Вам нравится RollingStone?



Нажмите на кнопку "Мне нравится" (Like),
чтобы присоединиться к нам на FaceBook!


Спасибо, я вас уже лайкнул
  • Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Сет Трокслер о связи электроники и шугейза, Protomartyr и мыслительном процессе

21 Июня 2017 | Автор текста: Александр Кондуков
Сет Трокслер о связи электроники и шугейза, Protomartyr и мыслительном процессе

Сет Трокслер и Магда на Ballantine's x Boiler Room's True Music


© Валерий Белобеев

Если бы кому-то в голову пришла мысль снять фильм о Бароне Субботе клубной сцены, на главную роль стоило бы пригласить Сета Трокслера, который сейчас передо мной смакует виски на веранде питерского отеля W. Во-первых, Трокслер обладает идеальным диджейским именем (можно увидеть в нем микс египетского божества и понятие сета как такового), во-вторых, он вырос в американской столице техно — «городе моторов» Детройте, а в третьих, обладает заразительной энергетикой и имеет опыт создания миксов под именем Baron Samedi. Облаченный в серую майку нью-йоркской едальни Katz (в ней он и начнет свое питерское выступление на Ballantine's x Boiler Room's True Music) Трокслер излучает волны тепла — среди его источников вдохновения космические корабли, звуковое сопровождение ритуалов вуду и плавный рокот шугейза. Все это Сет и продемонстрирует несколько часово спустя в дуэте с полячкой Магдой. На сцен они вдвоем предстали в роли пилотов космического корабля, летящего к неизвестной планете, — передавая друг другу эстафету за пультом во время хедлайнерского визионерского b2b-сета на Васильевском острове.

Музыка у тебя — прямо пир для воображения. Где твои музыкальные корни на самом деле?

Мои музыкальные корни — это Калифорния. Конечно, речь не идет о калифорнийском роке в его классическом понимании. Когда я еще был совсем мелким, я был так называемым инди-кидом — обожал гранж, шугейз, все такое. Своей любимой группой всех времен я назвал бы Beat Happening с лейбла K-Records. Лет в четырнадцать я переехал в Детройт, там уже вовсю процветала рейверская культура, и я серьезно на нее подсел. Произошло это уже в старших классах, так что я стал рейвером уже, если так можно выразиться, в процессе вечеринок на встречах выпускников. Думаю, что это все и изменило. И в том, что касается духа, и в моем мыслительном процессе.

То есть связь строения электронных треков и шугейза — это не фантазии?

Конечно, некоторая связь между производством электронной музыки и шугейза имеется. Это же DIY, немного самопал. По настроению при создании тоже похоже: «Опа, да ведь мы можем выпустить пластинку самостоятельно». Правда, в электронике шугейз больше тождественен Burial и пропагандистам такой, знаешь, меланхоличной атмосферы. Что еще там можно сравнить с My Bloody Valentine? Тим Хекер — отличный пример. Вообще хотелось бы побольше подобных артистов видеть, потому что комбинаций этих двух стилей было немало, и все они обаятельные.

Сет Трокслер и Магда на Boiler Room. Фото: Валерий Белобеев

 

Тем же журналистам не помешает такая музыка для работы над статьями!

Сейчас же в целом популярен эмбиент и другая электронная музыка, которая стимулирует мыслительный процесс. И это все очень здорово рифмуется с интеллектуализмом инди-шугейза. Вообще очень бы хотелось бы, чтобы и в электронике, и в роке побольше звучало настроение в стиле: «А пошли вы все». Такого вообще маловато. 

А в чем проблема современного рока?

Вот тут мы недавно обсуждали, как Эдди Веддер и его ребята из Pearl Jam попали в Зал славы рок-н-ролла. Когда я был мелким, они привлекали внимание всех. За ними было интересно следить, было непонятно, что они выкинут в следующий раз. Они являлись иконами молодежи — также, как и Rage Against The Machine. И их главным посланием к пастве было: «А пошло все нахрен!». Да, вот именно так радикально. И это перекликалось с настроениями в обществе. А сейчас лейблы не дают музыкантам говорить то, что они хотят. Если хочешь большой контракт — значит, лишнего слова не скажешь. Тем более в отношении политики. Все таким сдержанным стало — как будто мусорку утрамбовали. И не только сдержанным, но еще и каким-то вялым.

Это все, наверное, из-за того, что рок превратился в клише?

Большинство современного рока сейчас — это ожившие стереотипы. У людей есть свои соображения, как должен выглядеть рок, вот они им и следуют.

Ну понятно, что есть исключения. Можешь что-то назвать?

Есть совершенно фантастическая пост-панк-группа из Детройта, с которой я дружу. Называется она Protomartyr. Невероятная команда — эдакий микс Joy Division и Sonic Youth. У них, кстати, новый альбом выходит на лейбл Domino. Я встретил гитариста на встрече выпускников, причем он был c девчонкой, с которой я в школе мутил. Я на тот момент на сайте NPR послушал их пластинку с этим совершенно убойным синглом «The Devil In His Youth». Они просто невероятно круты — поют важных вещах таким отстраненным монотонным голосом. И когда я его послушал, то снова почувствовал себя таким, знаешь, четырнадцатилетним — сразу захотелось все кругом крушить и ломать. И еще — танцевать при все при этом. Вот, что с тобой должен делать рок.



Ну мы с тобой уже почти кричим. То есть ты думаешь, что рок помогает самовыражению?

Рок рассказывает про гнев и отчуждение, которые вырастают между подростком и обществом. Он имитирует твой внутренний крик. Электронная музыка немного про другое — она не про выплеск, а про внутреннюю фрустрацию. Она решает проблемы не с внешним миром, а внутри тебя. А сейчас люди начали избегать усложнения проблем — они стараются быть такими легкими, безобидными. А вы рискните, попробуйте свои шансы реализовать!

Русским, кажется, тоже стоит помочь освободиться. Как тебе они как зрители?


Я до этого несколько раз в России играл — шесть или семь раз. Классные у вас люди. Немножно такие себе на уме, мрачноватые — как в Детройте. Это вообще это интересно, как с тобой разные города и места говорят, когда ты путешествуешь. Времена-то сейчас везде нелегкие, но восприятие отличается. Вот, например, ребята с Восточного побережья ненавидят калифорнийцев, потому что те такие все из себя позитивные.

В России вместо этих побережий Москва и Питер.

Когда в Россию приезжаешь, далеко не сразу начинаешь понимать, что тут людям нравится, а что не очень. Вот сейчас я в Питере и тоже будет очень интересно, посмотреть, чем местные люди отличаются от москвичей. Совершенно же очевидно, что это города совсем иной культуры. Вообще русские поклонники электронной музыки производят впечатление интеллектуалов — я когда смотрел на посетителей Arma 17, то прямо так и видел, как внутри них кипит умственная работа. В России умеют тонко переживать. Как говорится, американцы играют в шашки, а русские — в шахматы. Вроде бы по сути одно и то же, но, на самом деле, две большие разницы. В музыки тоже так происходит. Здесь ценится глубокая музыка, которая несет в себе серьезное интеллектуальное значение. И здесь определенно не боятся абстракций.

Сколько ты уже в деле?


Я занимаюсь диджеингом — дай-ка посчитать — двадцать два года. Раньше эта работа была андеграундом — чем-то вроде гаражного рока — кто-то для себя гитары покупает, а кто-то вертушки. Сейчас время совсем другое — ты можешь использовать компьютер или деку, которые все за тебя сведут сами.

И как в этом перенаселенном мире быть особенным?

Как стать особенным? Наверное, все дело во вкусе. Если ты — это настоящий диджей, на первом плане у тебя отбор музыки, а технические навыки уже на втором. Это же профессия людей, а не роботов. Твоя работа — быть коллекционером, выбирать редкие вещи и сочетания. Этим я и занимаюсь каждые выходные. Или чаще, если расписание позволяет. Интересно же играть ту музыку, которую люди до этого не слышали. Люди должны обращаться к тебе и спрашивать: «А что это за песня?».



Сет Трокслер

Дискография музыканта доступна в Apple Music

 

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно