• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Джонни Пирс, The Drums о хаосе, Рубчинском и том, как хорошие люди врываются в жизнь

3 Сентября 2017 | Автор текста: Екатерина Мельниченко
Джонни Пирс, The Drums о хаосе, Рубчинском и том, как хорошие люди врываются в жизнь

Джонни Пирс, The Drums


© AnTi

Обложка нового альбома группы The Drums «Abysmal Thoughts» тем, кто имеет отношение к мирам моды и журналистики, наверняка напомнит о коллекциях Гоши Рубчинского и тревожном брутализме современного журнального дизайна. При этом сама пластинка совсем не является отчаянной попыткой угнаться за современной модой в области инди-рока. Скорее, «Abysmal Thoughts» — это демонстрация творческих достижений в области новой искренности, которых за свою карьеру добился Джонни Пирс — на данный момент единоличный лидер коллектива из Нью-Йорка. Томный инди-рок с серф-мелодикой, который Пирс мастерит своими руками (на пластинке он сыграл на всех инструментах) по своей стилистике очень подходит к текущему этапу в развитии проекта.

Потерявший своего партнера по составу Джейкоба Грэма, Джонни убедительно доказывает, что справляется и сам. На «Abysmal Thoughts» есть и фирменный минимализм с элементами гротеска («Mirror» и «Blood Under My Belt», с которых стартует альбом), и экскурсы в области гаражного рока («Rich Kids») и стопроцентного пост-панка («Your Tenderness»). Последняя песня в России будет очень кстати — специальным гостем в Главclub Green Concert станет одна из ведущих русских групп направления «Буерак». Перед шоу Джонни Пирс нашел время, чтобы поговорить с RS как о музыке, так и о наболевших проблемах, без которых представить его чувственный мир просто нельзя.

 

От России есть какие-то особенные ожидания?

Я всегда был поклонником русской эстетики, которая в настоящее время стала модной. Взять хотя бы дизайнера Гошу Рубчинского, который уже занял свое место в мире моды. Но на самом деле я уже давно люблю русский дизайн, людей. Помню, как в 2007 или 2006 году купил книгу под названием «Lost Boys» замечательного русского фотографа и впоследствии моего друга Славы Могутина. Там были фотографии русских ребят, и я счастью, что эта книга не только зажгла в моем сердце любовь к России, но и помогла пронести ее и стать вдохновением при создании обложки нового альбома «Abysmal Thoughts». Если оставить позади эстетику, дизайн и красоту людей, у меня смешанные чувства о России. Я знаю, что у вас гомосексуальность многие порицают, и что у вас президент не делает ничего, что защищало бы права секс-меньшинств. Но у нас теперь с этим тоже проблемы в США. Трамп ведет политику против тех, кто цветной, кто не гетеросексуален, не христианин. И вроде бы легко показать пальцем на другие страны, но у нас есть собственное дерьмо дома, с которым надо как-то расправиться. Весь мир сейчас находится в хаосе и нуждается в любви, сочувствии и симпатии.

В России мы уже выступали на фестивале (имеется ввиду «Юность» в «Музеоне», — прим. RS). Я открывал выступление песней, посвященной транссексуалам. Это было либерально и нагло. Не могу дождаться, когда вернусь к вам назад.

Осталось совсем недолго. Расскажите, на что теперь похожи The Drums?

Теперь я единственный участник. Я сам пишу, записываю и продюсирую.

Что насчет концерта? Вы и несколько музыкантов на сцене?

О, это полноценная группа. Со мной будут давние друзья. Гитара, бас, барабаны и клавишные — группа в полном составе.

В одном из интервью вы сказали, что теперь вы сам по себе, что означает вашу свободу от мнений остальных участников. Но вы вокалист, разве у вас не было этой свободы до этого?

Я наконец-то обрел свободу самовыражения как музыкант. Или, по крайней мере, теперь я могу быть самим собой. Я почти всегда писал большую часть материала, занимался продюсированием. По правде говоря, первые миньоны и два альбома были целиком моими — материал писал самостоятельно в спальне. Там же и записывал. Я писал песню, записывал ее, потом показывал остальным участникам. Они уже придавали композициям финальное звучание. Я всегда был мозгами The Drums. Это всегда моя идея. Без меня проекта нет. Одно дело быть в группе. Другое — быть душой коллектива. Душой The Drums как в самом начале, так и сейчас, была невинность, счастье от этой невинности и грусть.

Рецензия на альбом The Drums «Abysmal Thoughts»

Мне хотелось говорить о счастье и тоске, но Джейкоб всегда смотрел на это с другой точки зрения. Мне казалось, что я не мог говорить то, что считал нужным, потому что то, что я собирался сказать, не подходило под критерии невинности. Я живу в реальном мире, а он хотел оставить меня в мире грез. В фантастическом мире. Не поймите меня неправильно — я ценил то, как он всем управлял, и еще считаю, что ранний успех коллектива — во многом его заслуга. Но так больше не может продолжаться. Когда остальные участники покинули группу, я наконец-то понял, чего на самом деле хочу. Я знаю, что теперь обладаю свободой слова. Я свободен в самовыражении и могу говорить о политике, сексе, наркотиках, неудачах, ненависти и депрессии. Конечно, среди всего этого есть и надежда.

Вы ранее упомянули о вдохновении для обложки. Почему вы выбрали такую фотографию для «Abysmal Thoughts»? Вы хотели показать бывшим участникам, что теперь можете все?

Скорее это шанс выразить себя. Я бы не смог выпустить альбом с такой обложкой, если бы Джейкоб все еще был в группе. Он обычно контролировал внешний вид альбомов, и его выбор всегда был не в мою пользу. Но это была его работа, и он серьезно к ней относился. Вот сейчас я взял и использовал фотографию своего парня, нюхающего грязный кроссовок, в качестве обложки. Мне теперь не надо никого спрашивать о том, как поступить. Здорово быть музыкантом.

Больше никакого Джейкоба в The Drums. Каково это выступать и работать без него? Вы были друзьями на протяжении долгого времени.

Мы вообще больше не видимся. Иногда переписываемся. Это неофициальный разрыв. Если подумать, мы провели за 7 лет времени вместе столько, сколько не всегда проводят друзья за всю жизнь. Для меня это нормально, я понимаю, что ему это сейчас нужно. Мы оба желаем друг другу всего самого хорошего и понимаем, что некоторые вещи не могут длиться вечно.

Вы познакомились в христианском лагере, не так ли? На что это было похоже?

Это был лагерь для чокнутых. Все парни спали в зале, а я начинал слушать музыку. Моей любимой группой в то время были Joy Electric, Джейкоб подошел ко мне и сказал, что эта редкая группа тоже была его любимой. А еще мы оба знали, что мы не такие, как все. Все остальное — уже история.

Ваши родители — пятидесятники. Что они думают о вашей музыкальной карьере и образе жизни?

Я с ними почти не общаюсь. Они поддерживают Трампа и выступают против геев. Первые 25 лет своей жизни я провел, пытаясь получить их одобрение, хотя и приходилось притворяться. Теперь я завязал с притворством. Я гей. Ну и что? Никто не сможет этого изменить. Я слишком много провел времени, ненавидя себя, потому что они говорили мне, что быть геем — это болезнь. Я навещаю их раз в несколько лет, но не вижу изменений. Я верю лишь раз в жизни, а жизнь это то, что у нас есть. Я впустил в свою жизнь тех, кто любит меня таким, какой я есть. Я освободил место для хороших людей, и они ворвались в мою жизнь.

А что вы думаете о религиозном воспитании детей? Или же к религии человек должен приходить сам в зрелом возрасте?

Хорошо иметь базовое представление о том, в чем заключаются главные принципы религии. Но я против насильного обучения этому. Школа — публичный институт, где нет места религии. Если вы хотите проповедовать — откройте свою собственную школу, но не на наши деньги.

Вы часто говорите, что были одиноки в детстве. Помогла ли музыкальная карьера избавиться от одиночества?

Музыка была моим спасением. Я мог провести бесчисленное количество часов, сочиняя песни, играя на старом синтезаторе в своей комнате. Я мог принести этот же синтезатор в отель, где складывал полотенца. Когда я заканчивал свою работу, то начинал писать музыку. Музыка была всегда со мной, помогая чувствовать себя менее одиноким. Я иногда спал с синтезатором. Включал его и смотрел на красную кнопку, пока не засыпал. Когда я стал старше и начал настоящую музыкальную карьеру, я никогда не чувствовал того счастья, которое ощущают другие люди, когда с ними происходят хорошие вещи. Это всегда было моей проблемой — я не могу наслаждаться даже теми моментами, которые того стоят. Ещё я зациклен на том, когда наступит следующий такой момент. Слишком зациклен, что не могу наслаждаться тем, где я нахожусь сейчас. Мой парень иногда что-то ставит — он обожает музыку 90-х, иногда мы под это танцуем. Но сам я ничего не слушаю. Хотя я вот жду новый альбом Бьорк. Очень любопытно узнать, какой она сделает следующую пластинку.

The Drums: «Наши ссоры длятся не дольше пяти минут»

В начале музыкальной карьеры многие издания ставили The Drums в свои списки молодых исполнителей, подающих надежды. Ответственность не давила?

Когда я только начинали с The Drums, уже знал, что мир вокруг — дерьмо. Я уже записал альбом на Columbia Records в Америке, уже знал, что люди и фанаты приходят и уходят, контракты появляются и исчезают. Я решил, что не нужно слушать, когда говорят, что ты хорош вот в этом или в том. Я просто решил писать музыку, которая мне нравилась. Это позволяло оставаться сконцентрированным на звучании, которого я хотел добиться. Грустно видеть моих друзей-музыкантов, которые находятся под давлением мнения прессы. Они пытаются меняться, чтобы угодить вкусам конкретного слушателя. Все для того, чтобы идти в ногу со временем. Я совершенствуюсь, но я много работал, чтобы оставаться музыкантом, которому доверяют.

Однажды вы сказали, что устали от иконических артистов вроде The Beatles, Rolling Stones, потому что они получают все деньги и внимание прессы, ничего уже не делая. Мнение не изменилось?

Нужно сказать, что я ценю заслуги The Beatles, но все же хочу видеть новые группы, которым дадут шанс. Хотелось бы, чтобы люди покупали на Рождество новый альбом Snail Mail вместо седьмого бокс-сета The Beatles. Пришло время молодых артистов. Старые должны уступить дорогу.

Интересная позиция. В таком случае назовите тех исполнителей, которые повлияли на вас. Вряд ли это The Beatles.

Мой список таков: Бьорк, Joy Electric, Add N To X, The Smiths, The Wake.

А с кого брали пример, когда только начинали петь?

Я никогда не старался кого-то копировать. На самом деле я считаю, что все еще нахожусь в поиске своего голоса. От альбома к альбому он по-новому звучит. Выглядит так, будто он отражает перемены в моей жизни.

Мне, кажется, никогда не говорили, что мой голос — это что-то необычное. Я просто видел, что хочу быть лидером группы. Я знал, что хочу сказать. Так что я решил быть певцом, для меня важно выступление и атмосфера.

Есть ли что-то, чего вы боитесь? И вообще, как бороться со страхами?

Я боюсь несправедливости. Это всегда проблема, но теперь, когда Трамп стал нашим президентом, я чувствую эту несправедливость вокруг меня. Думаю, что лучше всего прямо взглянуть страху в глаза. Конечно, было бы намного проще уехать из США в Швейцарию. Но это означало бы сдаться.

В чем сейчас заключается самая серьезная проблема молодежи?

В недостатке сочувствия. Травля стала масштабней, особенно с интернетом. Общество давит на тех, кто не подходит под критерии совершенства, любой, кто отличается, становится объектом травли. Быть жестоким стало не только популярно, но и модно. Это меня огорчает. Мне хотелось бы, чтобы все жили в мире и спокойствии. Хотелось бы, чтобы доброта вошла в моду.

Как победить гомофобию в текущей ситуации в мире? Я не говорю только о России. Есть ли какой-то универсальный совет?

Гомофобия берет начало от женоненавистничества. Женоненавистничество — от социальных норм. Страны, в которых уровень гомофобии наиболее низкий, обычно в большей степени придерживаются атеистических взглядов. Перестаньте думать о том, что скажет бог. Просто любите.


The Drums

Концерт группы состоится 12-го сентября в Главclub Green Concert (Москва).

 

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно