• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Goldfrapp о том, как Инстаграм и тайны природы отразились в звуке их нового диска

11 Апреля 2017 | Автор текста: Мора Джонстон
Goldfrapp о том, как Инстаграм и тайны природы отразились в звуке их нового диска

Goldfrapp


© Mute

Седьмой альбом электронного дуэта Goldrapp «Silver Eye» построен вокруг образа Луны — серебряного глаза, висящего в небе. Кроме того, эффектные визионерские песни с пластинки объединяют темы ритуалов и трансформации. Оформлено все нужным образом — с холодной электроникой и пронизывающим торжественным вокалом Элисон Голдфрэпп

Несмотря на то, что стиль дуэта легко узнаваем, музыканты двинулись и в новом направлении. Продюсером пластинки выступил Джон Конглтон (Сент-Винсент, Джон Грант), а также среди тех, кто работал над важным британским релизом, значатся Бобби Крлик из The Haxan Cloak и гитарист Лео Абрахамс. Визуальным оформлением альбома занималась лично Элисон, которая также сняла клип на пилотный сингл «Anymore»

Музыканты поговорили с RS по телефону, чтобы обсудить «природную» тематику альбома, желание сделать саунд помрачнее и то, как Инстаграм подарил им полностью новое визуальное мироощущение. 

 

Когда началась работа над пластинкой?

Элисон Голдфрэпп: Примерно два года назад. Мы гастролировали в поддержку «Tales Of Us» около полутора лет. Потом мы отвлеклись, чтобы поработать над пьесой, для которой также написали музыку. Пьеса была таким современным взглядом на греческую трагедию. Понадобилось немало времени для того, чтобы сделать саунд, заметно отличающийся от других наших пластинок — «Supernature» и «Head First». Хотелось все совсем по-новому оформить. Одной из наших новинок стало сотрудничество со сторонними соавторами. 

 

И вы начали привлекать людей вроде Бобби Крлика. 

Уилл Грегори: Мы оба были знали о The Haxan Cloak. Идея о том, чтобы кого-то привлечь, появилась из-за того, что мы все время мечемся, думая то так, то эдак. Возможно, третья голова помогла бы нам быстрее искать свежий подход. Я думаю, что мы уже тогда знали, что «Silver Eye» должен быть более мрачной и минималистичной пластинкой, чем у нас обычно выходят. Крлик был отличным кандидатом на роль этой третьей головы — нам очень понравилась его работа с Бьорк над «Vulnicura». Его собственные штуки тоже впечатляли. К тому же оказалось, что он очень скор в работе.

 

Как вы решили, что центральным образом диска будет Луна?

Голдфрэпп: От Луны на диске действительно много. Думаю, это все из-за того, что на нее все время смотрю. Это успокаивает — хоть что-то в этом мире почти не тронуто людьми. Там существует тайна. В повседневной жизни уже нет никаких секретов.

Грегори: Как это называется, когда она становится красной? Кровавая Луна?

 

Кровавая луна, да.

Голдфрэпп: Образ кровавой Луны появлялся еще на «Tales of Us». Это постоянный источник вдохновения. К тому же природа нам постоянно подкидывает и другие темы. Мне нравится противопоставление органики и строгой механистичной музыки. Тут же можно вспомнить и о противостоянии человека против природы. А также науки против природы, идеи ритуалов и мистицизма. Вулканы и пустыни вдохновляли многих художников на всем протяжении истории. Это настоящая метафора нашей психики — и примеров тому масса. 

 

Видео на «Anymore» получилось поразительным. Особенно контраст между пустыней и красным нарядом. 

Голдфрэпп: Ну это же природные цвета, разве не так? Они огненные и...

Грегори: Земные.

Голдфрэпп: Земные и напоминающие о многих вещах — крови, смерть, вулканы, о вещах, в прямом смысле пузырящихся под поверхностью. Драматичные, неистовые штуки. 

 

Вы стали клипмейкером, ваши фотографии использованы для оформления «Silver Eye». Интересная трансформация.

Голдфрэпп: Это была идея Уилла, на самом деле. Но получилась акция со значением — «я возвращаюсь в фотографию». Кроме того, была и практическая польза — не надо было никому платить за снимки. Но это было действительно весело. К тому же мы всегда предлагали режиссерам клипов свои идеи, но все заканчивалось тем, что все транслировалось через сознание другого человека. Делать все самим было более правдиво.

 

Какие камеры вы используете для фотосъемки? Я знаю, что у вас в инстаграмке есть снимки вашего авторства.

Голдфрэпп: У меня есть цифровая камера для съемки автопортретов. Она похожа на брелок — с ней я выгляжу так, как будто собираюсь открыть автомобиль ключом. Это странно. Камера — обычный Canon 5D.

Инстаграм вернул меня в фотографию. Это действительно интересно — такой мощный инструмент, не правда ли? Фотография вывела автопортреты сами по себе на совершенно новый уровень. Очевидно, мы делали автопортреты на протяжении сотен лет, но теперь они перед нами в массовом объеме благодаря Инстаграму.

Автопортрет Элисон Голдфрэпп. 

Я люблю исследовать аккаунты других людей. Перед тобой словно мир открывается. Я люблю наблюдать за жизнями других людей — например, за теми, кто живет в Нью-Мехико, в пустыне. Или за людьми, с которыми никогда бы в жизни не столкнулась. Это круче, чем твиттер или фейсбук — это же просто фотографии. 

 

Вы репостили снимки (продюсера «Silver Eye») Джона Конглтона. Что вас привело к работе с ним?

Голдфрэпп: Его Инстаграм, между прочим, весьма забавен. Там много смешных вещей. 

Грегори: У него такой английский юмор, да?

Голдфрэпп: Да, он довольно ... что за слово?

Грегори: Терпкий?

Голдфрэпп: У него и саунд такой немного. Работать с ним было довольно необычно. 

Грегори: У него в голове сразу готовые треки — от первой ноты до самого конца. Он эдакий продюсер-соавтор. Перед началом работы он, кстати, сказал, что никогда раньше не работал с почти законченным проектом.

Голдфрэпп: Мы все написали.

Грегори: Мы хотели, чтобы он выбросил лишнее. И он от многого избавился. Кое-что все-таки потом понадобилось, как мы поняли, но все равно процесс был очень полезен. Вот есть, например, вещь, на которой, как тебе кажется, все держится. И тебе никогда не придет в голову ее убрать. А он от нее бесстрашно избавляется. Это все равно, что бросать в воздух всякие штуки и смотреть, что прилипло к потолку, а что упало вниз. Вот у него такой метод.

Голдфрэпп: Бесстрашный — это очень подходящее для него слово. Он говорит то, что думает, и совершенно этого не стесняется. Это очень помогает — нам всем нужно с таким мнением сталкиваться время от времени. 

Грегори: Нам же не надо, чтобы продюсер у нас спрашивал, что мы там думаем. На это просто нет времени. 

Фото из инстаграма Элисон Голдфрэпп 

Элисон, у вас была просто невероятная фотография огромного глазного яблока в Далласе.

Голдфрэпп: Думаю, что это отлично иллюстрировало то, что происходило в моей голове в то время. Каждый раз, когда я занавеску отдергивала, этот глаз смотрел на меня. Очень странно внутри делалось от этого. И еще эта жара — в августе в Далласе просто невыносимо. 

 

Это как-то повлияло на создание песен? 

Грегори: А разве не чувствуется такой жар в этих песнях, нет?

Голдфрэпп: Да, марево, мираж — ты очень к месту это упомянул. 

 

Как появилась песня «Become The One»? Я читала, что источник вдохновения — документальный фильм «Мой трасгендерный летний лагерь»? 

ГолдфрэппЭта песня вообще одна из моих любимых. Она про девушку из этого фильма. Очень трогательно было за ней наблюдать. В конце она говорит: «Я не меняюсь. Я становлюсь человеком». Удивительно, когда у тебя появляется возможность сказать такое. Вы можете и к своей жизни эту фразу применить. Если хватит пороху посмотреть вглубь себя, можно там увидеть совершенно другого человека, может быть, даже незнакомого. Возможно, я так иногда и про себя думаю — я же всегда в процессе трансформации! 

Goldfrapp

Альбом «Silver Eye» доступен в Apple Music

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно