• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Встречная полоса: как Грэм Нэш покончил с семейной идиллией на Гавайях

3 Февраля 2017 | Автор текста: Дэвид Брауни
Встречная полоса: как Грэм Нэш покончил с семейной идиллией на Гавайях

Грэм Нэш


© Amy Grantham

Грэм Нэш до сих пор точно не знает, по какой стороне улицы нужно идти, чтобы не напугать людей. Об этом Нэш рассуждает, двигаясь сквозь запруженный людьми тротуар в Ист-Виллидж. Сегодня он в джинсах, рубашке из денима, его седая грива развевается на ветру, а сам он выступает гордо и величаво. Он ненадолго останавливается, чтобы сделать фото на фоне стены, завешанной постерами, и демонстрирует новую татуировку, сделанную на левом предплечье, — пересекающиеся черные линии в форме вегвизира — исландского символа компаса. «Посмотришь на нее и сразу задаешься вопросом: «А в какой стороне север?», — объясняет Грэм. — Это метафора всей жизни». 

Вот уже многие десятилетия Нэш считается одним из самых больших тружеников в мире рока. Он жил на Гавайях со своей женой Сьюзан Сеннетт, они были вместе 38 лет. У него работал собственный бизнес цифровой печати, а также в обязанности Нэша входил надзор за всеми изданиями коллектива Crosby, Stills, Nash And Young. Но в 74 года настало время радикальных перемен. Музыкант развелся и переехал в Нью-Йорк. «Променял одни джунгли на другие», — говорит он. Теперь у него новая подруга — кинорежиссер и фотограф Эми Грэнтем. В свои 37 лет она младше Грэма практически в половину. «Очень интересно, как люди на это реагируют, — говорит Нэш. — Я понимаю, что они изумлены. Но ничего с этим не поделать — я оставил позади отношения, которые никому не были нужны, а Эми стала для меня новым светом в жизни». Об этом он как раз рассуждает на своем альбоме этого года  «This Path Tonight». «Мне пришлось пройти через эмоциональный хаос в моей жизни, и все, что мне оставалось, — это бесконечно работать», — говорит он. 

Трансформация началась сразу после выхода книги его мемуаров 2013 года «Дикие истории», которая, в частности, рассказывает о его давнем романе с Джони Митчелл, а также о самых непростых для понимания годах в истории проекта CSNY. Там вообще о многом рассказывается предельно откровенно — от наркотических похождений Дэвида Кросби до подробных описаний болей в распухающих ногах. Но тогда Грэм еще боролся за будущее своей группы. В 2010 году CSN начали работать над альбомом каверов под руководством Рика Рубина, но проект, который должен был заново вдохнуть жизнь в карьеру ветеранов, так и не был реализован. Нэш с горькой иронией вспоминал, как он пытался мотивировать всех остальных на работу, и, с его точки зрения, это все напоминало миф о Сизифе, который толкал огромный камень на вершину горы, а потом тот скатывался обратно. «В общем, терпение у меня кончилось», — резюмирует Грэм Нэш. 

Серьезные трения начались в 2014 года, когда Кросби сначала проехался по новой подружке Нила Янга Дэрил Ханне, а потом назвал мемуары Нэша «слишком зацикленными на персоне автора, поверхностными и полными откровенного вранья». С тех пор Нэш и Кросби не разговаривают. «Протухли наши отношения, — говорит Грэм. — Раньше мы с ним были заодно, но теперь это время уже далеко позади».  Н

о если с остальными участниками группы начался полный разлад (квартету, кстати, в 2019 году исполнится полвека), лично для себя Нэш увидел новую перспективу. «Только после ее выхода я начал понимать, что мне удалось сделать в жизни, — говорит он. — И те моменты, которые я раньше считал самыми счастливыми, на самом деле ими не были. Тогда я себя и спросил, долго ли мне еще сидеть на берегу океана или стоит все-таки пойти туда, куда влечет сердце». Грэм Нэш был как раз в расцвете своего личного кризиса, когда его представили Грэнтем, которая со своей белокурой гривой вполне могла напомнить ему молодую Митчелл. Это было за кулисами концерта CSN в Нью-Йорке. «И с первого момента стало понятно, что во мне внутри что-то перевернулось», — говорит он. 

Нэш до сих пор поеживается, вспоминая, как новость о разводе подействовала на его троих взрослых детей. Некоторые из его друзей тоже этого не поняли. Фотограф Генри Дитц, который снимал обложку альбома Crosby, Stills & Nash, а несколько лет назад посетил поместье Грэма на Гавайях, вспоминает, что, несмотря на общую расслабленность, некоторый нерв чувствовался уже тогда: «Он просто созрел для того, что будет делать то, что хочет, а не действовать из соображений, что он привязан к конкретным людям, и это само диктует ситуацию». 

Летом Нил Янг рассказал Rolling Stone, что он пока не видит возможности участвовать в CSNY в будущем — это стало для Нэша большой новостью. «Ну он прав, наверное, — говорит Грэм. — Чего загадывать? Я вот так на них зол, что они последнюю работу своим безразличием запороли, что даже не хочу с ними разговаривать. Но если Кросби придет ко мне и сыграет песни четыре, которые меня порвут на части, кто будет вспоминать о том, что я там думал раньше? И прошлые конфликты не будут иметь значения».

Когда Нэш не в туре, он живет в Нижнем Манхэттене в съемной квартире. Он сам закупает туда мебель и наслаждается тем, что теперь держит свою жизнь под контролем. Также они с Грэнтем сейчас занимаются работой над фотоальбомом. «Моя жизнь полностью изменилась, — говорит он. — Я либо самый безумный из чуваков, которых вы знаете, либо самый смелый. Честно говоря, пока сам не понял». 

Грэм Нэш

Альбом «The Path Tonight» доступен в Apple Music  

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно