• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Дэвид Гилмор о новом фильме, рассказывающем о его шоу в Помпеях

18 Сентября 2017 | Автор текста: Кори Гроу
Дэвид Гилмор о новом фильме, рассказывающем о его шоу в Помпеях

Дэвид Гилмор


© Sarah Lee

Дэвид Гилмор отдыхает на диване в актерском фойе большого многозального кинотеатра в лондонском Вест-Энде. В синем свитере и кроссовках Дэвид кажется расслабленным, в углу комнаты стоит его коричневая дорожная сумка. Но на самом деле у Гилмора есть причины для того, чтобы торжествовать. Через несколько часов в кинотеатре состоится VIP-премьера нового концертного фильма «Live At Pompeii». Картина является хроникой удивительной двухдневной концертной акции Дэвида, который в прошлом году спустя несколько десятков лет выступил на сцене древнего итальянского амфитеатра, который однажды был полностью погребен под лавой Везувия. С постером фильма в руках он вспоминает тот день, когда впервые выступил здесь в составе Pink Floyd, играя перед пустыми рядами амфитеатра. Спустя 45 лет Дэвид снова оказался там снова — и история, кажется, совершила свой полный круг.

«Не могу вспомнить, как долго мы там были — что-то около недели, наверное. Было очень жарко, — говорит он, вспоминая события почти пятидесятилетней давности. — В 2016 году тоже было жарко, но все выглядело по-другому. У нас появилась нормальная аудитория, это был настоящий концерт». Гилмор делает паузу и думает о фильме. «Тот момент в самом начале шоу, когда заходит солнечный круг над Везувием и этой замечательной площадкой, просто прекрасен».

Зрелищный эпизод отражает дух концертов, в которых гитарные партии Гилмора идеально сочетались с живописным видом на вулкан (в какой-то момент небо в сумерках приобрело темно-зеленый оттенок) и запахом пыли. Лишь несколько тысяч человек смогли увидеть каждый из концертов, на которых Гилмор исполнял материал с нового альбома «Rattle That Lock» и классику Pink Floyd в обрамлении светового шоу, пиротехники и круглого экрана. Это был первый раз со времен римлян, когда на сцене амфитеатра давали выступление для публики. Историческое событие, которое сложно переоценить.

13 сентября концертный фильм о двухдневной резиденции Гилмора показали в двух тысячах кинотеатрах по всему миру. В этом же месяце выйдет цифровая версия фильма, которая будет идти в комплекте с записанным концертом. Это часть задумки Гилмора, который хотел подарить своим поклонникам незабываемые ощущения.

«Последние несколько лет мы стремились играть в по-настоящему прекрасных местах, — говорит Гилмор, вспоминая свои выступления в Нью-Йорке в Radio City Music Hall и в Chicago Auditorium, а также в Помпеях и римском цирке. «Мне нравится, когда мои выступления люди потом вспоминают как нечто особенное», — говорит Дэвид.

Атмосфера на концерте в Помпеях. Фото: Sarah Lee 

Музыкант испытывал дополнительное давление, ведь он уже имел опыт выступления на той же площадке. Концерт Pink Floyd 1971 года лег в основу другой ленты — режиссер Эдриан Мейлер поместил группу в центр фильма «Pink Floyd: Live at Pompeii», который можно при желании посчитать эдаким анти-Вудстоком. Все строилось вокруг выступления англичан перед пустым амфитеатром. При этом музыканты не скучали: увлеченно занимались воспроизведением шума: использовались гонги и слайд-гитара, артисты шептали в микрофон, а в мини-сет были включены шедевры с «Meddle» («Echoes» и «One Of These Days»), экспериментальная сюита «A Saucerful Of Secrets», а также мрачноватый сингл «Careful With That Axe, Eugene». В то время Гилмор как раз самоутверждался в роли ведущего гитариста («Надо было проявить изрядную ловкость, чтобы занять место Сида Барретта, подхватить его стиль, но при этом идти в собственном направлении», — говорит он). Музыка же в целом как раз выруливала в ту сторону, которая в 1973 году привела к созданию шедевра коллектива «The Dark Side Of The Moon». Примерно половину упомянутого диска Гилмор сыграл во время сольных сетов в Помпеях.

На этот раз экспериментальным концертный фильм назвать сложно. Производством занимался Гэвин Элдер — тот же самый режиссер, который ранее снял концертный фильм Дэвида 2008 года «Live in Gdańsk». «Он попросил меня снять все наилучшим образом, чтобы фильм получился восхитительным и эпохальным, — рассказывает Элдер. — Он хотел, чтобы зрители поняли, насколько величественна эта арена».

«Я старался сильно его не грузить, — рассказывает Гилмор. — Мой план заключался в том, чтобы дать поработать людям с художественным мышлением и посмотреть, что получится в итоге. Мне не хотелось их контролировать или руководить процессом. Я ведь не знаю, как снимать фильмы, я гитарист. А Гэвин знает, что делает».

Несмотря на весь опыт Гэвина работу сложно было назвать легкой прогулкой. Команда должна была быть особенно аккуратной с древними сооружениями. Элдер начал работу на руинах за четыре месяца до концерта, назначенного на июль, чтобы разобраться, как вести съемку в таких условиях. «Все шестеренки должны были работать, находиться на своих местах, — рассказывает режиссер. — Площадка не была предназначена для концертов». В ночь, когда они тестировали оборудование, один из осветителей упал в дыру между руинами и сломал руку. «Не очень-то римляне заботились о здоровье и безопасности», — говорит Элдер.

Камеры не разрешалось ставить на сцену, так что они располагались либо по бокам, либо на кранах. Разрешили использовать лишь камеры на штативах, но их нужно было двигать, что делало съемку крайне трудоемкой. Некоторые из проблем удалось решить, используя дронов, благодаря которым можно было вести с воздуха и получить эффектные ракурсы. (Власти не разрешили полет непосредственно над амфитеатром, и на одном из концертов дрон был отслежен, к счастью, плёнку удалось сохранить).

«У нас есть кадры, снятые с расстояния мили, — с улыбкой говорит Гилмор, вспоминая дронов. — В кадре маленький диск, который, на самом деле является ареной с Везувием позади, когда вы приближаете кадр, свет и дым исходят от этого диска. Это выглядит потрясающе». 

Главной задачей, по мнению Элдера, было показать значимость и уникальность момента. «Мы чувствовали, что являемся частью истории, уже когда настраивали лазерное оборудование в ночь перед концертом в чарующую южную итальянскую жару, — говорит Элдер. — Было ощущение, будто это уже происходило».

Фильм начинается с инструментальной композиции «5 A.M.» с альбома «Rattle That Lock», когда солнце начинает садиться за амфитеатром. «Я хорошо представлял себе, в какое время должен начаться концерт, — говорит Элдер. — Мне хотелось запечатлеть волшебное время сумерек, чтобы вы поняли, что Везувий находится прямо за ареной. Помню, как бегал туда-сюда, потому что осветитель упрямо твердил: «Нет, нет, нет, нужно начать шоу, когда будет темно». И после долгого спора мы достигли компромисса, который определенно работает на шоу». Все получилось отлично.

Оставшаяся часть волшебства была за Гилмором и его группой. Когда он вспоминает первый из концертов, то признает, что нервничал перед выходом на сцену. «Я делал вид, что не волнуюсь, но это было не так». Волнение помогло ему, группа позади него вселяла уверенность. Для европейского этапа тура Rattle That Lock он привлек клавишника Rolling Stones Чака Ливелла и бывшего музыкального директора Майкла Джексона Грега Филлингейнса — нужно было добавить музыке раскованности. «Это больше подходило груву Помпей», — поясняет Гилмор.

В концерте принимали участие трое вокалистов, которые сопровождали Дэвида на протяжении всего тура. Брайан Чамберс, Люсита Жюль и Луиза Клэр Маршалл, которые сыграли решающую роль в исполнении «The Great Gig In The Sky» — номера, который Гилмор не играл с 2006 года. «Луиза подошла ко мне во время репетиции и сказала: «Мы работали дома над новой версией «Great Gig In The Sky», хотите послушать?», — вспоминает Гилмор. — Я согласился. Мы сыграли песню пару раз, и это было невероятно. В общем, нам не терпелось ее исполнить, но решено было повременить до Помпей».

Еще одним гилморовским козырем был скоростной спейс-рокерский номера «One Of These Days» Pink Floyd, исполнение которого было одним из ключевых моментов в старой картине Мейбена. «И нам нужно было восстановить то ощущение, которое было с нами всякий раз, когда мы ее играли, — говорит Гилмор, — Всегда с огромным кайфом. Нужна была дымовая машина, чтобы нагнать тумана, а сквозь это марево прорывался громовой бас Гая Прэтта. И еще я сыграл на слайде, что всегда... — он делает паузу, — является для меня важным моментом».

Когда Гилмор говорил с Rolling Stone в прошлом году перед концертом в Помпеях, он сказал, что одну из песен с первого концерта не хотел бы исполнять. Это была «Echoes» — по его мнению, без покойного клавишника Рика Райта она могла прозвучать сиротливо и тускло. Вместо нее был подготовлен трибьют Райту, который играл вместе с Гилмором в ходе его сольных гастролей 2006 года. «Песня «The Blue» была сочинена и записана до того, как Рик умер, но для меня она всегда будет с ним ассоциироваться, — говорит музыкант. — Это еще одна протяжная раскатистая песня вроде «The Great Gig In The Sky» и «A Boat Lies Waiting» (номер с пластинки «Rattle That Lock», — прим. RS), на которой чувствуется его сильнейшее влияние. Так что на концерте было три или четыре песни, которые имели к Рику самое непосредственное отношение».

О Райте можно вспомнить и в финале картины, где фигурирует эпическая версия «Comfortably Numb», во время исполнения которой Гилмор еще и развил свое знаменитое гитарное соло. «Я просто отпустил его на волю, — объясняет увеличение длительности Дэвид. — Я же не должен копировать то, что на альбоме было. Вот я и не думал»,

Еще одной вещью, которой Гилмор позволил случиться естественным образом, является процесс написания следующего за «Rattle That Lock» альбома. С момента окончания тура в сентябре он фиксирует идеи песен в свой айфон с намерением в дальнейшем над ними поработать. У него также есть несколько нереализованных идей, над которыми он трудится сейчас.

«Я набросал несколько композиций, — говорит он, отмечая, что посвятил много времени созданию объемного звучания для фильма. — Пока не могу сказать, останутся ли они в том виде, в котором находятся сейчас, или же приобретут новую форму, когда я начну работать над новым проектом. Я подозреваю, что их придется немного освежить, но даже в схематичной форма они мне по душе. По крайней мере, некоторые точно. Это хорошая отправная точка. Посмотрим, что из них получится. Мне просто надо их еще пошлифовать». (Дэвид считает, что запись нового альбома является обязательным условием любого следующего концертного тура).

Сейчас же Гилмор просто хочет посмотреть «Live in Pompeii». «По правде говоря, я смотрел фильм отрывками во время монтажа, — признается он. — Я прислушивался к звучанию и изредка смотрел на экран, но не видел конечной версии, так что это предстоит сегодня. Не могу дождаться, когда увижу фильм!»

В фойе расстилают красную ковровую дорожку для VIP-гостей. Когда Ливелл, Филлингейнс, бэк-вокалисты, Элдер и Джефф Бек наконец-то появляются, Гилмор широко улыбается, приветствуя каждого, и позирует для камер. На экране показывают сцены из фильма.

Все гости поднимаются наверх, чтобы посмотреть «Live in Pompeii». Микс Atmos звучит так, будто зрители концерта в Помпеях находятся рядом, хлопая и приветствуя Гилмора вместе с теми, кто собрался внутри зала. Когда показ заканчивается, Дэвид встает и улыбается, разговаривая с друзьями. Это его интересует больше, чем произнесение речей.

«Впечатляющий концерт, — говорит мне Джефф Бек. — Интересно, оживут ли духи Помпей после такого. Я знаю о всех тех ужасах, что там произошли. По крайней мере Гилмор пришел туда с миром, — смеется он. — Концерт был потрясающим. И фильм это замечательно передает». Нас прерывает сам виновник торжества. Он подходит к Беку с широкой улыбкой, говорит с ним примерно минуту и проводит на афтерпати.

Судя по выражению лица гитариста, он очень доволен таким мирным исходом.


Дэвид Гилмор

Альбом «Live At Pompeii» доступен для заказа iTunes

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно