• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Galantis: «Железо» - не самое главное»

28 Ноября 2017 | Автор текста: Екатерина Цыганова
Galantis: «Железо» - не самое главное»

Galantis


© Екатерина Цыганова

Незадолго до релиза второго лонгплея многообещающего шведского электронного дуэта Galantis, RS встретился в Лос-Анджелесе с Кристианом Карлссон и Линусом Эглоу, которые поделились своими мыслями о музыкальной эволюции, новом альбоме и ключах от гостиничных номеров.

Время летит незаметно особенно здесь, в Южной Калифорнии, и кажется, будто 2015-ый был вчера, однако, между вашими последними релизами прошло целых два года. Расскажите о «The Aviary».

КК: Это Galantis! Это то, к чему мы с Линусом пришли в свое время, экспериментируя с музыкой. Это было и остается путешествием. Все так быстро меняется. Теперь у нас есть фанаты, они приходят на концерты и ждут выхода новых песен. Пожалуй, это и стало тем топливом, что питает нас и заставляет каждый раз приходить в студию и создавать новый Galantis.

Я считаю, что музыка видоизменилась в общем и целом, и сейчас этот процесс происходит еще стремительнее. У нас появилось больше свободы, чем когда бы то ни было раньше. Люди смешивают жанры, и не важно хаус ли это, техно или что-то еще. Это то, чего все хотят сейчас, как мне кажется.

Я помню времена, когда деление на жанры было достаточно четким, теперь же границы размываются все больше и больше. Каким, по вашему мнению, будет следующий шаг в музыкальной эволюции?

КК: Следующий шаг - это «Aviary». А вообще, музыканты постоянно находятся в поиске новых комбинаций. Это как звучание Дрейка, каким бы то стилем ни было, иногда хорошее, а иногда не очень.  Сейчас происходит процесс освобождения от правил. Помните, до 2010 было безумием даже представить момент нагнетания атмосферы в поп-песне, и вдруг происходит эта революция, и люди не из мира танцевальной музыки даже не понимают, откуда это все пришло. Внезапно после припева появляется эта другая часть!

Но вернемся к «Aviary».  Всегда существует некий конфликт в случае со вторым по счету альбомом, когда музыкант оказывается на распутье между эволюцией своего собственного стиля и ожиданиями фанатов. Как вы нашли баланс в данном случае?

КК: Забавно, что это классическая штука со вторым альбомом. Это всегда та пластинка, которую люди либо ненавидят, либо действительно любят. Правда ведь? Это как фанатам нравится первая запись, и потом выходит вторая, и они такие: «Даже и не знаю, что они делают теперь! Они уже не те». А на третьем альбоме они опять находят что-то для себя - это то, что происходит с многими группами.

Мне, на самом деле, в основном всегда нравятся «вторые альбомы».  Потому что обычно это те записи, в которых артист начинает больше экспериментировать в связи с успехом первой пластинки. Вначале все пытаются что-то доказать, и вдруг решают расслабиться. И я говорю не только о нас, но и в целом - музыканты пытаются найти себя.

Я не думаю, что это плохо.  Нам всем нужен второй альбом, чтобы достигнуть уровня развития третьего - ты не можешь создавать один и тот же первый альбом раз за разом. Фанаты всегда хотят все тот же первый альбом, но это невозможно - это время прошло. Музыка не стоит на месте, артист не сидит на месте, и ты абсолютно точно не можешь сочинять одну и ту же песню постоянно, это идет вразрез с тем, что мы чувствуем. Идеальный рецепт для хорошей песни - не копировать то, что ты уже однажды сделал.  Тебе нужно двигаться вперед и сочинять что-то новое, свежее и классное. Я так считаю.

 ЛЭ: Это дает нам энергию осваивать новые территории, которые были скрыты от нас прежде. Там мы находим много нового и интересного.

Забавно, что фанаты всегда хотят от артиста того же стиля и те же песни, но в то же время они ненавидят однообразие. Они противоречат сами себе.

КК: Они всегда говорят «Они уже не те». Но в то же время, ребята, вы правда хотите те же самые песни? Реально? Они знают, что не хотят те же самые песни. Я пытаюсь не быть таким сам - когда мне нравится какая-то группа, и они выпускают новую запись, я стараюсь отбросить предрассудки и понять, могу ли я найти в новом альбоме что-то для себя. Иногда ты просто не можешь ожидать, что новый альбом будет абсолютно таким же. Это другой альбом, поэтому он точно будет звучать иначе, и в этом его прелесть. Мы всецело выступаем за прогресс, осваиваем новые музыкальные территории вне зависимости от того, танцевальная ли это музыка, или мы просто используем сэмплы.

ЛЭ: Для меня все обстоит следующим образом: либо ты хочешь фаст-фуд и заказываешь одну и ту же пиццу, либо ты хочешь пойти попробовать что-то особенное. Я думаю, мы никогда не были фаст-фудом.

Большинство людей видят Америку, как страну, задающую музыкальные тренды всему остальному миру, однако значительная часть авторов знаменитых американских хитов, в свою очередь, европейцы, как, например, вы сами. Что вы думаете об этом интересном феномене?

КК: Для нас, шведов, все немного иначе, поскольку многое из того, что создается здесь, даже не долетает до Щвеции. Нашей сильной стороной, как авторов песен является то, что мы стараемся работать в нескольких направлениях - мы используем все имеющиеся у нас инструменты. Разумеется, Америка и Англия являются, пожалуй, самыми влиятельными странами, когда речь заходит о музыке, но в Швеции действительно много потрясающе талантливых композиторов.  Особенно в поп жанре. Забавно, как популярна танцевальная музыка в Швеции в то время, как у нас даже нет клубной культуры.

ЛЭ: Все тренды, которые мы видим, приходят из мелких субкультур: хаус, техно и так далее. Сначала этим занимается небольшая группа людей, и вдруг - бам! -  и это становится мейнстримом. Поэтому это и свобода, и, в то же время, ответственность. В Европе мы любим создавать что-то новое.

Почти каждый фанат электронной и танцевальной музыки хотя бы единожды в своей жизни установил на свой компьютер музыкальный редактор и попытался написать собственный трек. Какие советы вы можете дать начинающим продюсерам?

КК: Возможно, это клише, но я действительно верю в то, что «железо» - не самое главное. Раньше я сам смотрел на оборудование, вместо того, чтобы быть оригинальным и понимать музыку, верить в музыку и не пытаться копировать других людей.  Потому что в девяносто пяти процентах ты слушаешь песню и понимаешь, что теперь это звучит, как кто-то известный. Делает ли это твой трек крутым? Нет. Это звучит как музыка, которая вышла двумя годами ранее, поэтому нужно найти свой собственный путь, понять, что есть хорошего в твоей музыке, и сосредоточиться не на том, как другие люди работают или что они используют. Это то, что происходит, когда музыканты думают, что оборудование - это ответ на все их вопросы. Будто я сижу в реальной студии, потому что у меня есть это и вот это. Однако на самом деле это не имеет значения. Иногда наличие у тебя всех инструментов лишает тебя креативности. Иногда необходимо ограничивать себя, чтобы сделать что-то лучше. По крайней мере, я так считаю. Кто-то может не согласиться, но я вижу, как многие люди начинают гнаться за «железом».  Мне кажется, иногда полезно вернуться во времени, когда музыку создавали без компьютеров, когда можно было сделать только одну вокальную дорожку от начала и до конца. Теперь же ты можешь изменить ее миллиард раз. Я не хочу учиться на этом, я хочу учиться на тех примерах, когда запись можно было сделать только один раз, и это все равно звучало потрясающе. Всегда будут появляться новые игрушки и гаджеты, с ними можно что-то сделать, но не нужно в этом особо копаться. Ответ на вопрос, как писать классную музыку, кроется точно не в «железе».

ЛЭ: Классики вообще все записывали на бумаге.

КК: Да, мы пытаемся отойти от этого, ну знаешь, когда в студии тебе доступно все. Тебе нужно идеально звучащее концертное фортепиано? Вот оно! Нужен самый новый плагин или что бы то ни было? Вот оно! На самом деле это круто иногда ограничивать себя.  Мы иногда записывали музыку на самолете.  Мы такие а давай запишем на айфон или типа того! Музыка происходит не из оборудования - она исходит от тебя. Потрясающая мелодия прекрасна сама по себе. Вот чего не хватает иногда. Я думаю, довольно много великолепной музыки появляется вокруг, но иногда она слишком технична, и мы забываем, что есть в ней настоящего.

Как появился фигурирующий на обложках ваших релизов «кот с тысячей лиц»?

КК: Мы называем его морской лисицей – таково было рабочее название внутри команды. Мы сидели все вместе и обсуждали новый проект, когда столкнулись с необходимостью создания визуального образа. Мы попытались подойти к этому так же, как мы делали с музыкой  - стали экспериментировать. Что это? Кот? Или лис? Потом мы подумали, что темой должен быть не космос, как мы предполагали изначально, а подводный мир. И вот с помощью нашего потрясающего художника Мэта Мэйтланда мы стали создавать таких вот новых морских лисиц.

Многие люди любят коллекционировать те или иные вещи, привозя их из разных стран. Если бы у вас была такая возможность, что бы вы коллекционировали?

ЛЭ: Помню, мы собирали ключи от гостиничных номеров.

КК: Да, теперь я сожалею об этом. В начале у нас было десять ключей, а сейчас их нескольких сотен - мы собрали довольно большую коллекцию.

Galantis

 Дискография шведского коллектива доступна в Apple Music

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно