• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Игги Поп о том, как исполнять джаз и пережить 70-летие

21 Апреля 2017 | Автор текста: Бен Ратлифф
Игги Поп о том, как исполнять джаз и пережить 70-летие

Игги Поп


© Beat Film Festival

Игги Поп исполняет три трека на «Loneliness Road» — новой пластинке джазового трио Джейми Сафта, в которое также входят басист Стив Своллоу и барабанщик Бобби Превит — важные фигуры в импровизационной американской музыке. В данном случае Игги не занимается симулякром джаза, это не джем и не обещание, данное менеджеру на спор. Напротив, рок-ветеран инвестировал свое время в импровизационный альбом музыкантов, с которыми он даже не был знаком. Игги написал тексты для номеров, созданных Сафтом, а также записал вокальные партии в студии, расположенной неподалеку от его дома в Майами. Подобные проекты точно случаются не каждый день, особенно в Соединенных Штатах, где, по словам Игги, «вписываясь в определенный музыкальный формат, ты становишься участником определенной партии».

Меланхоличные, мелодичные и трепетные треки Игги исполняет с максимальной душевностью. «Прости за потерянное время, — поет он на «Every Day». — Мне нужна твоя душа, которая сияет у тебя в глазах. / И все, что я хочу сказать тебе, / Я люблю тебя / Каждый день, / Я люблю тебя».
«Игги — настоящий мастер и в плане вокала, и в плане конструирования песен, — говорит Сафт, опытный клавишник, который играл джаз и экспериментальную музыку в Нью-Йорке с конца 90-х, вращаясь в кругах Джона Зорна, Merzbow и Вадады Лео Смита. — Он идеально вписывается в любые музыкальные формы. И он к каждой по-разному подходит, добавляя всем трекам фундаментальность».

Сегодня Игги Попу исполнилось 70 лет. За несколько дней до важной даты он поговорил с RS по телефону о множестве своих совместных проектов, джазе, старении и пении на иных языках.

Эта ваша новая запись прямо из ниоткуда взялась.

(Смеется.) Ты себя в виду имеешь? Мне нравится выражение «из ниоткуда». Круто звучит!

Легко представить, какой будет коллаборация определенных музыкантов, если они соберутся вместе. В этом плане очень редко случаются неожиданности. Но я даже предположить не мог, что вы попадете на пластинку Джейми Сафта.

Я тебе расскажу кое-что о причинах. Во-первых, я уже давно работаю и раскинул свои cети довольно широко. Знаю множество людей в музыкальном мире. Мы с Биллом Ласвеллом (басистом и продюсером) работали над одним проектом вместе С Бутси Коллинзом. Билл все это продюсировал. И он говорит мне: «Слушай, тут есть ребята в Нью-Йорке...». Не помню точно, как он их охарактеризовал, но я точно понял, что это не все эти модники электрифицированные с яйцами наружу и в обтягивающих штанах. И он спросил: «Они очень хотят с тобой что-то сделать, могу я их к тебе отправить?» Я ответил «да» . Думаю, он тогда еще сказал, что за этим всем стоит парень по имени Джакомо (Бруццо, основатель RareNoise Records). Не помню, употреблял он слово «джаз» или нет, но, по его словам, это был хороший лейбл. Они прислали мне три трека, которые уже были ими записаны. Вот так все и получилось.

 

Во-вторых, с самого детства я всегда интересовался более размеренным, может, даже интроспективным типом музыки — от Флойда Крамера до Дебюсси и «September Of My Years» Синатры. Вот это тот круг музыки, который был в постоянной ротации в нашем маленьком трейлере в те времена, когда я ходил в старшие классы.

Весь минувший год я занимался более жесткой музыкой, так что мне было просто в удовольствие послушать те треки, которые мне прислали. Я ответил, что возьму все три. А потом я подумал: «А что я с ними буду делать? Как я в это во все впишусь?» 

Сначала в редкие свободные минуты я слушал их в тачке. На самом деле, я потратил на них гораздо больше времени, чем обычно делаю. «Every Day» у меня просто с языка сорвалась, а над другими пришлось подумать. Как мне структурировать мелодию и сделать свингующую фразировку? Я старался сделать все максимально камерным, чтобы это находилось в гармонии с этими тактичными мелодиями.

Мой дом в Майами расположен на небольшой реке. Там есть задняя дверь с рукомойником и сушилкой, а еще там есть маленький старый стул, который я купил на Пятой авеню в 80-х. Это африканский стул — одна из моих самых старых маний. Так вот я сидел на этом стуле с бумбоксом и что-то себе бубнил. По непонятным соображениям с Third Man Records мне прислали кучу фирменных блокнотов. Я и записывал тексты в эти блокноты своим корявым почерком. Записывал и редактировал.

Все песни по большей части записаны были сходу. Я был даже немного удивлен, насколько дряхлым я кажусь в некоторые моменты. (Смеется.) Но я подумал, что сойдет. Знаешь, они отлично к музыке подходили. В общем, я подумал, что ничего лучше все равно не сделаю и отослал свои партии. Пару недель я думал про это, а потом забил — будь что будет.

С того момента я записал еще несколько вещей в «тихом» жанре. Одну вещь с Дэнжером Маусом для фильма «Золото» и еще одну для другой ленты «Хорошее время» братьев Сафди — с продюсером-электронщиком, у которого имя непроизносимое (Oneohtrix Point Never, также известный как Даниэль Лопатин, — прим. RS). Они просили меня поучаствовать, и у меня был запал, чтобы это сделать. Для меня все это было музыкальным вызовом. Это не то, что дядя пошел спеть с какими-то Джейми, Бобами или Стивами.

«Every Day» для меня — это трек, который, по идее, могли бы спеть Барри Уайт, Донни Хэтуэй или Тедди Пендерграсс. «Don't Loose Yourself» на мой вкус звучал немного в духе The Doors, и я решил слегка поменять настроение, поймать более свинговую фразировку. Когда я записывал «Loneliness Road», то думал о Флойде Крамере. Так что у меня внутри хватало эмоций по поводу всех трех песен. Да и техническая сторона меня тоже вдохновляла. «Every Day» могла зазвучать просто ужасно, если бы я наполнил ее сложными образами. Так что для меня лучше всего было оставаться простым и доходчивым. Некоторые строчки наверняка тебе встречались во всяких других треках — типа «Что видишь, то и получаешь».

Ну вы же тут наоборот против клише пошли. Вы же там поете: «Что видишь, то и получишь».

Ну, да. (Смеется.) Здесь же много эмоций смешано — и желание, и верность, и еще, знаешь, небольшая потребность в любви, что, на самом деле, отличается от желания. Все это проходили, но возможность получить любовь обычно представляется, когда ты моложе. А потом ты стареешь, и такой возможности уже нет.

Музыкальное сопровождение этих песен — это не то чтобы отточенный совершенный джаз. В нем звучит мудрость, но в то же самое время открытость и незащищенность.

Да, меня это тоже привлекло. Там нет мощных партий и этих трюков с эхо. Просто трио, которое играет по своим правилам — со своими подъемами и спадами. Я просто по большей части старался соответствовать музыке.

И в этом, собственно, и был вызов?

Да, нужно было проникнуть внутрь этой музыки. Это серьезное дело. Слушать надо было очень, очень внимательно — и тут тоже надо особое искусство демонстрировать. Иногда это похоже на приготовление яйца — ты в принципе можешь технически все разобрать, но для того, чтобы круто исполнить, тебе нужно вдохновение, экстаз. Только тогда из тебя может выйти что-то неожиданное.

Для примера, в «Loneliness Road» я отметил: «Окей, Стив рано вступает с басовой партией и звуковое настроение неожиданно меняется». Я подумал: «О, вот тут и мне надо вступить, зацепить внимание». Тогда все сработает. Я точно был в этом уверен.

Что вы знали об этих трех музыкантах, когда начинали с ними работать?

Почти ничего. Я знал, что Стив Своллоу с Carla Bley Records. Опытный парень, играл у Херардо Нуньеза на пластинке «Andando el Tiempo». Про Бобби Превита я знал, что он серьезный барабанщик. Про Джейми я вообще ничего не слышал. То, что они делали вместе, имело отношение к джазу, но ни в коем случае не к авангарду. Мне это было вполне близко, я чувствовал, что мне было, что сказать в этой области.

Вы много джаза ставили на своем радиошоу на BBC 6 за последние несколько лет. Я точно был уверен, что вы разбираетесь в вопросе.

Ну я не точно с этим миром был прямо знаком-знаком. Гораздо больше я о нем узнал в процессе подготовки передачи. Но когда я отправился в пустыню записывать альбом «Post Pop Depression», звукорежиссер Queens Of The Stone Age по имени Хатч дал мне DVD «A Great Day In Harlem», чтобы я нормально ко сну отошел. Фильм рассказывал про фотографа Арта Кейна, который фотографировал всех важнейших джазменов в Гарлеме. Среди его персонажей обнаружились не только Рой Элдридж, Лестер Янг и Каунт Бейси, которых я знал, но и еще куча музыкантов, о которых я знал, но никогда не думал. И я начал их всех слушать. Коулмена Хоукинса и многих других.

Были какие-то музыкальные открытия в последнее время?

Сид (вокалистка The Internet, выпустившая сольный диск, — прим. RS) просто невероятна. Кендес Спрингс — это просто космос. Я думаю, что все воспринимают ее как джазовую вокалистку, но что-то в ней есть невероятно свежее. Есть еще панк-группа, к которой я возвращаюсь — Crass. Никогда о ней раньше не слышал. И еще мне нравятся Fea из Сан-Антона — группа из девчонок, настоящий панк. Вот такие у меня предпочтения, самые разные. Еще мне нравятся Ricky Eat Acid и Лаура Мвула.

Embed from Getty Images

 

Рефлексирующий парень из этих песен на «Loneliness Road» — это довольно знакомый персонаж. Кажется, мы раньше встречались. Что нам еще надо знать об этом лирическом герое?

Да, все правильно. Такие персонажи из меня вылетают время от времени. Не то чтобы я сижу и трачу время на то, чтобы их разрабатывать. Знаешь, он одинокий, немного бестолковый, немного голова в облаках. Немного утомленный тем, чем занимается. Ну, ты понимаешь — как многие из нас. Что-то на эту тему возникло, когда мы носились по миру с The Stooges после реюниона. Я тогда написал песню «I Want To Go To The Beach». Это была очень меланхоличная песня, и там фигурировал вот тот самый чувак. Я написал ее с ощущением, что никогда ее выпустить не представится. Что эта песня не найдет свой маленький дом. Чувство безнадеги во мне обычно пересиливает меланхолию, но я выработал в себе привычку вкладывать весь мой пессимизм в работу, и это, надо сказать, часто приводило к оптимистичным результатам.

Вот в таком вот состоянии пару лет назад мне позвонили насчет того, чтобы поучаствовать в фильме про Мишеля Уэльбека. И из песни к этому проекту родился альбом «Preliminaires». И вот на этом диске как раз и нашла свой дом та песня. На пластинке, где я пою «Autumn Leaves» на французском.

Согласитесь, что работа на «Loneliness Road» все-таки кардинально отличается от ваших шансон-альбомов «Apres» и «Preliminaires»?

Ну здесь я все-таки гость, каковым и всегда хотел быть. Последние два года я был на виду — с пластинкой «Post Pop Depression» и парой больших туров. Какая великолепная у меня группа была, какой потрясающий опыт. Все профессионально обставлено, профессиональная одежда — ну, по крайней мере, на первую пару номеров. А потом это все заканчивается, и работаешь с незнакомцами, но говоришь на том же самом языке. Я просто хотел быть гостем. Они действительно классные музыканты, я говорил с их музыкой, как с незнакомцем. Я не хотел говорить с каждым, но меня мог услышать кто-то конкретный. Вот что для меня было важно. Также я всегда пою, разговариваю с людьми по радио, слушаю, как поют другие люди. Это же круто: совершенство приходит через практику, круто пробовать разное, если тебе представляется возможность. Особенно в моем винтажном возрасте.

Думаете, на этом пути вас еще что-то ждет?

Да, но я не знаю, что конкретно. «Apres» появился потому, что я закончил «Preliminaires», где было пара номеров на французском. Немного софт-рока, пара джазовых номеров, а потом я уже взялся за мюзик-холльное телешоу во Франции. И поскольку я исполнил один номер по-французски, было решено, что имеет смысл сделать еще и дюжину других номеров — дуэтов с другими артистами.

Я это сделал. Но пока велась работа, на горизонте возникли еще и песни Синатры, которые я всегда любил и хотел попробовать исполнить. Я подумал, что в США мне точно не избежать позора, если я возьмусь за классику. «Нет, нет, ты же тот самый парень, который катался по битому стеклу». А по-французски можно все. И я добрался до «Michelle» The Beatles. С Синатрой я видел четкую связь. «My Way» же была изначально написана Шарлем Трене, не так ли? (Для справки: «My Way» — это версия песни «Comme d'Habitude» Клода Франсуа, записанной в 1967 году). «Autumn Leaves» пришла, когда ко мне обратились по поводу фильма о Мишеле Уэльбеке. Я посмотрел материал и подумал, что он мне напоминает персонажа комика Джеки Глисона по имени Бедная душа. Люди, которые занимались производством фильма, сказали, что должно очень сильно повезти, чтобы американцы дали разрешение на исполнение трека. «Но если ты споешь на французском, можно взять почти задаром». «Как это?» — тут же спросил я.
Вот так и получилось, что я начал работу над французским текстом для французского фильма.

Довольно необычно иметь параллельную работу на французском.

Да, в Америке тоже стали постепенно обращать внимание на альбом: «Эй, а он даже ничего!» Сначала просто говорили, что я смешон как крунер.

Его даже Боб Дилан похвалил.

Четко я врезал, да? (Смеется.) Мне это льстит.

Кроме того, я внутренне освободился благодаря этой пластинке. Я выпустил «Apres» сам — не хотел ни с какими компаниями связываться, да и они ко мне не лезли. Какой-то чувак, правда, написал мне все же: «Это не то, что крутые люди сейчас делают. Вот если бы была акустика...» И все такое. В общем, я выпустил все сам и не было никаких проблем. Финансовых потерь тоже не было. А потом через несколько лет один мужик принес мне бутылку вина на концерт в Лионе. У него там был очень милый винный магазинчик. Он мне и говорит: «Я заказал 25 копий «Apres» и разместил на прилавке рядом с кассовым аппаратом. Все экземпляры были распроданы» .

Класс!

Да. (Смеется.) Мне нравится, что я винном магазине оказался. Нравится сама идея.

Я слышал, вам скоро 70?

Да, кругом уже начинают говорить об этом. (Смеется.) Но это только в пятницу. 

70 для вас наверняка просто цифра. Вы размышляли о том, какие певцы были еще круты в вашем возрасте?

Я никогда ни о чем таком не думал. Возможно, стоило.

Вы же все просто прозаично думаете о будущем. Какая работа мне по силам? На какой работе мне комфортно? Какую работу я могу получить? Но с другой стороны всегда имеется условный другой чувак, который дает вам работу. (Смеется.) И происходят вещи, на которые вы в жизни не рассчитывали. Мне очень нравятся Sleaford Mods, у них есть просто убойный трек под названием «Chop Chop Chop». Не так давно я записал его кавер на репетициях и наложил на него свой куплет об одном из самых диких эпизодов своей жизни.

С годами ты все равно немного осторожней становишься. Если тебе суждено жить долго, это нормально. Ты стараешься подольше протянуть, но в то же самое время тебе же совсем не хочется делать это просто ради того, чтобы дышать. Вот ты и вертишься — немного здесь спел, немного тут, никого не обидел.

 

Получается, что вы сознательно немного планку в музыкальном плане опустили?

Это так. Я всегда хотел был музыкантом, все осуществилось, и теперь я нормально воспринимаю, когда кто-то делает что-то лучше, чем я. Никакого напряга.

Вы недавно сказали, что в профессиональном плане уже никакой соревновательности не чувствуете.

Не особенно. И не лично со мной. Я немного на обочине стою. В любом бизнесе в офисе всегда найдется чувак, которому вы хотите свою крутизну показать. В моем случае таких уже нет.

Но я все равно стараюсь выжать из себя лучшее. В Майами есть группа The Jacuzzi Boys, которую я просто обожаю. Они все четко делают, у них отличное название. Они в себе всю культуру Флориды суммируют. Они крутые, но ходят в рванине. Как-то ребята на мой концерт пришли, и через Джоша (Хомма, — прим. RS) мы с ними познакомились. И Дэнни, который в группе еще и за всякие активности, не связанные с музыкой отвечает, сказал мне: «У нас тут есть интернет-журнал под названием Mag Mag, не хотите что-нибудь сделать для нас? Написать или, может, трек какой-нибудь?»

А у меня в загашнике как раз старый блюз был, немного бурчащий такой. Я им отдал его. Качество записи еще ниже, чем лоуфай, но при этом в нем была история и теперь он нашел свой дом. То есть я не только песню пристроил, но и ребятам помог. Потом же ты просто сидишь и наблюдаешь, что будет дальше. Во мне до сих пор живет эта схема: «Давай попробуем и посмотрим, что дальше будет». Я давно-давно не действовал иначе. Даже когда мы в школьной группе каверы играли: «Давай запишем это задом наперед, и посмотрим, что будет», «Как насчет того, чтобы установку на пять метров вверх поднять?» И знаешь, как-то работало. Просто пробовал. Так и сейчас.

Игги Поп

Дискография доступна в Apple Music

 

 

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно