• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Майк Портной об Adrenaline Mob, популярности и фобии на прог

5 Июля 2017 | Автор текста: Тушар Менон
Майк Портной об Adrenaline Mob, популярности и фобии на прог

Майк Портной


© с официального сайта

Уже 11-го и 12 июля проект Майка Портного выступит в Москве и Питере соответственно. Вместе с музыкантами групп Haken и The Neal Morse Band Майк представит классику своей группы Dream Theater, а также специальную программу «12 Step Suite» — пять песен с разных альбомов самого известного проекта в жизни Майка, которые объединяет тема борьбы человека с алкоголизмом. Для поклонников Dream Theater это уникальное событие — ни в один из приездов коллектива в Россию все пять песен разом не исполнялись. 

Отличный повод вспомнить архивный материал о карьере Майка, который был опубликован в Rolling Stone India. 

В сентябре 2010 года Майк Портной принял шокирующее решение уйти из Dream Theatre, группы, которую он основал вместе с двумя приятелями 25 лет назад. О причинах расставания с Майком ходило немало разговоров. Только одно известно на сто процентном точно — обе стороны довольно энергично продолжают свою деятельность. Dream Theatre с головой погрузились в свой масштабный мировой тур в поддержку нового альбома, а Портной, не теряя даром времени, собрал новую группу из четверых ребят, при этом продолжая играть как главный барабанщик во всех рок-проектах бывшего фронтмена Spock's Beard Нила Морза. Его напряженный график вполне соответствует загрузке Dream Theater. Я смог поймать самого трудолюбивого ударника в Лондоне, незадолго до его шоу в составе Adrenaline Mob

Что ты чувствовал, начиная все с нуля с новой группой после 25 летнего перерыва?

Это интересный опыт, потому что Adrenaline Mob — первый проект, в котором мне пришлось начать все сначала (со времен Dream Theatre). Я также работал с Transatlantic, Liquid Tension Experiment и OSI, но даже будучи задействованным в них, я мог полагаться на внимание только своей аудитории или фанатов Dream Theatre. Adrenaline Mob — это совершенно иной стиль, где все мы новички. Это захватывает и в то же время пугает. Мы стараемся изо всех сил, вносим много корректировок, особенно я и Джон (Мойер). Он был очень успешен и чувствовал себя прекрасно в Disturbed, как это было у меня с Dream Theatre. Мы верим в то, чем занимаемся. Песни сильные, энергия бьет ключом, как только вы увидите наше шоу — сразу проникнетесь ей. Люди, которые еще не составили окончательного мнения о группе, просто неплохо оторвутся на концерте. Это не прогрессивная музыка, она совсем не сложная, но при этом мы — очевидно одна из самых сильных и техничных групп мира. Рассел Аллен —  просто монстр. Майк Орландо играет на гитаре, как Бог. Джон Моер — один из самых крутых парней в группе. Я чувствую, что я часть какого-то нового захватывающего взрыва.

Сейчас легче создать новую группу, такую как Adrenaline Mob, чем 25 лет назад, когда ты только начинал с Dream Theatre?

Да, намного проще. Когда мы только начинали с Dream Theatre в середине восьмидесятых, мне приходилось отправлять демо-версии песен во все музыкальные журналы по всему миру. Я действительно торговал нашей музыкой. В то время, это был единственный путь, чтобы пробиться самостоятельно. Нужно было заключить сделку со студией звукозаписи, чтобы продвигать свою музыку. В 2012 году все изменилось. Везде, начиная с Твиттера и заканчивая Фейсбуком и YouTube вы можете показать свои песни и стать известным. Даже процесс записи стал более простым — в начале нашего пути с Dream Theatre нам нужно было брать в аренду дорогостоящую студию, сотрудничать с записывающей компанией, чтобы заплатить за все это. Сейчас же, можно записать прекрасный альбом с хорошим звуком прямо у себя в гараже на компьютере.

 

Но разве эта доступность не означает, что вам теперь будет тяжелее сохранить популярность при таком разнообразии групп?

Многие говорят об этом, что я не обращаю внимания, я думаю, это прекрасно. Раньше тысячи компаний продавали миллионы пластинок, а сейчас миллионы групп продают тысячи записей. Рынок насыщен. Впрочем, мне, как музыкальному фанату нравится доступность. Я знаю, что она убивает доходы артистов и авторов, но со стороны слушателя, мне нравится, что можно сидеть в отеле в Мюнхене в два часа ночи, прочитать о какой-нибудь малоизвестной группе и сразу же зайти в iTunes и послушать их песни. Мне нравится эта непосредственность и удобство.

Ваше пребывание в Avenged Sevenfold как то повлияло на решение присоединиться к хард-рок группе?

Непосредственно, опыт работы с ними заставил меня понять, как весело мне было в то время, я осознал, что мне нужно работать именно в таком формате, когда время сотрудничества с Avenged Sevenfold подошло к концу. Я получил огромное удовольствие, работая с ними, и когда гастролировал со Stone Sour, Disturbed и Hellyeah. Будучи погруженным в музыку, в которой основной упор сделан на композицию трека, а не на гитарные риффы, я понял, что хочу исследовать ее дальше. Это не просто сумасшедшая помесь, которой я не придаю никакого значения. Я всегда был фанатом хард-рока и металла. Я был первым, кто принес подобный материал в Dream Theatre. Я буквально вырос на Sabbath, Priest, Maiden и Motorhead. Это та музыка, которую вы можете включить и просто хорошо провести время. Вам не нужны вычислительные приборы, чтобы наслаждаться ей.

Кстати, придерживаетесь ли вы каких-либо принципов при создании музыки, которая технически не такая сложная, как прог-рок?

Должен заявить, что сейчас у меня немного другой подход. Я все еще хочу, чтобы песни звучали «в моем стиле», однако теперь мне приходится учитывать, что в группе помимо меня есть еще три человека и вовсе не обязательно применять все фишки, которые есть в моем арсенале. Я работаю в интересах нашей музыки. Так что все мое внимание было сконцентрировано на Avenged и Adrenaline Mod. Это кажется вполне естественным, когда я нахожусь на сцене. Играть более грубую музыку с Adrenaline Mode оказалось столь же легко, как исполнять технически изощренную музыку в составе Dream Theatre. Все потому, что мне близки оба направления. Я просто сажусь за инструмент, и музыка пишется сама.

Насколько велико ваше влияние в принятии решений, не касающихся музыки в Adrenaline Mob?

С каждой группой или проектом, в котором я участвую мне приходится играть разные роли, уровень моего контроля и, в принципе, творческой вовлеченности всегда разный. В Dream Theatre я контролировал все. Если речь идет о таких проектах как Transatlantic и Flying Colors, где задействовано много людей, все может пойти прахом, если четыре или пять человек начнут спорить по любому поводу. В таком случае я просто приходил, играл на барабанах и не принимал никаких творческих решений. Так было с Нилом Морсом и Avenged Sevenfold. Adrenaline Mod находится где-то посередине. Несмотря на то, что эта музыка существовала еще до моего прихода (все началось с Рассела Аллена и Майка Орландо), когда я пришел в группу, сразу же их спросил, в какой роли они хотели бы меня видеть. Ребята одобрили мой вклад. Я контролирую многие аспекты, но мы все равно делим обязанности. Рассел, например, очень трепетно подходит к созданию обложки альбома. На самом деле, мы очень долго спорили, потому что я хотел, чтобы логотип, который находится на обратной стороне буклета, был на обложке, а он хотел поместить на ней Боун-Дэдди. У меня никогда не было обложки альбома с мультяшным монстром (ну кроме Avenged), поэтому я был немного обеспокоен тем, как фанаты примут его.

 

Считаете ли вы себя привязанным к Adrenaline Mod или вы все-таки свободный участник группы?

Вот Flying Colors — группа на время. Для меня это больше чем просто проект, потому что артисты не так часто гастролируют с группами, в которых они планируют играть временно. Adrenaline Mob — мой дом. Я не знаю, долго ли мы будем играть вместе, но у группы однозначно большой потенциал, потому что она не отстает от жизни. Я не против того, чтобы полностью быть задействованным в такой группе как Dream Theatre, но честно говоря, я не стремлюсь к этому.

Вы уже говорили, что достаточно хорошо играете на басу и соло-гитаре, чтобы воплощать свои идеи в жизнь. Хотели бы вы в какой-то момент выпустить новый сольный альбом?

Возможно, я действительно подумывал об этом, пара лейблов мне даже предлагали сотрудничество. Проблема в том, что у меня совсем не было времени. Я хотел бы сделать это когда-нибудь — как Слэш. Начать сотрудничать с кучей разных авторов, потому что у меня так много друзей, с которыми приятно работать. Пара треков с Нилом Морсом, парочка с Джимом Матеосом, Полом Гилбертом, может быть пара песен с Деймоном Фоксом из Bigelf. Так что да, я хотел бы сделать это, вопрос лишь в том, где взять свободного времени.

Ну и последний вопрос: как вам работалось в конце восьмидесятых и начале девяностых — в самый разгар прог-фобии?

Когда мы в 1991 году записали «Images And Words», на рынке господствовал гранж. Это было время Nirvana. Можно подумать, что мы заключили контракт с лейблом и добились успеха именно с этим альбомом, однако это не так, потому что мы почему-то налажали. Никто, кроме нас, не делал ничего подобного, это все о чем я думал тогда, только это могло нас спасти. Настолько мы не вписывались в рамки тогдашней моды, однако была аудитория, которой нужно было что-то подобное. В первые 10-15 лет существования Dream Theatre, «прог» было грязным словом. Мы держались его, у нас никогда не было с этим проблем, но критики проклинали нас за это, и только на рубеже тысячелетия ситуация стала меняться, в том числе, благодаря нашей настойчивости.

 

Mike Portnoy's Shattered Fortress

Специальные концерты в России пройдут 11-го июля (Москва, Главclub Green Concert) и 12-го июля (Aurora Hall, Санкт Петербург). 

Дискография Майка доступна в Apple Music

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно