• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

«Танцуй, либо вали отсюда»: Джош Хомм о новом Queens Of The Stone Age

17 Июля 2017 | Автор текста: Кори Гроу
«Танцуй, либо вали отсюда»: Джош Хомм о новом Queens Of The Stone Age

Queens Of The Stone Age 


© Matt Helders

Новая пластинка Queens Of The Stone Age «Villains» получилась у группы немного более рыхлой по форме и скоростной, чем предыдущий релиз 2013 года «...Like Clockwork». «Мне просто нравится танцевать», — с невероятной серьезностью сообщает Джош Хомм. 

В том числе так получилось и благодаря сотрудничеству с Марком Ронсоном — продюсером, который работал с Бруно Марсом, Эми Уайнхаус и Адель. «Думаю, в музыке многие не понимают, насколько широки наши связи с Марком, — говорит Хомм. — Если вы послушаете его новый номер «Uptown Funk», вы услышите этот веселящий сухой саунд. К нему я и хотел приблизить нашу новую пластинку. Я хотел, чтобы она оказалась похожа на наш альбом «Songs For The Deaf», но уровень четкости должен был быть, как будто под водой на что-то смотришь через водонепроницаемые очки. Кроме того, оказалось, что Ронсон также одержим ритмом ударных, как и я сам». 

«Я подумал, что будет круто поработать с ним, потому что для нас он своего рода аутсайдер, — говорит гитарист Queens Of The Stone Age Трой Ван Левен. — Оказалось, что у нас похожий музыкальный вкус и чувство юмора. Он для нас как энциклопедия музыки. Спроси про любую песню, Марк скажет, кто и на каких клавишах играет на записи. Он провел кучу времени, читая аннотации ко всяким пластинкам».

Впрочем, даже вне зависимости от работы над диском Хомм все равно чувствует, что группа нашла на «Villains», который выходит 25 августа, новое направление развития. Несмотря на то, что гитары по-прежнему остаются в центре внимания, теперь все держится еще и на диско-бите и ленивых синтезаторах — для того, чтобы это оценить, достаточно послушать «Feet Don't Fail Me» и «Un-Reborn Again». Все звучит гораздо более беззаботно, нежели предыдущий диск Queens Of The Stone Age «...Like Clockwork». В то же время пластинка получилась очень личной, так что это редкий хард-рокерский альбом, который звучит не только плотно, но и чувственно. «Чем дольше ты занимаешься музыкой, тем больше твои записи выражают то, кем ты являешься, — говорит Хомм. — Они словно маркеры на линии твоей биографии». 

С тех пор, как вышел «...Like Clockwork», у Джоша накопилось немало тем. Напомним, что он продюсировал позднюю классику своего кумира Игги Попа «Post Pop Depression», а также играл с ним в туре, который был отлично принят в мире. «Это самые прикольные три месяца, которые я провел на гастролях, — рассказывает Ван Левен. — Игги был невероятно щедр, и отдавал всего себя каждый вечер. Не думаю, что мы хотя бы один концерт этого тура провалили. А когда тур закончился, название «Post Pop Depression» стало реальностью. Мы ничего не хотели делать несколько месяцев».  Перед тем как началась совместная работа с Игги, в жизни Джоша была темная полоса. Вокалист коллектива ощущал, что его вера в рок-н-ролл (и все остальное) пошатнулась, когда в 2015 году на концерте Eagles Of Death Metal появились террористы. В тот вечер он не был на шоу, но случившееся потрясло Джоша. «Это повлияло на все, что я делаю, — говорит он. — Это укрепило во мне мысль, что не надо что-то бесконечно ждать. Надо просто брать и делать, иначе в будущем ты просто будешь жалеть об упущенном. Надо двигаться. Если у тебя с кем-то спор — решай вопрос. Если хочешь сделать что-то — давай делай». 


 

Игги Поп о гении Джоша Хомма, оперных залах и отказе от альбомов

Эта нетерпеливость отразилась и в текстах Хомма, и в том, как группа работала в студии. Процесс изготовления пластинки занял промежуток с января по март этого года, а базовыми студиями были United Studios в Лос-Анджелесе и Pink Duck Studios в Бербенке, штат Калифорния. Общим решением было сделать менее «задумчивый» альбом, нежели предыдущий. Для контраста.

«На последнем диске было много глубоких песен в среднем темпе, а мы все-таки рок-н-ролльная группа, — говорит Ван Левен. — Так что создание диска с бодрым материалом было очень кстати для баланса. Это инстинкт самосохранения. Когда у тебя такие песни, как (номер «Clockwork») «The Vampyre Of Time And Memory», ты слушаешь все это и спрашиваешь себя: «Да какого черта, почему так депрессивно? У тебя лучшая работа в мире, ты окружен людьми, которые тебя любят, и поэтому ты должен просто заткнуться к чертовой матери». Гитарист смеется. 

Трой утверждает, что некоторые песни пребывали многие годы в незавершенном состоянии. Пружинистая «Head Like A Haunted House» существовала без текста примерно с того момента, как у Queens Of The Stone Age вышел диск «Era Vulgaris». Ну а заунывная «Villains Of Circumstance» — продукт 2014 года. Тогда Хомм представил ее в акустическом формате на лондонском фестивале «Meltdown». 
Трек, кстати, начинается со слов: «Жизнь продолжается, / И это меня так пугает». «Я написал ее в гостинице в Австрии, и она ко мне сразу вся целиком пришла, что является особым шиком и редкостью, — рассказывает Хомм. — Через пару дней я сыграл ее в акустике на «Metldown». Так что все получилось очень естественно». 

На диске, правда, песня превратилась в практически ново-волновый номер. Динамика песни только подчеркивает искренний текст этой песни. «Когда мы записывали, мы голову сломали, как сохранить эмоции, которые в ней изначально были заложены, — рассказывает он. — Мы хотели сделать опустошенную версию «Blue Moon» Элвиса. Когда мы поставили ее парню с лейбла, он выдал: «Просто уверен, что люди не в курсе, насколько много вы делаете акустических вещей или треков вроде этого». Я подумал: «Правда? Вот странно». Но, вполне вероятно, он прав. Вполне вероятно, люди не ассоциируют нас с широким спектром музыки, который представлен на альбоме».

Даже на самых танцевальных из номеров «Villains» тексты получились глубокими — почти все они имеют отношение к теме смертности, грусти, любви и отчужденности. «Сквозь весь альбом проходит тема «настоящего времени», — говорит Хомм. — «Настоящее» — это то, что ты имеешь на данный момент, и для тебя нет причин, чтобы ждать чего-то еще. Если ты чего-то ждешь, это, вероятно, будет ошибкой». 

Многие из треков оказались личными и для самого Хомма, который не может спрятать это даже за своей маской циника. «Когда дошло до самых тяжелых с точки зрения текстов песен, мне не нужен был экспресс-курс для того, чтобы выразить чувства, — говорит он. — Я и так уже бывал на гране жизни и смерти. У меня был опыт в таких вещах, о которых вы даже знать не захотите. И которые вам могут не понравиться. Я думаю, что понимание этого — и чувство примирения с полученным опытом — является как раз частью того, почему я считаю понятие «настоящего времени» и термин «сейчас» крайне важными для меня». 

Он еще не решался обсуждать вопрос Eagles Of Death Metal («мне действительно не нравится говорить об этом»), но его сильно потрясло то, что случилось с его товарищами по Eagles Of Death Metal. В мае те события снова напомнили о себе — на концерте Арианы Гранде в Манчестере прогремел взрыв. «Просто ужасно оказаться в клубе артистов, которые пережили такое, — говорит он. — И я надеюсь, что это случилось только с двумя, и никогда не произойдет еще. Если бы я мог менять места и события, я бы этого не сделал — ты никому в мире не пожелаешь пройти через это. Вообще никому. Всегда будет твориться всякое дерьмо. Всегда будут злодеи. И все это заставляет тебя двигаться дальше. Если тебе нужна причина идти вперед, то вот она». 

Движимый этим чувством, он говорит, что снова готов поехать в тур с Queens Of The Stone Age. «С философской точки зрения я буду чувствовать себя всем тем же, — говорит он. — Это моя работа, и я буду ей заниматься. Я хочу этого. Во мне всегда есть это желание. Это можно назвать «быть свободным», «быть американцем». Вы можете назвать это «быть панк-рокером» или «быть просто без царя в голове». Мне все равно, как вы это назовете. Я буду делать то, что хочу, не взирая ни на что».

«Fortress», одна из так называемых «личных» песен на «Villains», как раз и рассказывает о сантиментах подобного рода. «Не хочу тебя унизить, но скажу тебе ужасную правду: все встречают темноту в одиночку, — поет Хомм на фоне смешивающихся партий гитары и синтезатора. — Я справился, и у тебя получится. И если твоя крепость пока еще скрыта, ты найдешь покой за стенами моей».

Хомм не раскрывает конкретных источников вдохновения этой песни. При этом он говорит, что именно новая пластинка является максимально точной трансляцией его собственного «я». «Когда ты моложе, тебя заставляют прятаться за маской. Или ты сам себя заставляешь, — говорит он. — Но чем дольше ты живешь, тем меньше необходимости в маске. Она слетает. У меня не осталось ни одной причины, чтобы скрывать свое истинное лицо. И мне абсолютно не интересно скрывать что- либо, когда я занимаюсь музыкой. Чем более ранимым и честным я выгляжу, тем более комфортно мне в роли артиста». 

«А о чем мне еще писать? — продолжает Хомм. — Queens всегда держались в стороне от политики и всякой пустой болтовни. Мы больше похоже на зал игровых автоматов или кафе-мороженое, где вы точно не будете говорить о политике. Напротив, вам там нужно от всего убежать. Лучше уж я поговорю о том, что действительно имеет значение — это может быть семья, или то, к чему лежит душа».

Развивая тему «кафе-мороженого», Хомм написал довольно нестандартный автобиографический текст для открывающей альбом «Feet Don't Fail Me». «Я родился в пустыне, детка, 17-73, — поет он под танцевальный бит. — Когда игла опустилась на пластинку, я начал двигаться, и теперь иду за тем, что меня зовет». Вообще-то Хомм родился в 1973 году, но за исключением последних цифр песня является его очень вольной биографией с массой отсылок к танцам. «Я хотел что-то более бравое написать, но потом подумал: «Черт, это ведь даже неправда», — объясняет он. — Так что я начал со строчек вроде «Жизнь тяжела, вот никто и не выживает, а я стал старше, чем когда-либо рассчитывал». Лучше я про это расскажу, чем про всякую туфту».  Удивительным образом это любимая вещь с альбома у Троя Ван Левена. «Напоминает мне звучание военных барабанов, — говорит он о ритмическом строении трека, также отмечая, что нечто подобное могли бы записать Foghat. — Под это индейцы могли бы скакать, прежде чем снять скальпы с нескольких ублюдков». 

 

Как только были найдены новые пути, начались эксперименты в студии. Прошлой зимой Ронсон привез с собой кучу синтезаторов, так что на «Villains» заметно больше клавишных. В качестве источников вдохновения для «California Love» Ван Левен выделяет синтезаторы композитора «Заводного апельсина» Венди Карлоса, а также барабаны Доктора Дре. Но это не самые явные отсылки — куда отчетливей в «Un-Reborn Again» слышится T. Rex, а в «Feet Don't Fail Me» Дэвид Боуи берлинского периода.

«Я только что записался с Игги Попом, и я люблю T. Rex, — анализирует мои предположения Хомм. — Игги — единственный и величайший пример фронтмена, который в принципе мог быть создан для рок-н-ролла. Вы можете возразить: «А мне голос другого парня нравится», «У того-то песни лучше», но за последние тридцать лет вы не найдете никого, у кого больше рок-н-ролла, честности и огня в крови. Работа с ним снова зарядила меня верой в рок и в то, что нужно прокладывать собственный путь, чего бы это тебе не стоило».

«После совместных гастролей с Игги у нас накопилось немало находок, которые мы потом смогли применить, — говорит Ван Левен. — Ну и те берлинские альбомы Боуи, над которыми Игги работал, тоже нас всегда творчески стимулировали. Когда ты рядом с ним, это прекрасный стимул для того, чтобы оторвать задницу от стула и пойти что-то делать. Ему уже, черт возьми, семьдесят, а он до сих пор в деле. Так что давай поднимай зад и иди работать». 

Что касается T. Rex, то Хомм отмечает русалочьи нотки в бэк-вокале Марка Болана — то самое пение высоким голосом, которое добавляет в песни эфемерную атмосферу. «Все время что-то диковатое есть в мужском вокале, который звучит так, как будто человек кричит. «Давай, Арчи!», — как в сериале «Всем в семье», — говорит он. 

«Я думаю, что гитарная тональность альбома она где-то между T. Rex, Jesus Lizard и Дуэйном Денисоном, — говорит Ван Левен. — У Дуэйна такой сухой проволочный звук на большинстве записей. И когда у вас в группе три гитариста, нужно между ними разделять частоты, чтобы каждого было слышно. У Джоша есть своя узнаваемая манера, а мы с Дином Фертитой все время меняемся частотами. В результате рождается что-то «проволочное», такой копченый и в то же время светлый саунд». 

Кроме того, есть небольшие отсылки к The Georgia Satellites в «Un-Reborn Again», в которой Хомм цитирует строчку про «обручальное кольцо» из «Keep Your Hands To Yourself». «Это просто великолепная песня, а еще я в детстве любил клип на нее — c чуваками, которые играют на эвакуаторе, — рассказывает Джош. — Несмотря на то, что они с Юга, мне всегда напоминали о моем детстве в пустыне. Когда можно было в купальнике или в джинсовых шортах ходить, и на это никто внимания не обращал». 

Кроме того, в последнее время Хомм наполнил свою домашнюю стереосистему позитивной музыкой. «Люблю что-нибудь послушать с утра, — говорит Джош. — Это задает настроение на весь день. Я постоянно слушал Кэба Кэллоуэя и Дина Мартина, потому что невозможно быть мрачным типом, если ты слушаешь «Minnie The Moocher» и «Mambo Italiano». В такие моменты я даже перестаю ненавидеть людей».

Ван Левен утверждает, что ему слышатся мотивы Кэба Кэллоуэя в «The Way You Used To Do» — первом сингле, который группа выпустила с новой пластинки. «В ней есть такой своеобразный свинг, — говорит он. — Как будто это ускоренный Кэллоуэй».

Помимо внедрения более скоростного саунда Хомм и компания использовали и другие методы, чтобы избавиться от монотонного звучания. Вокалист утверждает, что он поставил перед собой задачу писать «орбитально». «Я это к тому, что если ты один куплет слышишь, ты во время второго прослушивания процентов на сорок воспринимаешь его иначе, — говорит он. — Все время появляется какой-то новый элемент. Это всегда заводит слушателя. Он и на пятидесятый что-то новое услышит». 
«Наша основная цель — бросить вызов себе, и это бросит вызов вашей аудитории», — говорит он.

Но это совершенно не значит, что Queens Of The Stone Age не хотят веселиться. «Мы играем рок-н-ролл, а сейчас, как никогда, людям хочется наслаждаться жизнью, — с улыбкой говорит Ван Левен. — Включая нас самих».

Хомм же по-прежнему работает над эмоциональной реакцией своих поклонников. «Я хочу просто брать людей за воротник и говорить: «Раз у тебя есть ноги, значит либо танцуй, либо вали отсюда. Главное не стой и не спи». 
 

Queens Of The Stone Age

Альбом «Villains» выходит 25 августа.     

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно