• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Брайан Мэй о летнем туре, байопике Queen и 40-летии «We Will Rock You»

11 Июля 2017 | Автор текста: Кори Гроу
Брайан Мэй о летнем туре, байопике Queen и 40-летии «We Will Rock You»

Брайан Мэй


© instagram.com/brianmayforreal

Группа Queen отправилась в тур по Северной Америке с фронтменом Адамом Ламбертом. Гитарист Брайан Мэй говорит, что это похоже на дежавю. «В большинстве случаев, я чувствую себя, как в старые времена, потому что все по-прежнему грандиозно, — рассказывает он, — Это же большая удача, что в таком возрасте ты можешь выступать на аренах. На самом деле, это круче, чем все, что мы когда-либо делали. Это что-то большое, опасное. И мы по-прежнему играем живьем. Мы не музейные экспонаты, мы — живые люди». 

Группа начала свой летний тур в конце июня и будет давать концерты в США в начале августа, исполняя свои самые известные песни. «Я помню, как Принс говорил: «У меня слишком много хитов, слишком много хитов», — говорит Мэй. — Милая проблема. Мы включили в программу несколько песен, которые люди очень давно не слышали на концертах. И тут же возникла проблема, что нужно исключить». 

Гитарист говорит, что фанатам следует ожидать «старых добрых Queen» — как во времена эпохи «We Are The Champions». При этом группа исполняет странноватую сольную песню Ламберта, а также трек с сольного альбома Мэя 1993 года «Back To The Light»

Группа также исполнила странную сольную песню Ламберта и даже номер из сольного альбома Мэя 1993 года «Back To The Light».

«Все становится таким же эластичным, как и в старые времена, — говорит гитарист, который недавно выпустил сольник с певицей Керри Эллис «Golden Days». — Мы не играем с подложками и мертрономами, поэтому мы можем как следует оторваться и делать то, что нам нравится. Мы знаем, что Адам достаточно хорош. Поэтому и старые эмоции вернулись. Но вместе с тем, очевидно, это что-то новое, потому что мы играем для детей и внуков тех, перед кем мы выступали в 70-х годах. Да и мы стали немного старше, — смеется он, — Не то чтобы слишком, самую малость старше». 

Мэй говорит, что примирился со своим положением, когда недавно побывал на концерте группы, которая была своего рода двойником Queen в Америке в 70-х. «Я сводил детей на Aerosmith, — рассказал он во время беседы с RS, — Aerosmith в некотором роде шли параллельным курсом. Все реальное, живое и опасное. И никаких страховочных сеток. Я просто смотрел на лица детей и думал: «Мне не нужно извиняться за это. Это стоящая вещь». Я чувствовал, что мы тоже чего-то стоим. Конечно, все мы несовершенно, но таких представлений, как давали мы, никто раньше не видел». 

Что фанатам следует ожидать от тура?

Если они видели нас прежде, они будут очень удивлены, потому что шоу будет сильно отличаться от всего, что мы делали раньше. Мы очень заинтересованы в использовании новых технологий и всяких примочек. Несмотря на то, что в шоу присутствуют определенные «ретроспективные» элементы, все будет выглядеть очень ново. И у нас есть феноменальный певец, дополняющий наш состав. Адам необыкновенен во многих отношениях.

Что вы подразумеваете под «ретроспективными» элементами?

Ну, люди хотят услышать хиты. Таким образом, у нас есть обязательство, которое приятно исполнять, но можно несколько изменить его, сохранив при этом песни. Кроме того, мы планируем использовать видео-элементы. Экраны сейчас недороги, так что подобного контента будет много. Видеоряд будет взаимодействовать с нами. Он будет тесно связан с тем, что происходит на сцене и вне ее. Я не хочу рассказывать слишком много, но будет некоторый «ретроспективный» элемент,

 

Вы имеете в виду голограммы?

Нет, не голограммы. Мы экспериментировали с голограммами, но это не сработало. И большинство вещей, которые люди считают голограммами, на самом деле не являются ими. Это так называемый «призрак Пеппера». Мы предпочитаем более реальные вещи. Так что нет. Мы не делаем голограммы (смеется). 

Песне «We Will Rock You» В этом году исполняется сорок. Можете описать чувство, когда зал топает ногами вам в такт?

(Смеется) В исполнении «We Will Rock You» и «We Are The Champions» задействована аудитория, и это было чем-то необычайно новым в свое время. Когда эта песня появилась, концерты не были интерактивными. Люди приходили, чтобы потрясти головой, и не более того. Никто не подпевал на шоу Led Zeppelin. Но мы обнаружили, что люди поют на наших выступлениях, и первая реакция была: «Эй, что с ними не так? Почему они не заткнутся? Почему бы просто не послушать, как мы играем?» (смеется) Затем появилось осознание, что это что-то потрясающее. Люди участвуют в том, что мы делаем, и получается, что не только группа создает шоу, но и аудитория. Так и появились «We Will Rock You» и «We Are The Champions», а чуть позже и «Radio Gaga». И я очень рад, что это произошло — мы сделали что-то универсальное. 

И в определенный момент в нашей истории это действительно хорошо сработало, как на Live Aid, где мы играли перед аудиторией, которая не знала, что мы вообще будем участвовать. Билеты были распроданы еще до того, как мы были заявлены. Мы работали там уже не просто с рок-публикой, а с общественным сознанием.

И теперь мы слышим это на футбольных матчах.

Да. Повсюду, во всем мире. И самое смешное, мы совсем не имели ввиду спорт, когда писали эти песни. Мы просто хотели всех вдохновить. 

Ваш последний большой тур с Фредди состоялся более 30 лет назад — в 1986 году. Вы скучаете по путешествиям с ним?

Это как потерять члена семьи. В каком-то смысле вы преодолеваете это, и жизнь продолжается, но с другой стороны вы никогда не справитесь с этим, потому что всегда будете знать, что чего-то не хватает. И с группой мы были вместе гораздо дольше и ближе, чем даже с нашими женами. Я буду скучать по Фредди до самой смерти — как друг, как коллега, как творческий единомышленник. По-моему, он был действительно необыкновенным.

Есть ли какие-то новости о байопике про него и Queen?

Да, я думаю, новость в том, что все будет снято. Мы шли к этому дюжину лет, но я думаю, что мы очень близки к тому, чтобы компания Fox дала зеленый свет и профинансировала проект.

У нас есть актер — Рами Малек назначен на роль Фредди и, думаю, от отлично себя покажет. Он полностью вписывается в образ и целиком посвятил себя проекту. Мы провели некоторое время вместе. Он буквально живет и дышит ролью Фредди, это приятно видеть. И у нас есть потрясающий продюсер Грэм Кинг — вероятно, лучший независимый продюсер в Голливуде и за его пределами. Он собрал отличную команду. Да и сценарий просто прекрасный получился в конечном итоге. А мы вроде как «дедушки» проекта, в некотором смысле. И мы будем заботиться о музыке, контролируя ее производство и использование, а это еще один замечательный способ себя занять. Но мы не снимаем фильм. Мы оставались с ним в течение последних двенадцати лет, чтобы направлять его в нужное русло. Так, чтобы это было справедливо по отношению к Фредди. У нас есть только один-единственный шанс. Другого не будет. 

 

А кроме фильма над чем вы еще работаете?

Я только что закончил книгу, которую писал три года, она называется «Queen в 3D». Она основана на стереоскопических фотографиях, которые я снял за все эти годы, пока мы были в дороге. Я очень рад, что она выйдет уже в следующем месяце.

Это начинальнось как фотоальбом, но в итоге вышло что-то наподобие биографии. Это набор наших снимков из закулисья, публичных и частных фотографий. И ничто из этого не было опубликовано ранее. Люди смогут увидеть это во время тура, когда мы будем выступать.

Когда sы начали снимать эти стереоскопические фотографии?

Я начал снимать стереоскопические фотографии, когда мне было 12 лет, потому что освоил технологию. Я собирал небольшие стереокарточки из пачек с хлопьями. Они казались плоскими, но стоило положить их в просмотровый прибор, как внезапно открывалось окно в мир виртуальной реальности. И я был очарован. В тот момент я понял, что не хочу больше снимать плоские фотографии — только стереоскопические трехмерные изображения. Так что это стало увлечением всей моей жизни. Во всех турах Queen я всегда таскал стереокамеру. Глядя на эти снимки, вы действительно чувствуете, что находитесь там. Будто вы стоите рядом с Фредди и можете прикоснуться к нему.

У вас также есть своя «Монополия».

Да, мы многое вложили в это. Я проделал немало работы, чтобы сделать игру аутентичной. Звучит тривиально — монополия, но монополия — это игра, которую мы любим. Вообще она о бизнесе, но в ней есть элемент творчества, и я думаю, что это очень весело.

Вы переименовали «Парк Плейс», а что осталось прежним?

О, да. В оригинальной игре «Бордуолк» и «Парк Плейс» являются самыми дорогими местами. В нашей версии это «Небворт-Хаус» и «Стадион «Уэмбли». Здесь есть «Мэдисон-Сквер-Гарден» и Королевский колледж, где мы впервые играли, Будокан в Токио и тому подобное. Я не могу дождаться, когда сам смогу сыграть. Даже наши фишки очень в духе Queen. У нас есть гитара; У нас есть пылесос из клипа «I Want To Break Free». Есть толстозадая девочка на велосипеде. Я думаю, что людям понравится.

О чем еще Вы хотели бы поговорить?

(Вздыхает) Мы могли бы говорить о мире во всем мире.

Хорошо, как мы можем достичь этого?

(Смеется) Ну, лично я думаю, что мировая власть, как правило, попадает в руки не тех людей. Это практически правило: люди, которые хотят власти, не должны ею обладать. И я думаю, это то, что нужно исправлять по всему миру.

На мой взгляд, все сейчас не слишком хорошо. Но я занимаюсь защитой прав животных — в том числе на государственном уровне — и вижу ситуацию вблизи. И я понимаю, что происходит. Я вижу, как много среди политиков эгоистов и насколько влиятельны деньги и власть. Это очень грустно. Мне кажется, что нам нужна некая интеллектуальная революция, чтобы все исправить. Мне жаль, что у меня нет четких ответов, но я над этим работаю.


Queen 

Дискография группы доступна в Apple Music

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно