорит он. 

Майк Дирнт и Билли Джо Армстронг за работой в оклендской студии. Фото: Chris Dugan.

«Revolution Radio» тоже можно назвать ручной работой. Участники группы сами его спродюсировали и работали в почти что секретной обстановке. На ежедневной основе в студии были только они и их давний звукоинженер Крис Дуган. Своему лейблу Warner Bros. о существовании диска они не говорили практически до окончания работы.  «Иногда лучше, чтоб никто не знал, что ты делаешь. Так легче работается, — говорит Дирнт. — Никто не висит над душой: «Ты еще не закончил этот материал?» И ты работаешь не потому что ты должен, а потому что просто хочешь это делать».

Армстронг с усмешкой говорит о группах, которые находят себе передовых продюсеров и приглашенных знаменитостей для гостевых выходов. «Мы всегда посылали к чертям все предложения привлечь кого-то еще, чтобы записать хит, — говорит он с фирменной ухмылкой. — Нам это не нужно. А те, кто это делает, просто мокрощелки». 

Они записали альбом в новой студии Армстронга Otis — в восстановленном старом здании в Окленде, откуда группа родом. На входной двери висит пластинка Чака Берри, винтажный музыкальный автомат наверху набит сорокопятками из личной коллекции Армстронга (от «Keep on Knocking» Литтл Ричарда  и «Anyway, Anyhow, Anywhere» The Who до «Orgasm Addict» Buzzcocks). На журнальном столике лежит старое издание Zap Comix. На стене в гостиной — огромный флаг Калифорнии, рядом — постер постановки Алана Фида «Rock'n'Roll Halloween Party» в гарлемском Apollo Theater 1955 года. В коридоре — шкафчик для личных вещей из школы, где учился Армстронг. Раритет подогнал его брат, который там был сторожем и стащил его во время ремонта. Внутри шкафа- реальная наклейка с концерта Green Day 16 марта 1990 года. («С ума можно сойти, да?» — говорит он, показывая на нее.)

Само рабочее пространство студии — прямоугольной комнаты с деревянными полами и рядами ламп на потолке — до абсурда крохотное. В некоторых профессиональных студиях кухни гораздо больше. Группа закончила работу над альбомом в июле, но комната все еще набита оборудованием. Чтобы звучание барабанов было подобающим в песнях, предназначенных для исполнения на больших аренах, музыканты выставили микрофоны в коридор и маленький туалет, примыкающий к основному помещению. «Таким образом мы можем удовлетворять естественные надобности, не уходя с рабочего места, — совмещать, так сказать, приятное с полезным. Единственный совет — не оставляй после себя дверь в туалет открытой и включай вытяжку», — шутит Тре Кул. 

 

Билли Джо Армстронг и Нора Джонс, с которой они записали совместный альбом. 

Запись альбома проходила довольно легко, а вот попасть в студию было непросто. Дирнт в это время переживал не самые лучшие дни в своей жизни — у его жены Бритни, с которой он прожил вместе 6 лет, был диагностирован рак груди. Сейчас ей лучше и она проходит стадию ремиссии после «девяти операций, химиотерапии и остального дерьма». Дирнт из солидарности побрился наголо, и семья на 8 месяцев переехала на юг, чтобы сконцентрироваться на ее лечении.

Наличие у них двух несовершеннолетних детей делало ситуацию еще более душераздирающей. «Худшее, что можно придумать для детишек, — это оставить их без лучшего из родителей, — мрачно шутит Дирнт. — Но она не только лучшая из нас двоих, но и более сильная. Я бы в такой ситуации давно бы ползал по полу и говорил: «Сдаюсь!» Дирнт обладает классической для бас-гитариста твердостью характера — такой человек всегда должен быть рядом в трудную минуту.

Лечение жены при этом оставило Дирнту достаточно свободного времени для дальнейшего совершенствования своей техники игры. Он ноту за нотой разучил композицию Стиви Уандера «Sir Duke». Затем он пошел дальше и стал заниматься с учителем по классу джазовой бас-гитары. Но когда Армстронг предложил заняться новым альбомом, Дирнт заявил, что ему нужно больше времени на подготовку. «С одной стороны, победа над раком даровала тебе шанс на новые перспективы, но с другой — ты не можешь вот так сразу вырваться из тех переживаний и примчаться с корабля на бал, — вспоминает Майк. — Я сказал тогда: «Нет, чувак. Я не готов. Дай выдохнуть. Мне нужно время чтобы справиться с эмоциями».

Тре Кул тоже особо не горел желанием возвращаться к работе. Он был в бессрочном свадебном путешествии со своей новой женой Сарой Роуз. Ей около тридцати, она музыкант и на свадьбу выкрасила волосы в фиолетовый цвет. Однако благодаря ей ударная установка теперь находится в гостиной дома, где они живут сейчас. «Мы немного попутешествовали по Европе и Мексике. Были на Ямайке и Белизе, — рассказывает Кул. — Чувствовать себя обновленным и делать то, что хочется — это прекрасно». 

Ударник вырос в Мендосино, штат Калифорния, в сельском районе, где живут одни хиппи, и кажется, что Тре до сих пор не особенно привык к цивилизации. В 43 года он решил заиметь на голове волосы цвета черничного мороженого на палочке — и это не считая того, что его зовут Тре Кул. В общем, этот человек как никто другой готов тянуть в группе лямку «60-летнего жеребца, играющего песни Green Day». Он даже поинтересовался у Чарли Уотса о секретах творческого долголетия ударника. Совет Чарли особо полезным назвать было сложно — «пей энергетики и слишком сильно не стучи».

Что касается Армстронга, то идея сделать перерыв в его понимании была равносильна тому, чтобы поднять личную производительность до безумия. Он записал альбом кавер-версий Everly Brothers вместе с Норой Джонс, а также сымитировал песни The Beatles для постановки по мотивам произведений Шексира «Эти бумажные пули» для Yale Repertory Theatre. Также он поиграл в качестве концертного гитариста со своими любимыми The Replacements.  

Армстронг заметно изменился после своего бродвейского дебюта в мюзикле «American Idiot», где он исполнил роль Святого Джимми — сдувшегося рокера. Этот проект, вероятно, породил в нем интерес и к некоторым иным веществам. («Это была его особенный технический прием вхождения в роль», — вспоминает Малин), но одновременно это не отбило у него желания попробовать себя в других амплуа. Билли Джо начал тщательно подыскивать себе роль в кино, перечитал тонну сценариев и в итоге остановился на роли бывшего музыканта-бунтаря, а ныне отца-одиночки, переживающего кризис среднего возраста, в драме с рабочим названием «Geezer».   Таким образом, в 44 года он дебютировал в кино и сразу получил главную роль. Как говорится, лучше поздно, чем никогда. Название фильма в ходе съемок было изменено на «Обыкновенный мир». Выход на экраны запланирован на октябрь — через неделю после релиза «Revolution Radio»

В фильме Армстронг практически не покидает экран, вполне натуралистично играя очень подходящую для него роль. Под стать ему и партнеры — Фред Армисен и Сельма Блэр. Режиссер и автор сценария Ли Кирк вдохновлял Армстронга очень просто — он предложил ему прикинуть вариант, что его жизнь сложилась по альтернативному сценарию. Такому, как показано в ленте. Герой фильма выпустил свой первый диск на крупном лейбле приблизительно в то же самое время, что и Армстронг, но в кино дело на том и застопорилось. Кирк вспоминает, что для наглядности сюжет выглядел так: «А что, если альбом Green Day «Dookie» 1994 года не продался бы тиражом в 10 миллионов». 

Съемки в кино раззадорили Армстронга — теперь он хочет продолжать. «Черт возьми, дружище, я хочу больше играть. Я хочу попробовать мюзиклы, хочу все перемешать. Тут не нужно никакой спешки, чтобы добиться идеального конечного результата. Когда мы снимали «Обыкновенный мир», я вообще не понимал, что делаю. Теперь же я могу сказать — это один из самых замечательных опытов, полученных мною в жизни».

Тема кризиса среднего возраста, затронутая в фильме «Обыкновенный мир», всплывает и в альбоме «Revolution Radio» — впрочем, лирика Армстронга всегда чутко отражала аутсайдерские настроения у подростков. «Иногда, когда сидишь один дома, ты ощущаешь духовную неустроенность, и ты пытаешься понять, кто ты есть на самом деле. И тогда ты спрашиваешь сам себя: «Что ты честно мог бы рассказать о себе самом прямо сейчас?» 
Альбом начинается с композиции в духе The Who «Somewhere Now», в которой Армстронг испытывает чувство «духовного надлома». «Вокруг сплошной мрак и я пытаюсь вырваться оттуда, — объясняет он. — Это в целом главная тема нашего произведения».

Билли Джо Армстронг в фильме «Обыкновенный мир». 

Альбом также обнажает тот надлом в современном обществе, который Армстронг называет «Америка в опасности». «Мир сейчас выглядит как обложка старого альбома Dead Kennedys», — говорит он. Билли Джо прав — например, участились случаи полицейского произвола (он уже писал об этом в своих песнях в 90-х). Реакцией на это стали протестные марши движения Black Lives Matter. «Я думаю, моя задача сейчас заткнуться и слушать, — говорит он. — Все белые должны заткнуться и слушать. Они действительно не имеют понятия, что реально ощущают афроамериканцы. Если полицейский без причины стреляет в безоружного человека или сажает его за решетку для собственной выгоды, это значит, что у нас в стране серьезные проблемы, и первое, с чего надо начать — с просвещения. Не пытайтесь следовать Blue Lives Matters (движение, оппозиционное Black Lives Matter), не пытайтесь следовать All Lives Matter. Просто заткнитесь и следите за происходящим. А затем после этого двигайтесь вперед».

На следующий день после внезапного релиза песни «Bang Bang» — первого сингла с альбома «Revolution Radio» — ударник Тре Кул едет на своем «вольво» 1963 года по Джилман-стрит в Беркли в сторону клуба, где все и началось. Где когда-то были заброшенные магазинчики, как отмечает он, теперь современный жилой дом, а внизу продуктовый магазин Trader Joe's.  За полмили до клуба двигатель его авто закипает и глохнет, нам приходится остановиться. «Сломалась», — радостно объявляет музыкант. Мы толкаем автомобиль до ближайшей парковки, где без сожаления бросаем. Может, это был знак свыше от каких-то там панк-богов, запоздалая кара за то, что когда-то они подписали контракт с крупным лейблом и продались за монеты, но мы это игнорируем и просто топаем пешком в пустой клуб. Дом 924 по Джилман-стрит до сих пор управляется домовой коммуной — как и в то время, когда Green Day начали здесь выступать в конце 80-х, прежде чем Кул присоединился к группе. Это было небольшое кирпичное здание, которое можно легко проскочить, даже если идешь пешком — примерно так же, как и Sun Studios в Мемфисе. «Выглядит не очень», — с неожиданной нежностью говорит Кул. Окна заклеены плакатами молодых групп, которые тут регулярно выступают. Упоминавшийся ранее коллектив сына Билли Джо Jakob Danger тут довольно популярен. («Прямо как в кино», — скажет позже Армстронг о таком очередном витке спирали истории.)

Фото опубликовано Green Day Official (@greenday) Ноя 23 2016 в 12:37 PST

Ода к ярости: октябрьский релиз Green Day и цели Билли Джо Армстронга

Кул и его собратья понимают тот факт, что альбому «Dookie» больше лет, чем, скажем, «Dark Side Of The Moon» было в 1994 году. «Я еще, помню, прикалывался, когда «Dookie» и «Insomniac» только вышли, что когда-нибудь нас будут крутить по радио как классический рок — наряду с Led Zeppelin и тому подобным. Типа, вот будет веселуха, — вспоминает Кул. — Так все и получилось — включаешь рок-радио, а там за Led Zeppelin сразу мы». 

Обманчивая простота мощных аккордов Green Day вдохновила больше молодых групп, чем грандиозные шоу KISS, да и сейчас ситуация, кажется, не изменилась. Армстронг недавно был на выступлении сына Джейкоба и засек там ангелоподобное гаражное трио — Destroy Boys. Они, как и Green Day, выпустили свой первый альбом еще в школе.  Когда мы с Билли Джо зависали в его любимом магазине «Broken Guitars», раздался стук в дверь: «Эй! Это мы, Destroy Boys». Ангелочки притащили майку с логотипом своей группы, ну а Билли Джо немедленно принялся позировать в ней для их Instagram.

Green Day постоянно привлекали внимание молодых фанатов — на их концертах полно школьников, чего не увидишь на шоу других групп их поколения. Но в прошлом году — через месяц после введения в Зал Славы — Green Day вновь вернулись в дом 924 по Джилман-стрит, чтобы сыграть закрытый концерт для своих старых фанатов первой волны. Это было как встреча школьных выпускников начала 90-х. Клуб был забит панками, большинство из которых были в уже в преклонном возрасте. «Меня аж слеза пробила, — вспоминает Армстронг. — Очень трогательно смотреть на эту толпу, видеть знакомые лица — тех, кто раньше носил пирсинг и красил волосы в фиолетовый цвет, а теперь они все седые». Многие из них стали учителями, артистами, писателями — но все они использовали панк-культуру, подобно Армстронгу, «как дверь, ведущую наружу, к возможности выразить себя в какой-либо творческой области». 

«Это как случайно встретить старого друга,  — говорит Билли Джо. — И вы начинаете наперегонки вспоминать все, что произошло за эти 40 лет, что вы не виделись, и тут ты понимаешь, насколько сильно изменилась твоя жизнь. Целая жизнь, черт возьми. Но мы все еще тут!» Армстронг вздыхает. «И если бы это было последнее выступление в моей жизни, — наконец говорит он, — я бы ушел счастливым». 

Green Day

Альбом «Revolution Radio» доступен в Apple Music, Deezer и на Яндекс. Музыке     


Площадь «Revolution»: Путеводитель по новому альбом Green Day

«Revolution Radio» — первый альбом Green Day за последние 15 лет, где нет никаких фокусов — ни заумных концепций, ни «тройного» формата. Зато есть пламенные политические речи и жаркие эмоции. Билли Джо Армстронг рассказывает о них. 

«Revolution Radio»

«Дайте мне горячих телок и бензина!» — поет Армстронг в этом рок-гимне. Он рассказывает, что идея песни пришла к нему в Нью-Йорке два года назад, когда он увидел демонстрацию движения Black Lives Matters. Тогда он еще не знал, кто они такие. Он просто вышел из машины и пошел вместе с толпой по 8-й авеню, скандируя: «Руки вверх, не стрелять! Тогда мне показалось, что я выбрал правильную сторону».

«Bang Bang»

Самая скоростная и наиболее агрессивная песня с альбома. Она стала первым синглом. Армстронг поет от лица убийцы-психопата. («Я полуавтоматический одинокий парень, / Ты убит, / Я хорошо насытился»). «Самое страшное, что при погружении в этот образ, — вспоминает Армстронг, — у меня реально начинала кружиться голова». 

«Still Breathing»

Наркоман на грани смерти, игрок, готовый поставить на все, и раненый солдат на линии фронта — это все персонажи яростной, но правдивой оды Green Day стремлению выжить. «Иногда мне хочется избежать слишком тяжелого звучания, — признается Армстронг. — Но получается таким вот образом». 

«Troubled Times»

Зловещий рок-номер, демонстрирующий Америку на грани катастрофы — полную расистских волнений и экономического неравенства. «Я бы хотел сказать, что слова «мы живем в тревожные времена» — это всего лишь клише. Но, к сожалению, это не так», — комментирует Армстронг. — Трамп наживается на человеческих страхе, ненависти и отчаянии».  

«Say Goodbye»

Армстронг по-своему отреагировал на кадры теленовостей с солдатами и военными грузовиками на улицах Фергюссона, штат Миссури: «Я спросил сам себя: «В какой стране мы живем? Чем это отличается от Арабской весны?», — говорит Билли Джо. 

«Outlaws»

Плотное звучание песни напоминает времена молодости панк-трио. «У меня сразу появилось чувство ностальгии по славным денькам, когда мы с Майком взламывали автомобили и крали кассеты и лампочки», — вспоминает Армстронг. 

«Youngblood»

Эта романтическая композиция записана в среднем темпе и посвящена Адриенн Армстронг, на которой Билли Джо женат уже 22 года. «Мне было легко написать про нее, потому что она прекрасна, — говорит Армстронг. — Она как кедр в лесах Миннесоты».

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно