• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Школа Musical Wave: Иван Панфёров о том, как поймать волну в сфере музыкального образования

22 Декабря 2017 | Автор текста: Александр Кондуков
Школа Musical Wave: Иван Панфёров о том, как поймать волну в сфере музыкального образования

Иван Панферов


© пресс-служба

Музыка похожа на цветок, составленный из множества лепестков. Только при таком раскладе ее воздействие будет максимальным. Имеют значение и форма, и цвет, и запах. Это отлично понимают в школе Musical Wave, которая расположена в самом центре Москвы, на живописной Садовнической набережной. В середине зимнего московского субботнего дня мы встречаемся с одним из основателей школы Иваном Панфёровым, преподавателем гитарного мастерства, который на базе музыкальной школы постепенно создал творческий центр, способный и поддержать талант, и дать толчок тем, кто подозревает в себе богатый творческий потенциал, но еще до конца в этом не уверен. Тут ученики гарантированно попадут в зону доверия — во время нашего разговора с Панфёровым его партнер Пётр Маланов сидит за столом в наушниках и занимается монтажом видео. «Да, мы тут и ролики делаем», — подтверждает Панфёров, который в разговоре постоянно делает упор на то, что его студенты получают то, что должны получать настоящие артисты. То есть студию, сцену, внимание педагогов, каждый из которых является сравнительно молодым действующим музыкантом, и, конечно, записанный материал, который можно будет потом демонстрировать как продукт обучения.

«У нас есть порядка двадцати студентов из тех, кто сейчас профессионально занимается музыкой, — рассказывает серьезный и обстоятельный Панфёров, внешне напоминающий не рокера, а руководителя модного дизайнерского бюро (подобное сравнение тоже имеет отношение к его работе, потому что в некотором роде Иван является архитектором будущих карьер). — И мы за ними следим: и за их записями, и за конкурсами, в которых они принимают участие. Кроме того, у нас есть некоторое количество студентов, которые ходят вообще бесплатно. У нас есть определенный грант — один раз в год мы одного-двух человек берем просто на бесплатное обучение. И в принципе, вкладываемся в них достаточно кардинально. Мы стимулируем в основном какой-то необычный талант. В том числе и среди людей, у которых есть проблемы с финансами. Потому что образование у нас недешевое. В среднем курс стоит около ста тысяч в год».  

«Важно, чтобы наш педагог обязательно имел успешную концертную практику. У нас очень много музыканты занимаются именно в ансамбле»

Школа Musical Wave, по мнению Панфёрова, это в основном факультативная история — великолепное дополнение к обычному образованию («например, к техническому», — допускает он). «С одной стороны, плата за обучение не кажется слишком высокой, но тут надо понимать, что это все-таки не закрывает вопрос образования человека, — продолжает Иван. — Это довольно протяженная во времени история, родителям надо ее оплачивать вдобавок к другим тратам. Ученикам мы помогаем, даем возможность репетировать, делаем небольшой промоушен, подсказываем. Можем, конечно, и снять какой-то простейший клип».  

 

О выборе места для школы  

Вариантов было много, в пользу данного, на Садовнической набережной, говорит расположение. Тут рядом много колледжей музыкальных разных — школа имени Гершвина, училище Гнесинское. Раньше здесь располагалась компания, которая занималась световыми панелями. Также тут есть небольшой концертный зал. Мы тут устраиваем небольшие концерты, своеобразные отчетники.  

 

О собственной подготовке  

Я учился в Гнесинке, где и познакомился с Петей (Малановым, — прим. RS). Мы оба с ним гитаристы. Я закончил музыкальную школу по классической гитаре, потом пошел на подготовительные в Гнесинку, поступил туда, но не закончил. На третьем или втором курсе начал ездить по гастролям. Сначала пытался небольшими урывками что-то сдавать, но в итоге ничего из этого не вышло.  

Участницы MW CHOIR. Фото: пресс-служба

 

О проблемах музыкального образования  

Обычно музыканты в России получают такое образование, что после выхода из учебного заведения должны еще набираться опыта — по сути, учиться играть еще раз. Потому что у нас в основном классическая школа или джазовая. И ты пять лет учишь всякие джазовые произведения, а потом понимаешь, что это все просто не нужно.  

Музыка — это аутентичный вид деятельности, потому что, если ты занимаешься каким-то направлением — допустим, джазом, ты становишься заложником этого направления. А потом ты попадаешь в кавер-группу и ничего не можешь сыграть, потому что там множество нюансов. И чем дальше, тем больше.  

В Америке есть такая даже профессия — аккомпанирующий музыкант. Или, например, ритм-гитарист. Во Франции, откуда в большей степени пришла эстрадная музыка гитарная, есть четкое разделение — одни играют ритм-гитару, а другие соло-гитару. И они учатся для этого всю свою жизнь. Естественно, музыканты потом слушают американцев и европейцев и не понимают, откуда взялся такой уровень высокий. Там все учтено, на этом построена индустрия.  

У нас образование более общее, так что мы и столкнулись с такой проблемой: вроде ты профессиональный музыкант, и тебе заново приходится учиться, причем в условиях жесткой конкуренции. Это очевидный путь к безработице. И многие музыканты понимают это уже на втором-третьем курсе и не хотят учиться.    

Простой пример — это сессионный музыкант в Америке. Он умеет играть грув. Благодаря этому он сидит на студии и получает много денег — действительно много. И в американской индустрии нет проблем с людьми, которые могут за полчаса тебе песню записать. В обычном музыкальном училище тебя не научат на барабанах играть народную музыку, какие-то латинские ритмы, попсу, электронную музыку. Именно это сейчас и нужно, а совсем не джаз. В Америке джаз — это уже ругательное слово. Там джазовых музыкантов очевидный переизбыток.  

Если ты идешь учиться в музыкальную школу в Америке, то ожидаешь, что тебя научат играть рок. В Бостоне есть школа такая, Беркли, оттуда музыканты выходят уже профилированные. То есть ты можешь стать диджеем за пять лет. Разбираться во всех тенденциях электронной музыки, сводить ее. Диплом того же Беркли (по какому бы направлению ты его не закончил) — это готовый пропуск в индустрию.  

Александр Огородников. Преподаватель Musical Wave по вокалу. Фото: пресс-служба.

 

О незаметных героях и груве  

Почему многие жалуются на звучание ритм-секций русских музыкантов? Потому что в музыкальной школе педагог не рассказывал, как играть грув, а делал упор на сложные вещи. При учебе вообще изначально не уделяется много времени груву, ритму. Сейчас с этим несколько проще стало, потому что появился YouTube, а вместе с ним и возможность скачать какие-то школы, послушать, о чем говорят педагоги.  

Вот с Земфирой многие музыканты работали, она постоянно их меняла, и в результате у нее в последнее время играли уже молодые ребята-англичане. Они же репетируют по 12 часов. У нас приучили, что репетиция — это как учеба. К репетициям лучше любители относятся. С азартом идут заниматься, что-то делать. А профессиональные музыканты к репетициям относятся негативно. И они скорее выйдут играть на шару, чем будут репетировать. Это дурная идеология.  

Англичане же, которые к Земфире приехали, еще и после концерта шли репетировать. Да, они не так, наверное, теоретически подкованы, как многие наши музыканты, они не играют джаз. Многие классные гитаристы не играют джаз, и им это не мешает.  Новые музыканты Земфиры хороши тем, что отлично друг с другом коммуницируют. С ними легче. А у нас все солистов воспитывают. И Земфира в шоке была ото всех этих многочасовых репетиций. Особенно в сравнении с русскими музыкантами, которые часто опаздывают на репетицию на полчаса. Я таких много знаю — у нас же у всех звездная болезнь, причем поголовная. И возникает она там, где не нужно. Про отношения с прессой многие знают, а внутри профессии — за чем никто не следит — все это еще хуже гораздо протекает.  

Отсутствие коммуникации между музыкантами в группе плохо влияет на музыку. Она от этого становится мертвой. Человек ноты сыграл свои и дальше пошел. И в итоге ничего не звучит. Ничего нет. И вот поэтому многие уезжают за границу диски записывать. И это работает — если бы не работало, никто бы за рубеж не ездил.  

Иван Панфёров, фото: пресс-служба

 

О психологии победителя  

Конечно, в нашей школе есть и психолог. Наши педагоги — это не просто люди, которые по объявлению пришли. Они действующие творческие люди. Это, конечно, вызывает вопросы в администрировании процесса — под педагогов мы стараемся выстроить график. Мы сознательно не берем преподавателей, которые просто преподаватели. Важно, чтобы наш педагог обязательно имел успешную концертную практику. У нас очень много музыканты занимаются именно в ансамбле — это у нас называется коммуникативный предмет. Именно поэтому мы искали помещение с концертным залом. В классической школе никто не сталкивается с аудиторией из шестидесяти человек таких же студентов. У нас над заполнением зала отдельный ивент-менеджер работает.  

Мы и на других площадках мероприятия с участием наших учеников делаем. В «Доме» тут недалеко делали, в клубе Алексея Козлова. И стараемся делать чаще. Ведь среди нас это такой внутренний экзамен, но мы стараемся не пользоваться такими выражениями, как отчетный концерт. И нам важно увидеть, на что реально способен человек, чему он там научился.    

 

О проделанном прогрессе    

У нас профессиональная команда, мы не испытываем проблем с организацией. У нас везде есть выходы в профессиональной среде. Но с деньгами изначально была проблема. Чтобы развить школу, нужно порядка десяти лет. А в нашей стране бизнес-план обычно пишется «на завтра». Пример той же Британской школы дизайна, которая работает уже 20 лет, в сравнении с нами очень показателен. Я же помню, как у них все начиналось — с листочками бумаги, напечатанными в программе Word. А теперь все ушло на совершенно иной уровень маркетинга. Теперь уже это только бренд, там даже британцев уже не осталось. Мы, вообще, на Беркли из Бостона ориентируемся. В России мы применяем модель Британки: практика, практика и практика. Я, кстати, сталкивался и с теми, кто в Британке недоучился год-два, она требует дополнительного образования — МАРХИ, например, или что-то техническое. Без технического образования там тяжеловато. Но вот как маркетинговая история она отлично работает. От бесплатных интенсивов до больших программ на три года. Плюс все очень интересно внутри сделано.

Отчетный концерт Musical Wave в клубе Mezzo Forte. Фото: пресс-служба.

 

О вложениях  

Чтобы оборудовать музыкальную студию, нужен миллион минимум. А в Беркли каждый класс — это готовая студия. Студент приходит туда обучаться и получает ее в свое распоряжение. Неудивительно, что у них образование стоит 36 тысяч долларов. 

Государство у нас не помогает. А вот в Германии с их сумасшедшими налогами, например, нет коммерческого образования. Есть в каждом городе школы и академии, в которых все напичкано инструментами, и государство оплачивает 80% расходов студентов.  

 

О статусе диплома Musical Wave  

Диплом наш пока не имеет никакого статуса. Статус диплому должны дать какие-то выпускники. Начинали мы с маленькой комнатки, долго переезжали, это было связано с ростом. Здесь мы уже два года. И сарафанка уже идет — люди, которые хотят действительно серьезно заниматься музыкой, в конечном итоге попадают к нам. Наши преподаватели задействованы в тусовке, они там со всеми пересекаются. Наших педагогов знают, очень многие идут именно на наших преподавателей.  

О педагогах и мастер-классах  

Мы открыты для любых педагогов, которые сильны как музыканты. Например, я отлично знаю всех музыкантов группы Антона Беляева Therr Maitz, они потрясающие профессионалы — Вика Жук, Боря Ионов. Елку могу отметить и ее музыкантов. Егорчик (Шаманин, — прим. RS) из Guru Groove Foundation. Мы планируем мастер-класс-историю какую-то показательную. И мы хотели бы использовать реальных людей, которые что-то двигают и что-то делают. Сейчас уже трудно представить музыку без синтеза живого и электронного исполнения. Электро-твист всякий. Во всем мире мода на это уже прошла, а у нас по-прежнему в ходу. Елка очень много этого делает, надо это продвигать. Поэтому мы интенсивы технические запускаем трехмесячные — по диджеингу, по сведению. И мы все хотим это объединить. Подтянули хорошего диджея, у которого есть сертификация компании Pioneer. Он постоянно в Берлин мотается, новые идеи у него. Наша схема — это сплав фешен-индустрии, электроники и профессионального владения. Плюс четкое маркетинговое понимание.  

 

О проблемах музыкального бизнеса в России  

Главная проблема музыкального бизнеса в России — это пиратство. У нас есть группа артистов, которые постоянно катаются по стране и обманывают народ. Выступают «под минуса» перед бабушками, которые хлопают. Молодые люди не ходят на такие концерты. И артисты едут просто тупо заработать бабла. Елка, например, не поедет в такой тур. Она стоит три миллиона и лучше корпоратив сделает в Москве. Пойдет в какой-нибудь «The Сад», даст клевый концерт для двух олигархов и заработает денег условно на полмесяца. А людям вбивают в голову, что в России можно только на концертах заработать, поэтому над созданием музыки и ростом мастерства никто просто даже не думает.  

Иван Панфёров, фото: пресс-служба


О целях учеников  

Запеть как Джордж Майкл можно примерно через два года. Многие приходят ради того, чтобы хорошо в караоке песни исполнять. Мне часто задают вопрос: а кто ваши педагоги, кто ваши студенты. Я придерживаюсь такой позиции: для начала всегда нужно хорошее образование. А вот для чего оно нужно студенту — это уже второй вопрос. Хочет он в караоке петь, дома в душе — никого это не должно волновать.  

Но у нас часто из-за этого возникает проблема. Ты приходишь в колледж, и там сразу начинают удивляться: как это ты пришел учиться петь в караоке? Нет, ты должен там пойти в Светлановском зале петь оперу сейчас. Мне кажется, это вообще не должно обсуждаться — где хочет ученик, пусть там и поет.  

Если говорить о мастерстве, то за год можно очень круто «подкачаться», прямо кардинально. Потому что у нас здесь помимо специальности сразу начинается теория. И есть постоянная возможность выступлений.   

У нас за год человек как минимум три-четыре раза выступит на концерте, ему полностью объяснят, как нужно петь, плюс он получит хороший теоретический блок. Если уже после этого ничего не получится, то он, наверное, профнепригоден.  

Публикация от MUSICAL WAVE (@musicalwaveschool) Дек 13, 2017 at 10:33 PST

 

О пригодных и непригодных  

С профессиональной пригодностью все довольно быстро становится понятно. Мы человеку обычно прямо говорим о его возможностях. Мы не будем ему льстить, а он после этого ничему не научится. Конечно, мы тут немножко врачи. Но мы в то же время еще и боремся с антимаркетинговыми педагогами, которые человека просто уничтожают: «Слушай, у тебя нет данных, ты, может, будешь петь через год, но это уже просто будет совсем не то».  

Исключения же все равно есть. И даже вот сейчас у нас учатся люди, которым говорили: «Нет никаких перспектив». И на четвертый-пятый год такие люди под нашим руководством доходят до того уровня, когда уже что-то из себя представляют. Это очень тяжелая, напряженная работа, но мы справляемся.  

С гитарой проще — ты видишь, где зажимать, у тебя довольно быстро начинает что-то получаться. С вокалом история совсем другая. Надо развивать слух, нужно бороться со страхом сцены, от него очень много проблем. Если человек не имеет такого страха, он начинает гораздо быстрее учиться. Есть очень талантливые ребята, которые попадают в ноты, все с ними вроде бы хорошо, но на сцене они съеживаются и петь не могут. С этим помогает бороться только практика, практика и практика. А также общение и знакомства.  

Публикация от MUSICAL WAVE (@musicalwaveschool) Дек 10, 2017 at 6:53 PST

В каждой стране в плане образования свои нюансы. В Европе и Америке очень много индивидуальностей, там это превалирует. У них настоящий конвейер, производящий совершенно непохожих друг на друга артистов. И просто даже в силу того, что они совсем разные, смотреть становится гораздо интереснее.    

 

О будущем Musical Wave  

У нас в названии звучит «школа перформанса», и это потому, что мы много работаем собственно над представлением — позиционируем себя как школа, которая готовит людей именно к сцене. У нас относительно понятия брендинга в стране вообще очень небольшой кругозор.  

Людям довольно часто приходится объяснять, почему «ты не клевый, а вот этот чувак клевый». А потому что перед «клевым» вопрос «А зачем выступать?» не стоит. Но у молодых таких вопросов, надо признать, возникает все меньше и меньше, им до всего есть дело. И мы очень рассчитываем на нашу молодежь.    

 

Musical Wave  

Подробнее о деятельности школы на официальном сайте.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно