• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Джин Симмонс о Канье Уэсте, Джастине Бибере и Дональде Трампе

4 Декабря 2017 | Автор текста: Энди Грин
Джин Симмонс о Канье Уэсте, Джастине Бибере и Дональде Трампе

Джин Симмонс


© Mark Summers

Если вы хотите, чтобы Джин Симмонс пришел к вам домой, то все, что нужно сделать – это купить десятый CD бокс–сет «The Vault», и он лично принесет его вам прямо в руки. Есть даже возможность пригласить до двадцати пяти друзей. Он также проведет два часа у вас дома и, быть может, сыграет на гитаре несколько песен. Единственная загвоздка в том, что цена такого приобретения составит 50 000 долларов.  Тем не менее, Джин клянется: оно того стоит. «Это самый большой бокс–сет всех времен, который охватывает период с 1966 по 2016 год, – делится он в разговоре с Rolling Stone. – В нем 150 песен, которые никогда ранее не были изданы. В том числе та, например, которую я написал с Бобом Диланом. На еще одном треке появляется Джо Перри, а трех других – братья Ван Хален. Одним словом, многие вещи, которые я никогда не мог выпустить, потому что мы придерживались идеологии Kiss, и они попросту не звучали соответствующе».

Ни одна рок–звезда калибра Джина никогда не путешествовала по стране, посещая поклонников в их домах, но у фронтмена Kiss за плечами долгая история поисков как бы заработать деньги. Будь то продажа комиксов про Kiss, презервативов Kiss или даже шкатулок Kiss. Он позвонил нам не только ради рекламы «The Vault», но и для того, чтобы поделиться уроками, полученными за все эти годы и охватывающими все стороны жизни: от неверности и воспитания детей, вплоть до того, почему он продолжает верить, что рок мертв.

Каким был самый лучший совет из всех, что ты получал?

ДС: Самым мудрым человеком, которого я когда–либо встречал, была и остается моя мать. Когда ей было четырнадцать, она пережила убийство семьи и нацистский концлагерь. Ее взгляд на жизнь можно описать так: «Каждый день на земле – отличный день, так что стремись к звездами. Пока никто не пытается тебя убить, что терять? Ты не можешь потерпеть неудачу». И она права.

Она также научила меня, что успех – это временное явление. Поэтому–то до сих пор она не понимает, кто платит мне деньги и почему их так много. Она просто не может понять. Когда я показал ей первый чек на десять миллионов долларов, который заработал, она не знала, десять ли это миллионов долларов или десять тысяч, или сто. Но сумма показалась ей весомой. И тогда она сказала: «Это замечательно, что ты собираешься делать?». Она права. Ты отправляешь кого–то в нокаут и становишься чемпионом мира. Отлично, что ты собираешься делать? Почивать на лаврах? Или вернешься на ринг и продолжишь сражаться до последнего вздоха, пока ты жив? Использовать это или потерять все. Я научился отношению к работе у своей матери.

Как ты учишь своих детей этому, если они родились в условиях, столь непохожих на те, в которых рос ты?

ДС: Во–первых, они никогда не жили целиком и полностью за мой счет. Я не считаю, что нужно давать своим детям деньги просто так, потому что когда они начнут жить самостоятельно, то рано или поздно будут стоять с протянутой рукой и спрашивать «Где мои деньги?». Так что это правильный подход –  держать своих детей на коротком поводке. Кроме того, им нельзя принимать наркотики, напиваться и курить сигареты – с этим строго. Если им хочется что–то из этого, мы должны это обсудить. Причем до, а не после. Если они меня ослушаются, если пойдут против моих заповедей, то вскоре им придется обустраивать себе лагерь в пустыне – я выставлю их из дома, а их имена вычеркнуты из завещания.

Как думаешь, выработал бы ты свои принципы, если бы родился в богатой американской семье?

ДС: Я думаю, у меня есть преимущество, потому что мы пришли из ниоткуда, и я не родился в Америке. Лишь потом мне стало известно об обетованной земле, которая была Америкой. Хоть я и якобы родился на "обетованной земле" Израиля, но нет другой такой страны, которая даст тебе столько же, сколько Америка.

Ты уже более тридцати лет вместе со своей женой Шеннон Твид. В чем секрет столь длительных отношений?

ДС: В нашем ДНК заложено производить сотни миллионов сперматозоидов каждый день. Мы не можем взять выходной по четвергам. У нас есть вечное и изначальное стремление к скрещиванию. Проблема, с которой сталкиваются девушки, заключается в том, что, увидев двухметрового парня с глубоким голосом, они думают: «Вот, это зрелый мужчина». Ничего подобного, он – четырнадцатилетний похотливый мальчишка. Он не станет взрослым до тех пор, пока его волосы не поседеют, и он никогда полностью не созреет. Тебе следует держать его на коротком поводке, потому что молодые парни не хотят жениться, не хотят детей. Это не в нашей ДНК. Наша ДНК говорит: «Иди на охоту, делай все, что захочешь». Последнее, что ДНК хочет услышать, так это: «Ты куда это собрался?»

«Куда я собрался?» «А кто спрашивает?» Это верно для тебя, это верно для меня, это верно для всех. Так что мой совет женщинам – бросить своих парней. Ищите более зрелых. Возможно именно благодаря этому они заработали свой капитал, и именно это помогло им избавиться от тяги к загулам. С большей ее частью, во всяком случае. И, кстати, она никогда не пройдет. Мужчины с возрастом становятся лучше, чем были в молодости.

Так что же заставило тебя оставаться с Шеннон все это время?

ДС: Она лучше меня. Она провела со мной 29 лет, воспитала двух необыкновенных детей, Ника и Софи. И, несмотря на все мои загулы, она никогда не уходила. И тогда на меня снизошло откровение: хочу ли я умереть ли я в одиночестве в окружении стриптизерш, что звучит весело, классно и все такое (но это  не совсем то, чего хотелось бы), или в окружении моих близких, детей и Шеннон? Собственно поэтому я решил связать себя с ней узами брака. Первый раз, когда я женюсь, будет последним разом. На самом деле, я женился на ней вновь год или два спустя. Это подходящее время. В моей ситуации я поступил правильно. Пока тебе не исполнится шестьдесят, нужно сеять свое семя и не спрашивать у кого–либо разрешения. Потому что женщины всегда откажут.

Какие самые важные правила твоей жизни?

ДС: Опять же, каждый день на земле – хороший день. Гипотетически, если бы у вас было только двадцать четыре часа, что бы вы сделали? Предпочли бы залпом досмотреть свой новый любимый сериал на Netflix, а затем умереть? Или попытались бы что–то сделать? Постарайтесь создать рабочие места, отдайте деньги, скажите своим близким, что вы их любите, сделайте что–нибудь позитивное. Я думаю, что наша задача – оставить это место после себя в чуть более лучшем состоянии, чем оно было до того, когда мы сюда пришли. Если бы все следовали этому,  было бы здорово.

Что ты делаешь в свое свободное время, чтобы расслабиться?

ДС: У меня нет своего времени. У меня есть моя вторая группа. Мы выступаем, когда у Kiss нет гастролей. Туры с Kiss. Еще у Kiss есть пять тысяч лицензионных продуктов. Я все время занят. «The Vault», сеть ресторанов...

Так что же, идея провести несколько дней на пляже тебе не по душе?

ДС: Нет. Мне это совсем не нравится. Самая сексуальная часть моего тела – это мой мозг, и я люблю играть с ним все время.

Кроме твоей матери, кто является твоим героем?

ДС: Альберт Эйнштейн. Он плохо учился в школе, был повесой, которого постоянно тянуло на женщин, несмотря на то, что у него были семья и дети. И он был особенным. У него просто была эта необыкновенная способность думать о том, о чем никто никогда не думал прежде. Без Эйнштейна японцы и немцы победили бы во Второй Мировой войне.

Слава Богу, Гитлер был достаточно глуп, чтобы изгнать Эйнштейна и таких как он из Германии как можно дальше.

ДС: Интересно, что родиной ненависти в двадцатом веке дважды оказалась Германия. И, тем не менее, все великие умы мира пришли из Германии. Они все евреи, конечно: Карл Маркс, Фрейд, Эйнштейн – все они все пришли оттуда. Эта ирония не обошла и меня стороной.

Какой была твоя самая расточительная покупка?

ДС: На самом деле подобных–то толком никогда и не было. Я имею в виду, у меня есть то, что большинство людей считают богатым домом, но это также инвестиции. Вы покупаете дом в 16 500 квадратных футов, там есть бассейны и все, что пожелаешь и так далее, но расточительность означает, что ты выбрасываешь деньги. Я просто так не поступаю. У меня одна машина, ее я и вожу. Я ношу джинсы до тех пор, пока они не износятся, так что для меня вещи, на самом деле, не столь важны. Как ни странно, у меня нет роскошного автопарка или чего–то подобного. Суть не в том, чтобы зарабатывать много денег. У меня их немало, но если ты спортсмен, то ты сражаешься с самим собой, со всеми остальными, пытаясь добиться высоких показателей. А деньги – это, как раз–таки просто высокие показатели, которые остаются с тобой. Вот и все.

Какой твой самый любимый город в мире?

ДС: Знаешь, куда бы я не отправился, там будет мое любимое место. Я побывал во всем мире – Kiss существуют около 40 лет, – но, святая правда состоит в том, что я предпочел бы быть в Америке, не важно в каком городе. Я лучше буду в Сан–Антонио, чем в Париже.

Почему?

ДС: Здесь есть определенная свобода мысли. Если подумать, то, когда ты хочешь взлететь, – извини, дружище, это придумали в Америке. Если вам не нравится ночное время и сопутствующая ему темнота, ну так, Америка изобрела [электрический] свет. Он превращает ночь в день. Америка это сделала. Интернет, фастфуд, круглосуточный свет, рок–н–ролл, джинсы. Я имею в виду, что мировая культура – это Америка. Я знаю, что культура в Африке – это одежда из кружек, но я не хожу в набедренной повязке и не ношу с собой лук со стрелами, и ты тоже. Я знаю, что русские любят борщ и все такое, но я ненавижу борщ.

Ты один из немногих рок–звезд, которые никогда не употребляли наркотики или алкоголь. Как ты этому сопротивлялся?

ДС: Возможно, мне повезло. Может быть, у меня есть химическое преимущество. Как только я чувствую запах алкоголя, меня тошнит. Мне не нравится запах, внешний вид и культура распития алкоголя.  Я нахожу пьющих людей слабыми.

Любопытно попробовать алкоголь? Тебя это хоть немного интересует?

ДС: Нет, абсолютно. Мне нравится, когда я могу что–то делать. Я имею в виду, если кто–то придет и закроет руками ваши глаза, разве вы не захотите их убрать? Если кто–то захочет дать тебе без твоего ведома таблетку, от которой тебя вырубит, и ты потом не будешь помнить несколько дней своей жизни, тебе вряд ли это понравится. Так почему же люди охотно делают вещи, которые притупляют их чувства? Я просто спрашиваю, а не осуждаю. Говорят, если ты выпьешь слишком много, у тебя не встанет, и тебя, скорее всего, вырвет на туфли твоей девушки. Ты не сможешь быть остроумным, не сможешь придумать ни одной шутки. Твой член не увеличится и ничего не произойдет. Ты не сможешь показать себя молодцом. Ты проиграешь.

Как ты себя чувствуешь, глядя по телевизору на то, как неонацисты маршируют по американским улицам, скандируя: «Евреи нас не заменят»?

ДС:  Это верх тупости. Слушайте, ненависти не должно быть места нигде, но в этой стране вы имеете право выражать свою точку зрения и даже пропагандировать ненависть. Знаете, в Скоки, штат Иллинойс, нацисты хотели провести марш, но им не позволили. Человек, который защищал их, был сыном выжившего в концлагере из Американского союза защиты гражданских свобод. Нацистам дали адвоката–еврея, чтобы он их защищал. [Такое возможно] только в Америке.

Как ты относишься к президенту Трампу, заявившему, что в этом нацистском параде принимали участие и «хорошие люди»?

ДС:  Мне кажется, что там могли быть скудоумные, необразованные люди. В маленьком расистском городишке очень сильное влияние оказывает общественное давление. Как можно придерживаться либерального образа мысли – «любовь к ближнему, не судите, да не судимы будете» – как это делать? И все эти ребята, что маршируют с крестами, но ненавидят евреев, даже не понимают, что их Бог, черт возьми, еврей и, к тому же, раввин.

Частично это происходит из–за невежества и глупости, но с ненавистью нельзя мириться. Если бы я был в правительстве, то бы запретил это. И если бы я смог протащить такой закон, я бы запретил нацистскую партию во всех ее формах и сажал бы людей в тюрьму. Еще лучше – сослать их на Аляску, где они могли бы быть друг с другом и ненавидеть друг друга вдали от общества.

Как бы ты оценил Трампа на посту президента?

ДС:  Нравится кому–то это или нет, он является правомерно избранным президентом, и я думаю, что нужно уважать президентство. Единственное, что я могу сказать, так это то, что в следующем избирательном цикле, если люди будут им довольны, они его переизберут, а если нет – то нет. Все очень просто. Если он не нарушит закон и не получит импичмент, то все так и будет.

Думаешь, он хорошо справляется?

ДС:  Пока что.

В каком смысле?

ДС:  Ну, я думаю, что нужно избавиться от всех парней из ИГИЛа (запрещенная в России террористическая организация – прим. RS), я имею в виду, их действительно нужно выследить и уничтожить. Их необходимо уничтожить. Северная Корея – большая проблема. Если он и Рекс Тиллерсон поймут это, то будут на коне. Россия и Китай – это все пустая болтовня. Россия, Китай и Америка привязаны к Всемирному банку, никто из них не начнет войну, ведь война – не самое выгодное дело, несмотря на то, что раньше таковым была. Они не собираются воевать, и они не допустят, чтобы этим занялась Северная Корея. Но смена режима, вероятно, обсуждается.

Опиши свой фитнес–режим.

ДС:  У меня его нет за исключением того, что я вернулся на строго белковую диету, которая действительно работает. Ну, не совсем строгую, потому что салаты – это не белки, и я сразу же похудел на пять фунтов, в этом смысле мне повезло. Kiss – самая вкалывающая группа в шоу–бизнесе, я бегаю в сапогах на семидюймовой платформе и в сорокакилограммовых доспехах, что тоже способствует снижению веса. Когда у меня есть выходной день или два, я иду в поход. Пять–десять миль по горам Санта–Моника.

Какая музыка тебе нравится больше всего?

ДС:  Мои любимые мелодии – это новые поп–мелодии. Я не много их знаю. Tame Impala, конечно, хороши, но, поскольку больше нет такого понятия, как звукозаписывающая индустрия, потому что несколько поколений поклонников научились скачивать, пересылать друг другу файлы и делать бесплатные трансляции, новые мировые таланты никогда не получат свой шанс. Так что новых The Beatles уже не будет. Можно сыграть в игру: с 1958 до 1988 года, за 30 лет, у нас появились Элвис Пресли, The Beatles, The Rolling Stones, Мадонна, Принс, Майкл Джексон, U2, AC/DC, может быть, Kiss, а теперь возьмем период, начиная с 1988 года по сегодняшний день. Покажи мне новых «битлов».

Ты все еще придерживаешься своего заявления, сделанного пару лет назад, о том, что рок мертв?

ДС:  Я еще раз спрашиваю: начиная с 1988 года по сегодняшний день, кто новые «битлы»?

Я думаю, такие группы, как Pearl Jam и Radiohead

ДС:  Остановимся на этом – ты говоришь с большим фанатом. Скажи, если бы Том Йорк пошел по улице в Пасадене, что бы случилось?

Я думаю, что многие люди будут потрясены и взволнованы возможностью видеть его.

ДС:  Я думаю, ты бредишь. Я был с Дэйвом Гролом, когда он шел по улице, и никто не знал, что он – большая звезда. Нет, это не звезда. Принс был звездой. Ты мог заметить его приближение за милю. Есть успешные артисты. Pearl Jam по любым стандартам очень успешны. Как насчет вот чего: куда больше людей узнают Mötley Crüe, идущих по улице, чем все тех же Radiohead. Конечно, я не имею в виду, что они лучше.

Послушай, система сломалась, и поэтому новые рок–группы очень хрупкие. Они как младенцы. Вы должны обеспечить их любовью и заботой, дать возможность творчески расти так, чтобы они начинали с «Love Love Me Do», а в итоге написали «A Day In The Life». Одна и та же группа. У них было время, чтобы созреть и вырасти. Но если бы они жили в подвале своей матери и должны были бы зарабатывать на жизнь, как это сегодня и происходит, этого бы не произошло. Да, рок мертв. Не то, чтобы он не мог вернуться к жизни, но бизнес мертв. А если бизнес мертв, то и рок мертв.

Знаешь, что еще не умерло? Поп–музыка. Есть множество поп–див, материал которых покупают девочки. Черная музыка, особенно рэп. Ее поклонники тоже продолжают покупать музыку. Аналогичная ситуация с Кантри. Рок – нет.

Тебе нравится Канье Уэст?

ДС:  Мне нравится идея Канье. Хоть я и не могу назвать тебе конкретные песни. Канье затмили Кардашьян. То, что они смогли сделать – так это сломать устои и прославиться, ничего не делая. Это, кстати, комплимент, а не критика. Уорхол ошибся. Энди Уорхол, которого я знал при жизни, был неправ. Все получают пятнадцать минут славы? Нет, нет, нет, чья угодно популярность длится намного дольше.

Что ты думаешь о том, что Джастин Бибер отменил свой стадионный тур?

ДС: Ну, он молод. Хорошо ошибаться, когда ты молод. Просто нужно держаться подальше от выпивки и наркотиков, а остальное – просто глупое поведение. Никто не отрицает, что он талантлив. Как только он начнет делать более серьезные вещи, чем музыка для маленьких девочек, думаю, мы все удивимся. Ребенок умеет играть на инструментах, умеет петь, хорошо выглядит, умеет танцевать. Он может делать вещи получше, но смотрите, его молодая, женская фан-база любит именно это. Так что здесь нет ничего плохого.

Но если билеты на тур распроданы и он физически способен играть на концертах…

ДС: Ты говоришь с группой, которая никогда ничего не отменяла. Мы появляемся вовремя.

Как ты относишься к семидесятилетию сейчас, когда до этой даты осталось два года?

ДС: Мне сейчас шестьдесят восемь лет, и я чувствую себя прекрасно. У меня еще есть волосы на голове и на спине. Так что я отношусь к этой дате очень хорошо.

Ты все еще хочешь быть фронтменом Kiss в 75?

ДС: Да. Я так же основал Gene Simmons Band. Нам исполняется 30 лет в этом году. Зайди на genesimmons.com и почитай об этом на главной странице. У моей компании комиксов прекрасно идут дела. Да и вообще все отлично.

Как ты хочешь, чтобы тебя запомнили?

ДС: Честно говоря, меня это не волнует. У меня была такая замечательная жизнь, и я продолжаю каждый день делать удивительные вещи. У меня нет ни капли, ни капли сожалений. Я знаю, что будет написано на моем надгробии: «Спасибо и спокойной ночи».

Джин Симмонс

 

Дискография KISS доступна в Apple Music

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно