• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Как Дэнжер Маус и Сэм Коэн создали каверы для «Человека в высоком замке»

21 Апреля 2017 | Автор текста: Джейсон Ньюман
Как Дэнжер Маус и Сэм Коэн создали каверы для «Человека в высоком замке»

Дэнжер Маус и Сэм Коэн


© Brian Sam

Когда Amazon попросили Дэнжера Мауса и Сэма Коэна написать воображаемый саундтрек к сериалу «Человек в высоком замке», выполненному в формате антиутопии, они совсем не собирались записывать политический альбом. 

«Просто пара ребят решили записать крутую музыку, — скромно оценивает свои начинания Дэнжер Маус (настоящее имя Брайан Бертон). — На большее мы не претендовали. И вы знаете, во что это все превратилось. Если вы связываетесь с творческими людьми, про вопрос времени можно забыть». 

Спустя пять месяцев — 148 дней с 8 ноября 2016 года, если быть точным — «Человек в высоком замке» из фантазии о тоталитарной реальности превратился в констатацию того, что происходит в Америке на самом деле. Сериал снят по мотивам романа Филипа К. Дика 1962 года, а сюжет повествует о том, что было бы если бы союзники проиграли Вторую Мировую, а контроль на Соединенными Штатами был бы разделен между Большим нацистским рейхом и Японскими тихоокеанскими государствами. За гражданами Америки ведется тотальная слежка, их гражданские права никого не волнуют.

Боб Боуэн — музыкальный шеф Amazon Studios — хотел создать аналог винтажной радиопередачи под названием «Радио сопротивления», которая могла бы вещать в качестве бонуса к сериалу. Набрав несколько каверов старых песен в исполнении современных артистов, он отправилася к Бертону, чтобы попросить его о создании нескольких номеров. Настрой Бертона был скептическим. 

 

«Если вы будете записывать стандарты 60-х с участием разных исполнителей, это практически гарант повторения пройденного, — говорит продюсер. — Это и на бумаге выглядело непривлекательно и совсем не походило на то, чем я обычно в музыке занимаюсь. 

Но после этого Бертон пообщался с Сэмом Коэном — своим другом и соавтором, который также был подписан на лейбле Брайана 30th Century Records. Они записали несколько тестов, где пел Сэм, и поменяли свое мнение относительно проекта Amazon. 

«Resistance Radio: The Man In The High Castle Album» — это своеобразная запись. В коллекцию вошли каверы от Бека, Норы Джонс, Карен О, Келис, Grandaddy и других артистов, которые берутся за баллады, сочиненные в 1962 году (когда развиваются события сериала) или ранее. Уже сейчас понятно, что пластинка будет претендовать на звание одного из лучших альбомов годов, а в своем жанре ее вообще едва ли кто-то обойдет. Временные рамки стали преимуществом создателей саундтрека. В мире сериала не подразумевалось The Beatles и психоделического рока, а в вымышленной телевселенной доминировали печальные стандарты «The House Of The Rising Sun», «I Only Have Eyes For You» и «Can't Help Falling In Love».

Вполне вероятно, Бертон и Коэн преуменьшают политическое значение пластинки. «Запись альбома каверов для Amazon — это не самая радикальная политическая вещь, которую я делал в жизни», — говорит Коэн. Впрочем, во времена, когда гонениям подвергаются даже кавер-группы Спрингстина, невозможно воспринимать, скажем, печальную версию «The End Of The World» Скитера Дэвиса от Шэрон Ван Эттен в отрыве от политической ситуации. 

«Это плод нашей любви к музыке, саунду и нотам, — говорит о проекте Коэн. — Но если люди воспринимают это как акт сопротивления Трампу, я совершенно не против. Я скорее на этой стороне. Если вы переборщите с нравоучениями, но вас с восторгом поддержат те, кому ваши взгляды близки, но вы резко оттолкнете тех, кто с вами не согласен. Это патовая ситуация: в нашей стране люди боятся быть резкими. Отсутствие внятного разговора о политической ситуации — это проблема Америки, которая находится в состоянии застоя. На альбоме под названием «Радио сопротивления» мы собрали песни, которые всем нравятся. И они звучат в государстве, находящемся под полным тоталитарным контролем. И слушателям можно сделать соответствующие выводы».

После того как Бертон и Коэн согласиль участвовать, Боун отправил продюсерам предварительный список из полутора сотен песен, с которых стоило начать формирование компиляции. Дуэт начал исследовать возможности трансформации песен, но время явно было не на их cтороне. Второй сезон шоу стартовал в середине декабря, и у Брайана с Сэмом было всего четыре недели, чтобы выбрать песни, записать музыку, пригласить 16 разных вокалистов, смикшировать и выпустить пластинку. 

Дуэт записал музыку для каверов на «Taste Of Honey» Бобби Скотта и Рика Марлоу, «Get Happy» Гарольда Арлена и спиричуэлс «Motherless Child». Эти треки были использованы для того, чтобы привлечь потенциальных вокалистов. Большую часть музыки писали, не зная, кто в итоге будет петь. Первым запись своей вокальной партии закончил Джеймс Мерсер из The Shins, так что кандидаты впоследствии получали и его трек тоже. «К каждому письму с предложением мы добавляли его микс, — говорит Бертон. — Типа вот как все может быть». 

В режими цейтнота Бертон и Коэн научились делать несколько вещей сразу. Скажем, Бертон работал с вокалистами в Лос-Анджелесе, а Коэн находился в нью-йоркской студии, записывая дополнительные партии струнных и духовых. «Процесс шел постоянно, — говорит Коэн, который лично микшировал альбом и был руководителем команды музыкантов. — Каждый день я получал примерно пять смс от Брайана: «Можешь загрузить это и вот это? Я думаю, что тот-то и тот-то могут записаться, но им нужен материал прямо сейчас». 

Музыканты с радостью откликались на приглашение поучаствовать в уникальном проекте. Для многих из них это стало возможностью признаться в любви к давно обожаемым песням. 

«Мне повезло в том плане, что я получил полный список на ранней стадии и после его изучения сразу понял, что хочу взяться за «Love Hurts», — рассказывает Rolling Stone Джейсон Лайдол из Grandaddy, который выдал шедевральный вариант трека The Everly Brothers, самая известная версия которого принадлежит Рою Орбисону. — Это всегда была одна из моих любимых песен, я восхищался вариантом Роя Орбисона. К тому же у меня в жизни был неудачный любовный опыт, и это стало дополнительным стимулом. Я все сделал за одну ночь и сразу отправил Брайану». 

«В детстве я слышала столько удивительных версий этого трека, что даже немного боялась браться за него, — рассказывает Келис о своей оркестрованной фанковой версии «Who's Loving You» The Miracles. — Она настолько влилась в мое сознание, что я просто старалась не думать о старых версиях и подошла к ней как к совершенно новой песне». «Я знала эту песню всю свою жизнь, мне даже текст не понадобился», — добавляет Нора Джонс, которой досталась «Unchained Melody».

Также этот альбом удивителен манерой записи. Слушая его, представляешь, что имеешь дело со старой пыльной пластинкой. Но Бертон и Коэн не являются пуристами. «Мы все это записывали в Pro Tools, — рассказывает Коэн. — Но также использовали винтажное оборудование, а напечатали диск сразу на виниле. С виниловой версии мы и осуществили мастеринг». Результатом, по словам Лайдола, стала «таинственная» по саунду пластинка, которая по звучанию совсем не похожа на рафинированные продукты современной звукозаписи. 

Лучшее на неделе: От Deep Purple до Отца Джона Мисти и The Chainsmokers

«Это тактичная чувственная вещь, — говорит Коэн об олдскульной природе альбома. — Она погружает вас в конкретный исторический период и отправляет в совершенно иное относительно нынешней музыки измерение. Мы не хотели, чтобы все звучало суперчисто и вылизанно, как это обычно бывает на современных альбомах каверов. Саунд похож на старые фотографии, размытые по углам. Он совсем не резкий — скорее совсем наоборот». 

«Пластинка ни в коем случае не ностальгическая, — добавляет Бертон. — Я с 60-ми ничего общего не имею. Я люблю музыку тех лет, но у меня с ней не связано никаких личных переживаний. Я не жил в эту эпоху. Но есть определенные элементы той музыки, которые всегда будут актуальны. Ты словно снимаешь фильм о старых временах — получаешь костюмы и декорации и стараешься воссоздать эпоху, хотя там тебя, конечно же, не было».

Наш разговор, разумеется, касается и прошедших в Америке выборов и того, что в этой пластинке, как в зеркале, американцы могут увидеть свои худшие страхи. Но дуэт старается не анализировать проект слишком тщательно. Это только второе интервью вокруг саундтрека, но они знают, чем могут обернуться для них неосторожные слова. «Я знаю, что интервьюеры обычно не предоставляют список вопросов, но все-таки не хотелось бы просто сидеть и бесконечно говорить о Трампе», — говорит Бертон. 

Бертон и Коэн не видели сериал до того самого момента окончания работы над пластинкой, но один из них уже прочувствовал актуальность своей работы по полной программе. «Первый раз я попробовал посмотреть сериал сразу же после выборов, — говорит Коэн. — Я выключил его минут через пять». 

 

«Resistance Radio: The Man In The High Castle Album»

Альбом доступен в Apple Music 

 

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно