• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Торстен Кинселла из God Is An Astronaut о русском туре, загулах и Эде Ширане

10 Апреля 2017 | Автор текста: Наталья Шиняева
Торстен Кинселла из God Is An Astronaut о русском туре, загулах и Эде Ширане

God Is an Astronaut 


© Пресс-служба

В преддверии российского тура ирландского пост-рок проекта God Is an Astronaut гитарист и основатель группы Торстен Кинселла побывал с RS на прямой связи из ирландской глубинки, рассказав про своего брата-близнеца, дисциплине внутри группе, своем понимании музыки как чистого искусства, отношение к пьянкам, загулам и Эду Ширану, и пообещал звучные и визуально красивые концерты. 

 

Группа отмечает свое пятнадцатилетие — на протяжении всех этих лет ты играешь вместе со своим братом Нильсом, который не просто родной брат, но брат-близнец. Наверное, это тяжко? 

Вовсе нет. Конечно, когда мы с Нильсом были детьми, то постоянно дрались, ну а кто нет? Но с возрастом у нас сложились прекрасные взаимоотношения. У нас единое понимание того, что из себя должна представлять группа в музыкальном ключе, кроме того, вместе мы с легкостью принимаем и все бизнес-решения.

«Разница между настоящей музыкой и поп-музыкой ровно такая же, как между профессиональной борьбой и армрестлингом»

 

Такие отношения с братом — скорее, исключение. Взять хотя бы печально известный пример Ноэля и Лиэма Галлахеров, чьи сложные взаимоотношения помешали им сохранить Oasis

Да, это так. Но те двое со своими сложными, практически невыносимыми характерами и сделали Oasis тем, чем была эта группа. Постоянные искры и ссоры между Галлахерами создавали ту самую химию, которая так притягивала людей. Это было прекрасно, но не могло длиться долго. Поэтому я для своей группы предпочту другую историю: мы с Нильсом всегда смотрим в одном направлении.

 

Как вообще можно выдержать 15 лет в коллективе, не сломаться и сохранить желание создавать музыку с теми же самыми людьми?

У меня нет ощущения, что прошло уже 15 лет, это время пролетело незаметно. Залог успеха — колоссальное терпение и взаимопонимание. Мы с парнями постоянно вместе: если не в туре, то репетируем, если не репетируем, то пишем музыку, а если не занимаемся творчеством, то встречаемся с агентами, букерами, звукозаписывающими лейблами и обдумываем будущее группы. Но все это доставляет нам радость. Наверное, если ты нашел дело по душе, то будешь в состоянии заниматься им всю свою жизнь, несмотря ни на что.

 

Вы собираетесь в масштабный тур, есть какие-то четко установленные правила, которым группа обязана следовать в поездке? Например, не напиваться до беспамятства, не курить, не зависать с девчонками, не тащить фаст-фуд в автобус? Насколько строгая дисциплина в команде, и кто ее устанавливает? 

У нас царит демократия, единственное правило — не пить перед концертом, потому что это может негативно отразиться на выступлении. Все остальное — на усмотрение каждого, они ведь взрослые люди. После концерта каждый свободен делать все, что угодно, главное, чтобы это не помешало нам вовремя быть в аэропорту или на вокзале и отбыть в следующий пункт назначения. 

 

Ограничения по части выпить — звучит как-то не очень по-ирландски.

Ну, во-первых, у нас с Нильском немецкие корни, так что мы не совсем ирландцы. Во-вторых, мне кажется, это скорее, клише — то, что ирландцы постоянно пьют и дерутся. Вообще ведь все люди разные.

 

Что, даже и внутри коллектива никогда не ссоритесь? 

Не припомню ни одной крупной ссоры. Иногда разве что могу отчитать тех, кто не может заставить себя вовремя явиться на саундчек. Но это, пожалуй, все — не было такого, чтобы кто-то из нас на кого-то орал или, тем более, лез драться. 

 

Ради чего вообще вы с Нильсом основали свою группу? 

Разные люди это делают в силу разных причин: кому-то нравится восхищение, которое испытывают к ним поклонники. Кто-то очарован рок-н-рольным образом жизни. Лично я делаю это ради искусства и только ради искусства. Только чистое созидание. 

 

А как же деньги? Неужели они вообще не имеют никакого значения? Бытует мнение, что играя инструментальную музыку достаточно сложно добиться коммерческого успеха.

Деньги вообще для меня не имеют никакого значения и никогда не имели. В том же, что касается инструментальной музыки — нет, я не согласен. Есть множество инструментальных коллективов, которые добились успеха и которым удается играть свою музыку и зарабатывать при этом на жизнь. Взять хотя бы нас для примера: самый первый альбом God Is an Astronaut мы записали исключительно ради своего собственно удовольствия, не думаю о деньгах или успехе. Но людям понравилось, мы стали популярными, хотя совсем к этому не стремились. Конечно, мы никогда не будем такими же популярными, как, например, Бейонсе, но нам это и не нужно. Разница между настоящей музыкой и поп-музыкой ровно такая же, как между профессиональной борьбой и армрестлингом. Поп-музыка всегда будет существовать, но это не искусство, это индустрия развлечений. Великая инструментальная музыка Моцарта или Бетховена останется на века и переживет любую попсу.

 

Но в настоящем стадион «Уэмбли» собирают поп-исполнители, а не симфонические концерты.

Конечно, людям — особенно в Англии и Ирландии — нравится подпевать Эду Ширану, а радиостанции ставят в ротацию треки длиной не более 3 минут. Это дань времени. Но ведь и сейчас есть исключения — Radiohead, например. 

 

 

Никогда не думали переехать в Лондон? Ведь намного легче творить, будучи окруженными рекорд-лейблами, букинг-агентствами — в самом центре музыкальной индустрии? 

Лондон можно было по праву считать центром музыкальной индустрии в конце 90-х, но он уже давно потерял эту роль. Сейчас это просто большой космополитичный город, куда ты периодически приезжаешь, чтобы сыграть концерт. Роль современного Лондона в музыкальной индустрии сильно преувеличена. То же самое касается и Нью-Йорка. Можно жить угодно, хоть в центре пустоты и создавать прекрасную музыку, добиваясь при этом успеха — Sigur Rós прекрасный тому пример. 

 

Кстати, о лейблах — все свои альбомы вы записывали на собственном лейбле Revive Records, но не так давно подписали контракт с австрийским Napalm Records. С чем связано такое решение? 

Мы никогда не стремились к тому, чтобы подписаться на каком-то лейбле, мы справлялись своими силами, нас все устраивало. Но ребята из Napalm Records сами на нас вышли, хотя, повторюсь, нас абсолютно не интересовало их предложение. Но уже при первой же беседе представитель лейбла Себастиан поразил меня своей осведомленностью, умом и пониманием того, как все обстоит в музыкальной индустрии. Мы думали, что новый альбом получится выпустить уже в этом году, но оказалось, что нам нужно чуть больше времени. Так что теперь планируем новый релиз на апрель следующего года. 

 

Будем надеяться, что так и будет. Судя по фотографиям, которые вы выкладываете в социальных медиа, каждый концерт God Is an Astronaut сопровождается очень красивым световым шоу. Российский тур не станет исключением?

Конечно, нет — с нами всегда путешествует Доуэлл — прекрасная девушка и наш очень талантливый инженер по свету, неотъемлемый член нашей команды, без которой нельзя представить ни один наш концерт. Она будет создавать всю визуальную красоту, пока мы будем трудиться на сцене над звуковой составляющей. 

 

Российский тур God Is an Astronaut:

13 апреля — Санкт-Петербург, «Аврора»

15 апреля — Москва, YOTASPACE

17 апреля — Красноярск, Circus

18 апреля — Новосибирск, «Отпуск»

19 апреля — Екатеринбург, «Дом Печати»

 

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно