• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Death In Rome: «Майли Сайрус – ключевая фигура нашего творчества»

7 Декабря 2017 | Автор текста: Евгений Мяленков
Death In Rome: «Майли Сайрус – ключевая фигура нашего творчества»

Death In Rome


© youtube.com

Уже в этот уикенд в Петербурге (8.12, КЦ «Сердце») и Москве (9.12, «Лес») состоятся первые российские концерты загадочного нео–фолк коллектива Death In Rome, с любовью исполняющего свои меланхоличные интерпретации различных поп–хитов – в репертуаре группы классические ретро–треки Haddaway и Kaoma уютно соседствуют с современными композициями Арианы Гранде и Ланы дель Рей.

Названная в честь одноименной книги Роберта Катца 1968 года и строго соблюдающая анонимность в лучших традициях блэк–металлических ансамблей, группа рассказала RS о любимых книгах, Томе Йорке и виниле.

Несмотря на формат видеозвонка, камера со стороны моего собеседника, имперсонатора Death In Rome, остается выключенной на протяжении практически всего разговора. «Нас пять человек, и все мы равны, – рассказывает представившийся спикером группы аноним. – У каждого из нас есть своя сфера деятельности, за которую он отвечает. Я – говорю от имени группы».

Первое видео коллектива, трогательный кавер на «Wrecking Ball» Майли Сайрус, появилось в YouTube осенью 2013 года, а уже летом 2015–го они дебютировали с живым концертом на крупнейшем европейском фестивале альтернативной музыки Wave Gotik Treffen. «Когда мы обнаружили в почте контракт на первое выступление от организаторов WGT, – делится спикер. – Тогда мы поняли, что все становится серьезным».

Часто в разговоре с представителями дарк–андеграунда оказывается, что их абсолютно не интересует происходящее в современной музыкальной культуре. Судя по вашим кавер–версиям актуальных поп–хитов, вы не входите в число ретроградов.

DIR: Музыка ведь не делится просто на хорошую и плохую – даже в самых дерьмовых песнях есть много уровней и слоев, которые так или иначе оседают в твоем сознании после прослушивания и которые можно использовать. Возможно, именно поэтому люди становятся фанатами, скажем, Slayer, блэк–метала или Death in June. В нашей голове тоже сидит «Barbie Girl», и наша музыка – это процесс очищения, своеобразный катарсис. Что же касается современной музыки, то, например, у Рианны и Сии есть отличные песни – многие люди работают над ними, и некоторые из них получаются действительно на высоком уровне. За этим будущее –  на айподах людей Рианна уже соседствует с Death In June. Мы же не судим – просто делаем музыку для самих себя, и довольно серьезны в том, что этого касается.

Какую музыку ты слушал в последнее время?

DIR: Сейчас все довольно сложно, поскольку многие получают доступ к релизам онлайн, в то время, как я все еще предпочитаю слушать альбомы на виниле – последним прослушанным мной релизом была не новинка, а четвертый альбом U2 «The Unforgettable Fire». Очень часто переслушиваю The Cure «Disintegration». Из более–менее нового мне нравятся Deafheaven. Если же говорить от лица всей группы, то, я думаю, мы сошлись бы на Current 93.

Как у вас построен процесс работы над треками?

DIR: Возьмем, к примеру, «What Is Love». У нас возникла идея сделать на нее кавер – песня довольно глупая, но оказала значительное влияние на культуру, да и видео на нее немного мрачное. Мы приняли эту идею и погрузились в работу, которая состоит из кучи этапов и в процессе которой уже забываешь о юмористическом аспекте. Потом, после сведения и мастеринга, мы обычно приступаем к репетициям, чтобы исполнить песню вживую – например, «What Is Love» мы сыграли в первый раз в Париже на корабле. Ко мне только тогда внезапно пришло осознание, что мы сделали. Так было и с «Ламбадой» – работа над песней включает в себя погружение в огромное количество деталей, и мы действительно относимся ко всему этому серьезно.

Вы получали какие–либо отзывы от групп или исполнителей, чьи песни вы перепевали?

DIR: Нет, но Тони Уэйкфорд (один из основателей Death in June, основной проект Уэйкфорда – Sol Invictus прим. RS) написал нам и предложил записать вместе песню. Джером Ройтер из Rome звал нас стать его группой – он как раз искал музыкантов, но мы подумали и отказались.

Как ты думаешь, какая реакция была бы у Майли Сайрус при знакомстве с вашей версией «Wrecking Ball»?

DIR: Мне кажется, ей было бы наплевать – существует куча разных версий «Wrecking ball». Впрочем, для нас все действительно началось с Майли Сайрус – мы увидели клип, в котором она выглядела как девушка–скинхед, и нам понравилось. Музыка очень напоминала нео–фолк, мы взяли уже готовую версию песни и просто ее сыграли. В течение года после публикации трек плавал по сети, просмотров было немного, но в один момент за неделю их количество достигло нескольких тысяч. Майли с ее мощным провокационным аспектом вообще является ключевой фигурой нашего творчества.

Какие ваши любимые книги?

DIR: Мы все впятером точно сойдемся в мнении насчет «Путешествия на край ночи» Луи–Фердинанда Селина. Для всех нас эта книга в плане настроения очень важна. Что касается меня, то в молодости я очень любил творчество Яхима Топола – его книга «Сестра» заменила мне Библию. Забавно, что, если задуматься, его книги очень нео–фолковы.

Почему вас нет в Apple Music?

DIR: Принципиально. Нам не хочется находиться там в одном ряду с другими исполнителями, поскольку люди из–за сервисов вроде Spotify или Deezer прослушивают музыку, очень быстро переключаясь между артистами – ей не уделяется должное время. С музыкой как с женщинами – нужно говорить, а не менять одну за другой – так можно опустеть. Подход к прослушиванию музыки строго оного жанра в духе «Я слушаю только нео–фолк» тоже плох. Вообще, конечно, наш подход довольно парадоксален – мы делаем кавер–версии поп–песен, по логике мы должны присутствовать на всех этих платформах. Однако мы начали с выпуска семидюймовой пластинки, а потом выпустили и аудиокассету.

Я тут недавно читал забавное интервью с Томом Йорком, в котором он назвал Spotify и прочих «последним пуком умирающего». Система снова меняется, и, мне кажется, будущее вновь будет за физическими носителями.

Когда мы начинаем прощаться, на экране неожиданно появляется черноволосый мужчина в очках, его нижняя часть лица скрыта под черной повязкой. Несколько секунд Спикер приветливо машет мне рукой, после чего связь обрывается.

Death In Rome

Российские выступления коллектива состоятся 8 и 9 декабря в Петербурге (КЦ «Сердце») и Москве («ЛЕС»), соответственно.

Дискография Death in Rome недоступна в Apple Music

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно