• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

The Rolling Stones. Братья блюз

1 Сентября 2008 | Автор текста: Дэвид Фрике
The Rolling Stones. Братья блюз
Keith Richards

RS встретился с героямии режиссером фильма «The Rolling Stones. Да будет свет»

В картине «Да будет свет» имеется фрагмент архивного интервью с Китом Ричардсом: журналист спрашивает гитариста, о чем тот думает, когда находится на сцене с The Rolling Stones. Ричардс невозмутимо отвечает: «Когда я на сцене, я не думаю. Когда я на сцене, я чувствую». Снятый Мартином Скорсезе фильм демонстрирует The Stones в камерном антураже нью-йоркского Beacon Theatre - на потрясающих крупных планах и на пике формы. «Да будет свет» продолжает длинный ряд посвященных «роллингам» докьюментари, а еще именно он дал RS повод встретиться с Китом Ричардсом и его младшим братом по блюзу Джеком Уайтом - одним из гостей, увековеченных оскароносным режиссером.

Кит Ричардс и Джек Уайт о долголетии и Бо Диддли

Кит, что вы думаете по поводу фильма «Да будет свет»?

Кит Ричардс: Я просто смотрю на то, что видит в The Stones Мартин Скорсезе. Мне не было никакого дела до камер: я знал, что они были, но когда ты выходишь на сцену, твоя задача - удовлетворить аудиторию и оторваться самому. Я не сомневаюсь, что Мик гораздо отчетливее меня сознавал, что снимается в кино. Меня всегда изумлял масштаб окружающей нас суеты: огромные экраны, новые технологии - и все это должно быть как-то скоординировано. Так вот, Мик обожает «координироваться», но мне на сцене нужны ******** тишина и покой. (Смеется.) Джек, что нового вы узнали о The Stones, играя в свое время у них на разогреве?

Джек Уайт: То, насколько они действительно хороши. Ты сразу видишь, как им комфортно друг с другом, как велика их уверенность в собственных силах. 

К.Р.: Вы могли бы задать мне тот же самый вопрос в 1963‑м, когда мы отыграли клубное турне, открывая концерты Бо Диддли, Литтл Ричарда и The Everly Brothers. За те шесть недель я научился большему, чем узнал бы, прослушав миллион пластинок.

И каким был основной урок?

К.Р.: Законы сцены - что нужно делать и как чувствовать себя в своей тарелке. The Everly Brothers с их красивейшими гармониями грандиозно звучали каждый вечер. Мы играли первыми, после чего забирались на стропила и слушали их оттуда. Выступления Бо Диддли - мои университеты. Каждый сет в те времена длился минут двадцать, но если на гитаре Бо после его концерта оставались хотя бы две струны, это было чудом. 

Джек, как получилось, что для вашего дуэта с Миком вы выбрали «Loving Cup»?

Д.У.: Мне позвонил Мик. Сам я предлагал шесть или семь песен, но все варианты были отвергнуты. (Смеется.) Мы обсуждали «Factory Girl» и «Shake Your Hips», а потом он предложил «Loving Cup», и это было здорово - на протяжении нескольких лет The White Stripes включали эту песню, отыграв очередной концерт. 

Джек, вы не чувствуете себя разочарованным, зная, что уже не познакомитесь и не сыграете с вашими любимыми блюзменами, поскольку многих из них уже нет?

Д.У.: Проблема в том, что если ты хочешь поработать с кем-то - кем-то еще живым, - то делать это придется на одном из сборников или альбомов-посвящений. В прошлом году меня спросили, не хочу ли я сыграть с Джерри Ли Льюисом, имея в виду как раз один из таких проектов. Да, я хочу сыграть с Джерри Ли Льюисом - но только если это будет интересно нам обоим.

Вы смотрели фильмы про «роллингов» - вроде «Gimme Shelter» или «Ladies And Gentlemen, The Rolling Stones» - в юности?

Д.У.: Я видел «Gimme Shelter». А еще в доме, где я тогда жил, была левая копия «Cocksucker Blues», которую мы посмотрели несколько раз. 

Этот фильм знаменит в первую очередь обилием секса, наркотиков и тем, что он так и не вышел.  

К.Р.: Те времена я помню довольно смутно. Я потому и пересматриваю его время от времени - чтобы вспомнить, как это было. (Смеется.) Но по поводу съемок тогда никто особенно не парился - все быстро привыкли к чувакам, которые что-то там снимали.

Джек, вам не кажется, что вы слишком поздно родились, пропустив то время, когда начать играть в группе - это было все равно что сбежать с бродячим цирком?

Д.У.: Мечты о карьере рок-звезды меня миновали. Мне всегда хотелось играть в клубах поменьше - даже когда мы стали способны собирать большие залы.

К.Р.
: Знаете, с чего начинались наши шоу? Мы усаживались перед ударной установкой и раскуривали косяк - зрителям в зале был виден только передаваемый по кругу огонек. Ты чувствовал настрой аудитории и знал, в какой момент и с какой песни нужно начать концерт, - сет-лист менялся каждый вечер.

В «Да будет свет» есть фрагмент интервью 1972 года, в котором Мика спрашивают: «Вы могли бы заниматься этим же самым в шестьдесят?» И он отвечает: «Да, легко»

Д.У.: Это все благодаря блюзу. Если ты влюблен в блюз, он становится тем лучше, чем дольше ты им увлечен. 

К.Р.
: Медийное представление о долголетии сводится к тому, что ты должен быть в состоянии заниматься своим делом с восемнадцати до двадцати пяти - это если повезет. В 1956 году рок‑н‑ролл был новинкой. Многие говорили: «Все это продлится недолго», не понимая, что стоявшая за всем этим музыка не была новой.

Несмотря на то что Кит вдвое старше, блюз повлиял на вас обоих в одинаковой степени.

Д.У.: Когда ты видишь, как кто-то играет, ты тотчас понимаешь, сможешь ли ты говорить с этим человеком на одном языке, понимаешь, что ты с ним - это одна семья. И думаю, что в нашем с Китом случае дело обстоит именно так. 

К.Р.
: Я обожал красоту этой музыки еще до того, как научился на чем-то играть. И я осознаю, что в каком-то смысле запятнал эту красоту, поскольку теперь знаю, как делаются те или иные вещи. Пришло время передать эти знания дальше. 

Д.У.: Вот какое название подошло бы этому фильму - «Передай дальше». 

К.Р.
: Ну уж нет, это надпись для надгробной плиты, беби. «Он передал свое дело дальше».

Мик Джаггер  о стереотипах и Чаке Берри

В чем, по-вашему, основная разница между The Stones, какими мы их видим в этом фильме, и The Stones образца 1972‑го, скажем, года?

Основная разница в возрасте! (Смеется.) Ну, так или иначе, я по-прежнему пою те же самые песни, просто манера их исполнения стала более зрелой, какие-то углы сгладились со временем. В те времена наша группа не всегда держала уровень: в один день мы могли отыграть фантастическое шоу и произвести фурор, а на следующий прозвучать ужасно: слишком быстро или слишком медленно, с чудовищными ошибками. Сейчас мы гораздо более надежная команда.

Если сравнить новые съемки со старыми, кажется, что ваше нынешнее поведение на сцене даже более  неистово, чем тогда. Как такое возможно?

Да сложно сказать. Лично для меня проблема в том, что определенный уровень физической подготовки необходим просто для того, чтобы петь. Если слишком много двигаться, сил на что-то другое элементарно не остается. Меня заносит в танцы, и приходится жертвовать пением - иногда меня не хватает на отдельные ноты, потому что я перегнул палку.

Ваше исполнение «Far Away Eyes» в фильме получилось одновременно и манерным, и смешным, и напоминающим о том, сколько актерства бывает в вашем пении.

Во многих наших песнях есть герои, и все они разные. Эта одна из особенностей The Stones - у этой группы много граней. Мы не застряли в формате «классик-рок».

Герои есть во всех ваших песнях?

Вовсе нет. Иногда песня ближе к твоему собственному «я». В случае с рок‑н‑роллом вся штука в том, что люди ждут от него подлинности, прямоты, откровенности, чего- то в этом духе. Рок‑н‑ролл не должен быть сфабрикован. Поп-музыке позволено быть слащавой и глупой - если людям нравится мелодия, на все остальное им плевать. В рок-музыке существуют свои условности и стереотипы, и с ними тоже нужно бороться, иначе есть риск застрять на одном месте, в одном образе.

Я где-то вычитал, что на вас с Китом сильно повлиял фильм «Джаз в летний день», снятый на джазовом фестивале в Ньюпорте в 1958 году.

Эта картина стала основополагающей для многих творческих людей, включая и режиссеров. Мы обсуждали ее и с Мартином Скорсезе. «Джаз в летний день» настраивает на благодушный лад, зрители там танцуют, романтичны и слегка навеселе. И по-моему, именно здесь я впервые увидел выступающего Чака Берри - несколько раз я пересматривал фильм только ради этого. Чудно, ведь Чак в каком-то смысле отодвинут тут на второй план другими музыкантами - просто потому, что он не был джазменом. Мне это близко, поскольку когда мы начинали, нам тоже предпочитали джазовых музыкантов.

Что вас больше всего поразило, когда вы услышали его живьем?

Помнится, мы обсуждали это с Китом - я был ошеломлен тем, какие у Берри огромные руки. Я смотрел на собственные руки и свою гитару и думал: господи, до чего ж ему, должно быть, легко. Я должен дотягиваться до струн, а он вообще не парится.

Есть еще одна ваша цитата...

Боже, где вы их накопали? Оставьте в покое долбаный Google. (Смеется.)

Как-то в 60‑х вы сказали, что вы не комики и никогда не будете снимать фильмы вроде «Help!»  или «A Hard Day's Night».

Да, на мой вкус, в них чересчур много клоунады. Джон Леннон был очень серьезным человеком, а тут творится беспредел: весь этот монтаж, эти сюжеты.

О The Rolling Stones сделано так много фильмов. Интересно, вы часто пересматриваете, скажем, «Gimme Shelter»?

Я никогда не слушаю записи The Rolling Stones и тем более не смотрю посвященные нам фильмы. Я не прихожу ночью домой затем, чтобы побежать к видаку и поставить «Gimme Shelter», уж поверьте мне.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно