• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Архив RS: Мик Джаггер: «И я сказал: «Тогда я буду петь», 1995

26 Июля 2013 | Автор текста: Ян Веннер
Архив RS: Мик Джаггер: «И я сказал: «Тогда я буду петь», 1995
Мик Джаггер

Когда вы впервые поняли, что являетесь музыкантом и можете влиять на публику?

Когда мне было 18 или около того. The Rolling Stones должны были играть в каких-то лондонских клубах, и я понял, что на меня обращают внимание девушки, хотя раньше такого не было. Я был неопытен по части общения с женским полом, да и к тому же очень застенчив. Знаете, откуда у англичан такая страсть к выступлениям? В пост-эдвардианские, но пре-телевизионные годы это было принято: все собирались в гостиной, общались, дети читали стихи, дядя садился и играл на пианино. И я был одним из тех детей, что очень любили участвовать в подобных сборищах.

Вы поступили в лондонскую школу экономики и начали играть со Stones. Насколько сложно было выбрать, чем в будущем вы хотите заниматься?

Я начал одновременно и то, и другое — совмещать учебу и музыку. Для Stones был уик-энд, для коллежда — вся остальная неделя. Поначалу мы играли раз в месяц и не могли найти себе никакой другой работы. Решение бросить учебу было очень непростым для меня, главным образом из-за родителей. Они были очень против музыки, а отец пребывал в ярости. Уверен, он бы не был так зол, если бы я записался добровольцем в армию. Все, кроме рок-н-ролла! В принципе, я его понимаю — моя идея была не слишком перспективной с обывательской точки зрения. Но мне не нравилось учиться в колледже — не могу сказать, что это было самое волшебное время в моей жизни. В колледже было скучно, тупо и грустно.

Rolling Stone 1995 год

Расскажите о встрече с Китом.

Не могу вспомнить те годы, когда я не знал его. Ричардс жил на соседней улице, моя мать знала его мать и мы вместе ходили в школу в младших классах. Мы играли вместе на переменах, были приятелями, но никак не лучшими друзьями. Затем Кит перешел в другую школу, еще ближе к моему дому, но я знал, как у него дела, поскольку моя мать никогда не теряла контакт с теми, с кем его устанавливала. Однажды мы встретились возле станции метро и у меня в руках была стопка ритм-н-блюзовых пластинок, весьма ценных, потому что американские записи тогда еще не продавались в Англии. С этого все и началось. Мы ходили дргу к другу в гости и крутили эти пластинки. Затем вместе с ним стали ходить в гости к кому-то и опять крутить эти пластинки. Я коллекционирвал записи бездумно, как сейчас собирают марки. Кит играл на гитаре с 5 лет — он обожал кантри и ковбоев. Однажды он присобачил на акустическую гитару звукосниматель, и начал бренчать. Я сказал: «Тогда я буду петь». По субботам я пел с разными любительскими группами по крошечным барам и клубам. Если была возможность выступить, я ее не упускал. Мне было 15, и я вытворял на сцене дикие по тем годам вещи — падал на колени, катался на спине. Родителям, ясное дело, все это не нравилось, ведь я автоматически причислял себя к людям самых низших сословий. В то время рок-н-ролльщики не были хорошо образованными людьми.

Можно сказать, вы стали первым аристократом «свингующего» Лондона.

Раньше все было гораздо интереснее — все эти костюмы, галстуки, постоянная готовность к славе и участию в съемках программы «Thank Your Lucky Stars». Шоу-бизнес был наивным, и знаменитые фотографы мечтали сделать твое фото, чтобы попасть на страницы Vogue. Англия была готова к появлению группы № 2, что странно — The Beatles на тот момент существовали всего лишь год. В то время все известные группы были с севера Англии, и местные снобы искали «южан» для раскрутки. Мы оказались этими парнями.

Было заметно, когда «роллинги» перестали играть блюзы и переключились на соул-репертуар. Это произошло на пластинке «Out of Our Heads».

Соул был очень популярным жанром, и все вокруг слушали Соломона Берка и Отиса Реддинга. А затем мы сочинили «Play With Fire» — я там играю на тамбурине и пою. Песня звучала великолепно.

Вспоминая текст этой песни, можно рассуждать о классовом сознании в лирике песен британских рок-групп.

Я не думаю, что все настолько серьезно. The Beatles, в некотором смысле, пытались делать нечто подобное, но уже гораздо позднее. Одними из первых были The Kinks — мы с Рэем Дэвисом плыли в одной лодке. В «Play With Fire» я иронично пел о девочках из богатых британских семей — срез общества, как я его себе видел. Едва ли требовалась какая-то смелость, чтобы запеть об этом, но в обществе ощущалась необходимость в подобных песнях. Человек, который писал самые хорошие тексты песен, в то время жил в Штатах и звали его Боб Дилан. Он считался всеобщим гуру по части стихов к песням. Можете представить себе, каким отстоем была в те годы популярная музыка. И если ты пытался изменить хоть что-то в этой cфере, хотя бы на чуть-чуть, автоматически становился героем. Спустя 10 лет ситуация была уже совсем иная.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно