• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Джош Т. Пирсон, Lift To Experience: «В Лондоне я собрал больше, чем Гергиев»

5 Мая 2017 | Автор текста: Евгений Мяленков
Джош Т. Пирсон, Lift To Experience: «В Лондоне я собрал больше, чем Гергиев»

Джош Т. Пирсон


© Piper Ferguson

Мы созваниваемся с Джошем Т. Пирсоном в начале марта — в тот же день, когда его агент предложил RS пообщаться с лидером возрожденных Lift To Experience — большая редкость для современного шоу-бизнеса, где можно договориться с артистом об интервью за несколько недель и вылететь из списка по причине плохо выстроенного тайминга и проблем межатлантической связи.

Известный своей словоохотливостью техасец с удовольствием соглашается на предложенный формат дружеской светской беседы, живописуя распускающиеся листья на деревьях и безоблачное техасское небо.

«Лето здесь худшее на свете, но весна, хоть и длится всего недели две — отличное время. Техасские группы обычно стараются летом уехать на гастроли, чтобы избежать участи быть поджаренными, — замечает Джош, сразу переключаясь на воспоминания о зиме. — Я жил некоторое время в Берлине, там зима весьма брутальна, но, конечно, не такая, как в России — я слышал жуткие истории про русские морозы».

«Если люди видят, что ты используешь религиозную символику, тебя сразу записывают в христианские музыканты»

В этом году 15-летний юбилей празднует концептуальный альбом «The Texas-Jerusalem Crossroads», выпущенный в 2001 году на лейбле участников Cocteau Twins Bella Union и рассказывающий о Втором Пришествии в условиях сурового Техаса. «Нас не устраивало то, что получилось в результате, поэтому, когда пришла идея вновь издать пластинку, мы вернулись на студию и все перезаписали. Теперь мы звучим больше похоже на рок-группу, которой, в принципе, и являемся», — сообщает Пирсон.

Обновленная версия «Техасско-Иерусалимского перекрестка» вышла 3 февраля на культовом лейбле Mute Records, 6 годами ранее приютившем сольный проект Джоша — в 2011 году там был выпущен «Last Of The Country Gentlemen», записанный Пирсоном в Берлине.

Way Out West: Хедлайнеры первого дня The Black Keys и ночная месса Джоша Т. Пирсона в церкви

Джош живо интересуется, насколько сложно было достать музыку в России в моем детстве, и, услышав истории о сотнях кассет, переписанных у друзей, замечает схожесть бэкграунда. «Несмотря на разные страны, у меня все было примерно так же. В Техасе на мили вокруг не было специализированных музыкальных магазинов, как не было и никаких тематических журналов и прочих ориентиров. Запись попадала к тебе от старшего брата твоего приятеля, который, в свою очередь, получил ее в колледже уже многократно перезаписанной. Ты не знал никаких подробностей — просто слушал музыку с разных концов мира. Мне в основном попадалась Великобритания — Joy Division, The Smiths, The Cure, которые тогда, в восьмидесятые, считались авангардом». 

Пирсон мечтательно вспоминает присутствовавший в то время элемент тайны: «Приходилось искать, чтобы что-то найти, эдакий секретный текст. Вероятно, это одна из причин того, что я за свою жизнь выпустил только две пластинки — для меня музыка осталась тем таинством, в которое если что-то и добавлять, то только действительно хорошее и ценное. Я слышал истории про то, как один парень отправился в двухдневное пешее путешествие только для того, чтобы услышать выступление какого-то органиста. И это правда, так мы и делали — ты шел туда, где была музыка без всякой оглядки на расстояния. Питер Сасала, мой менеджер на протяжении уже 15 лет, родом из Словакии (тогда она называлась Чехословакией), будучи большим фанатом Ника Кейва, рассказывал про то, как не раз тратил по восемь часов, чтобы попасть на его концерты. Сейчас все значительно проще — детишки даже не представляют насколько». 

Джош Т. Пирсон. Фото: Piper Ferguson

В свете выпуска юбилейного переиздания «Texas-Jerusalem Crossroads» Пирсон замечает: «Знаешь, несмотря на то, что мы из Техаса, мы никогда не были ни на каком американском лейбле, и только сейчас нас издали в США. Так что раньше, если ты хотел купить нашу пластинку в нашем же родном штате, приходилось переплачивать за импорт, а, учитывая, что это двойной альбом, налог также умножался на два — получалось в районе 35 баксов, немалая цена для студента-коллекционера музыки». 

«Мы много работали над релизом, и, надеюсь, пластинка вызовет резонанс у нынешней молодежи, хоть мы и были рождены в разное время», — делится своими переживаниями техасец. «Тот факт, что нас планируют выпустить в России, будоражит мои мысли. Однажды мы с моим менеджером, большим фанатом классики, ходили в Лондоне слушать Шостаковича в исполнении Гергиева. Причем днем ранее на той же площадке, в культурном центре «Барбикан», выступал я сам. Забавно, но я собрал больше народа».

Джош осторожно строит планы мировой экспансии, попутно интересуясь, чем увлечена российская молодежь, и слушает ли она пост-рок в духе Explosions In The Sky и Mogwai. «Я все время говорю Питу (Сасала — прим. RS), что нам стоит обратить внимание на Восток — там музыка, подобная нашей, в новинку, и должна, в том числе из-за своего панковского духа, прийтись местным детишкам по вкусу». 

Когда речь заходит о спиритуальности его музыки, Пирсон замечает, что та всегда была присуща его творчеству — как в составе группы, так и в рамках его сольного проекта. «Когда после Lift To Experience я занялся кантри-музыкой, то просто взял гитару и отправился в путь. С помощью традиционного музыкального инструмента я пытался играть так же спиритуально и психоделично, как это удавалось мне ранее — и я достиг, чего хотел, в своей последней сольной записи».

Джош Т. Пирсон и Челси Вулф. Фото: архив музыканта. 

Обсуждение актуальных артистов, исполняющих альтернативное кантри и музыку смежных жанров, приводит Джоша в восторг. «У вас в России действительно знают, кто такие The Dad Horse Experience и Кинг Дьюд? Честно говоря, я очень впечатлен и удивлен, и это делает меня счастливым. Ти-Джей (Кинг Дьюд, — прим. RS) отличный парень и делает замечательную музыку, к тому же все эти его иллюстрации и брендинг очень круты. То, что он делает все это сам, достойно уважения. У нас есть общая подруга, Челси Вулф, которая нас как-то и познакомила в Лос-Анджелесе — у меня был госпел-проект, и мы сыграли с ним пару шоу вместе. Вся эта госпел-тема отлично сработала с его сатанинской иконографией, будучи одновременно его противоположностью — отличной идеей было выступить вместе. Мы тогда вместе с одним моим хорошим другом, который сейчас живет в Берлине и пишет электронную музыку, исполняли очень старые госпелы, которым лет сто, а также песни про современные технологии, искусственный интеллект, роботов и все такое — целиком и полностью под акустику. Проект назывался The Two Witnesses — название мы взяли из «Откровения Иоанна Богослова» — согласно предсказанию, перед Концом Света, незадолго до Четырех Всадников, появятся два Пророка Апокалипсиса. Возможно, я вернусь к нему позже — тогда все это произошло, как мне кажется, слишком рано».

«Я большой фанат творчества Челси Вулф. Мы играли вместе — это, кажется, были первые европейские гастроли, год 2011-й или 2012-й, и она напрочь снесла мне крышу. Помню, Челси тогда выступала в вуали и длинном кружевном платье, она пела и двигалась, поднимая руки, словно в замедленной съемке — это было просто невероятно. Приятно видеть, как твой друг построил настоящую империю — за эти 5 лет она стала легендой. Она пишет отличную музыку, и все время работает — постоянно играет и играет. Ну и голос у нее просто потрясающий».

Когда Пирсон слышит о том, что я увижусь с Челси в Берлине, то делится своим опытом пребывания в столице Германии: «Отличный способ узнать город — это оказаться в нем без денег и без посторонней помощи. Я был в такой ситуации — я приехал в Берлин на две недели, а остался на два года. У меня не было денег — честно говоря, я просто не мог позволить себе вернуться домой. Пришлось придумывать, как заработать — на самом деле, я не один такой — в Берлине полно артистов со всего мира. Я вот тут, кстати, думаю, что ехать к вам в тур целой группой было бы очень накладно, так что, скорее всего, для начала я приеду в Россию сольно».

Упоминание о том, что корреспондент RS был на его выступлении в гетеборгской церкви в рамках шведского фестиваля Way Out West 2012, вызывает в памяти Джоша интересные воспоминания: «Я тогда бродил по фестивалю, и вокруг было тысяч двадцать великолепных шведских блондинок. Все они были просто идеальные, как на подбор — куда ни поверни голову. После часа прогулки у меня создалось такое чувство, как будто я объелся шоколада или выпил гигансткий молочный коктейль — все очень вкусно, но тебе уже плохо от всей этой красоты — как эстетически, так и физически. Надо сказать, ни одна из этих двадцати тысяч красавиц не обратила на нас никакого внимания, и мы просто потерялись в белокуром море. Вот что мне запомнилось из той поездки. Ну и еще у них крутой дэт-метал».

Говоря про Швецию, Джош делится своими медицинскими секретами. «Швеция — страна с очень высоким уровнем жизни, им не нужно беспокоиться о той же страховке — поэтому они так уверены в себе и завтрашнем дне. У меня, например, никогда не было страховки — в Америке если мы заболеваем, то не идем к врачу — только когда лихорадка продолжается очень долго, а тело начинает отказывать. Даже тогда перед походом к доктору придется заглянуть в банк и взять кредит. В общем, когда я гастролирую по Европе, то обязательно прохожу обследования именно там».

После рассуждения о темной стороне Швеции, отраженной в книгах Стига Ларссона, мы возвращаемся к обсуждению спиритуальности — на этот раз Пирсон разражается длинным монологом о выборе пути, символизме и вере. «В контексте религии любая спиритуальность заставляет человека столкнуться лицом к лицу как с позитивом, так и с негативом — добро и зло, белое и черное. Мартин Лютер говорил, что стоит пометить дьявола — и ты свободен. Типа как сделать татуировку с несчастливым числом «13», чтобы отпугнуть неудачу. Недавно я взял на себя ответственность вести инстаграм (что, на самом деле, настоящий кошмар для меня), и начал выкладывать разные символы, наблюдая за реакцией подписчиков, в том числе конкретно мракобесную. Кстати, о Кинг Дьюде — это тот поразительный случай, когда символизм предвосхищает саму музыку — до того, как ты что-либо услышал, ты уже заинтригован и хочешь узнать, о чем же все же вся эта история. Даже у самых мрачных ребят есть какой-никакой христианский или спиритуальный бэкграунд — исследование различных источников, даже если речь идет о том, что называют дьяволопоклонничеством.  Никакая идеология не может существовать без основы — без Бога было бы не с чего начать. Это как не было бы никакого христианства без Христа».

«В Европе, как мне кажется, мое творчество воспринимают более правильно, поскольку европейцы окружены историей, всеми этими музеями и памятниками искусства — они могут разделять свои личные убеждения и арт. Я использую символы для того, чтобы отмечать сюжетные повороты в моей работе — неважно, во что ты веришь, штука в том, что искусство — это способ шагнуть за пределы. Я не люблю говорить о религии и политике, поскольку, когда поднимаются эти темы, люди зачастую просто перестают слушать. Искусство должно вдохновлять, помогать внутреннему росту и развитию — неважно, какие инструменты ты для этого используешь. Как Челси (Вулф, — прим. RS), например. Она — милейшая девушка, которую я когда-либо встречал, но она использует мрак, чтобы встретиться лицом к лицу с вещами, которые ужасают ее больше всего на свете. Поэтому это так трогает людей — каждому из нас приходится сталкиваться с тем, что мы называет «темной стороной»: тревоги, страхи и сомнения. «Дьявольская метка» заставляет их исчезнуть, как и говорил Мартин Лютер.

«Мне очень нравится символизм Кинг Дьюда, и это заставляет задуматься о доисторическом восприятии символов — о том, что было до того, как возникли языки.  Даже взять, к примеру, русскую тюремную татуировку, поджанр поджанра, в котором каждый рисунок рассказывает свою историю. Это находит отклик в людях — сейчас в Америке, особенно на западном побережье, где татуировки исторически были более популярны, эти изображения получают совершенно новые значения. Надо сказать, я считаю, что чем больше людей фокусируются на каком-либо символе, чем больше вкладывают в него энергии, тем сильнее он резонирует по всему миру на метафизическом уровне.  Я вырос в христианской вере, мне тоже были промыты мозги, и, знаешь, все очень сложно. Иногда я думаю, что совсем не верю во все это дерьмо, а в другие дни принимаю веру где-то на 60 процентов. Это настоящая борьба — в колледже я начал читать разные источники, изучать различные учения, все эти аргументы «за» и «против», и на глубинном уровне понял, что вполне очевидно, что все идеологии технически схожи с христианством.

Джош. Т. Пирсон. Фото с fb-страницы 

«Для кого-то и гуманизм — религия, а для кого-то — и коммунизм. Да, я нахожу очарование и пребываю под влиянием системы в целом, но Слово Господне, если внимательнее изучить и послушать те же госпелы, — о прощении, доброте, любви к ближнему. Оно о попытках избавиться от внутреннего зла, о правильном выборе, всеобщем услужении и о том, как подставлять другую щеку. Оно о том, что нужно не преследовать своего врага, а благословлять его, о том, что нужно молиться за тех, кто использует и обижает тебя. Все это выглядит довольно губительно, но, очевидно, способно перевернуть мир, поскольку подразумевает всецело положиться на внешнюю волю. В «Послании к римлянам» говорится «любовь есть исполнение закона» — там нет ничего про отрезание рук, нет ничего про крестовые походы. Я стараюсь жить в соответствии с этими словами — я заражен идеей самопожертвования в хорошем смысле этого слова. Люди по природе своей довольно ограничены в том, что касается религии — у нас в Америке ее навязывают насильно. Если видят, что ты используешь религиозную символику, то сразу записывают в христианские музыканты, и потом очень сложно вырваться из этих дистанционно установленных рамок. К слову, многие мои знакомые, не исповедующие религию, на самом деле больше христиане, чем многие люди Писания».

«Мы немного сыроватые, но все равно очень крутые», — вот так вокалист и гитарист Джош Т. Пирсон представлял свою возрожденную группу на клубных концертах. Вместе с ним на концертах Lift To Experience  басист Джош Браунинг и ударник Энди Янг — точно так же, как и в конце 90-х. Единственный альбом Lift To Experience был выпущен в 2001 году, и эта пластинка, где панк отлично сочетался с духовной составляющей материала, в 2017 году была снова переоткрыта музыкальными обозревателями. Развивая успех, Пирсон выпускает и добавку — сингл «Falling From Cloud 9», где помимо обозначенной в названии вещи также будут ее концертные версии с XFM и радиопередачи известного охотника за спиритуальными диковинами Джона Пила. 

Напоследок Джош заводит разговор о том, как меняется восприятие тех или иных источников с годами: «Книги и записи остаются теми же — просто через десять лет ты находишь в них что-то абсолютно новое. То же происходит и через двадцать лет — ты чувствуешь себя полностью обновленным и обогащенным всем полученным за годы опытом. Знаешь, вообще отрицание окружающей обстановки — будь то музыка или религия — это нормально, когда ты молодой художник или креативный панк-рокер. Типа «Пошли вы все к такой-то матери, я иду своим путем» и все такое. Однако, взрослеяя, ты начинаешь видеть во всем этом хорошие стороны. Это как у меня было с кантри-музыкой — я вырос в Техасе и, как настоящий панк-подросток, конечно же, отрицал этот жанр. Повзрослев, впрочем, я стал понимать, как много «панка» было в раннем кантри, и из каких душевных глубин он возник. Теперь это моя любимая музыка. Все эти современные кантри-певцы — у всех них есть панковское прошлое, и это нормально».

Джош Т. Пирсон

Переиздание альбома Lift To Experience «Texas-Jerusalem Crossroads» доступно на Apple Music 

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно