• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

ПроявленияКНИГИ

Наше превосходительство

Наше превосходительство
Черномырдин

© fotobank.com

Бывший премьер-министр России Виктор Черномырдин после переезда в Киев увлекся диетой («Я занимался похуданием в Австрии. Там мне рассказали, что многие люди едят как волки») и превратился в настоящего казачьего генерала («Я генерал Запорожского войска»). Rolling Stone побывал в резиденции российского посла на Украине, чтобы выяснить подробности его киевских перевоплощений.

Мне повезло. Виктор Степанович в последнее время почти не дает интервью, а, общаясь с журналистами на публике, предпочитает «по-черномырдински» отшучиваться. В прошлом году, на одной из пресс-конференций, на вопрос о своем отношении к возможной ответственности России за голод на Украине в начале 30-х Черномырдин выдал следующее: «Тогда Советским Союзом руководил грузин Иосиф Сталин, так что Украина должна предъявлять претензии Грузии». В российском посольстве я миную два кордона охраны и вхожу в кабинет Виктора Степановича. Внутри я вижу большую пальму в углу, прижившуюся здесь со времен какой-то фотосессии, и большой некрасивый портрет Путина. Президент России с желтым лицом напряжено взирает на рабочий кабинет Черномырдина. Посол уже здесь, блондинка-секретарша отправляется за чаем с молоком — любимым напитком шефа. Виктор Степанович просит ее принести напитки всем участникам беседы, но я прекрасно знаю, что останусь без чая, — таковы местные дипломатические ритуалы. «Я встаю рано, привык. Иду на пробежку. Быстрый бег не люблю, это не очень осмысленное дело, — Черномырдин после переезда на Украину решил похудеть и занялся спортом. — Вот меня часто спрашивают, пью ли я горилку и закусываю ли ее салом. Отвечу — пью и закусываю, но мало. Вообще я не особо диеты люблю. Я ездил в австрийский оздоровительный центр, худел там. Мне в Австрии рассказали, что человек человеку - волк в том смысле, что многие люди едят как волки, не задумываясь о том, к каким это ведет последствиям. Оказывается, мы и жевать-то по-человечески не умеем, а рвем мясо на части, как хищники». Секретарша приносит чашку чая с молоком; как и ожидалось, одну. По поводу черномырдинской диеты известно, что основные ее принципы — большое количество овощей и тщательное пережевывание пищи. Каждый кусок жуется не менее шестнадцати раз.

***

Местная киевская пресса любит упрекать Виктора Степановича за его нежелание учить украинский. «У меня проблем нет. Мой, черномырдинский, Украина неплохо освоила. В ответ я обещал осилить мову. Я вполне ее понимаю, но не разговариваю. Мне смешно, что здесь дублируют русские фильмы на украинском языке, рекламные ролики переводят. Странное какое-то занятие». Я напоминаю Черномырдину, что в России ему тоже предъявляли схожие обвинения — мол, будучи премьером, он часто ругался матом. «Что касается мата — плох тот руководитель, который без крика и матюгов с подчиненными разобраться не может. Я могу с ними разбираться по-разному. Я практически всю взрослую жизнь провел на руководящей работе».

Когда-то Черномырдин работал рядовым слесарем, но затем поступил в Куйбышевский индустриальный институт и начал карьеру в газовой отрасли. «Я знал, что без высшего образования мне никуда. Но я тогда не думал стать газовиком и тем более премьером и послом. Я хотел быть военным, чтобы, не расслабляясь, родину защищать. Но я не ошибся, когда пошел другой дорогой. Хотя в жизни ошибаться нужно, и на ошибках нужно учиться, и никогда не грызть себя за то, что нечто сделал неправильно. Вот пошел бы в военные — до маршала бы не дослужился, но генералом точно б стал. А не пошел — и стал, кем есть». На самом деле Черномырдин и без армейской карьеры умудрился стать генералом — не так давно его произвели в генералы Запорожского казачьего войска. «А до этого я уже был полковником Оренбургского войска. Я не ряженый в форме с галифе, я казак в душе. Я могу долго возделывать ниву, но в один момент собраться и — вперед и вскачь. Я ж из казаков, рожден в историческом Черном Остроге. Разве такого обидишь? Такой сам кого хочешь обидит. У нас, казаков, нрав крутой».

***

Наш разговор прерывают сразу двое охранников, которые одновременно входят в кабинет. Как выясняется, у посла два мобильных телефона: один у одного охранника, другой — у второго. Сам Черномырдин сотовый с собой не носит. Сейчас оба телефона звонят. Виктор Степанович с раздражением выпроваживает охрану: «Не видите, я с прессой разговариваю!» Когда-то, еще в России, бывший премьер прославился тем, что подстрелил медведицу и медвежонка. Тяга к охоте на медведей не прошла у него до сих пор — однако их практически нет на Украине, и Черномырдину приходится довольствоваться лосями и кабанами. «Охоту я не бросил. Не ради мяса, а ради адреналина. Хожу на кабанов, оленей, фазанов, уток, гусей. Охотился бы прямо под домом, он стоит в лесу под Киевом, да местное население мешает. Приходится выезжать подальше». Черномырдин жил в лесном поселке среди украинских депутатов. После «оранжевой революции» дома у депутатов отняли, а посол так там и остался. Помимо местного населения между охотой и Виктором Степановичем стоит его жена, Валентина Федоровна. Казачка, похожая на Людмилу Зыкину, не любит запах оружия и запрещает мужу держать дома ружья. «Валентина Федоровна — это моя первая любовь. И прожили мы с ней хорошо. По нынешним временам мы просто рекордсмены. Теперь мало у кого большие семейные стажи случаются».

***

Уже в 80-х Черномырдин работал в Правительстве СССР: с 1982-го — заместителем министра, а с 1985-го — министром нефтяной и газовой промышленности. О тех временах он вспоминает с искренним удовольствием: «Теперь чиновники любят процесс, а не результат. А тогда все наоборот было. Особенно это проявляется в Киеве. Здесь привыкли откладывать на потом дела, которые нужно решать сразу. Все обсуждают: хотим — не хотим, можно — нельзя. Такое в советском правительстве и придумать было невозможно. Оно работало десятилетиями, единообразно, как отлаженные часы. Каждый его винтик знал, как, куда и когда поворачиваться, и не оспаривал схему вращения». Известно, что после появления Черномырдина в Киеве в российском посольстве резко улучшилось качество фуршетов. Вместо тертой морковки с майонезом Виктор Степанович угощает поросятами, осетриной и икрой. Причем все это — за свой счет: в бюджете посольства подобные траты не предусмотрены. Черномырдин вообще денег не жалеет: не так давно он помог организовать выставку Врубеля и привез театр «Современник». «Вот только жаль на баян времени не хватает, — бывший премьер России профессионально владеет игрой на гормоне и баяне. — Все некогда. Хотя я с собой в Киев привез баян, который мне тогдашний немецкий канцлер Коль подарил. Хороший инструмент. Не чета тому, что старший брат домой из армии привез. Мы этот инструмент все вместе освоили: старший брат, самый старший и я. А в моей семье музыкальным оказался только старший сын Виталий. Он, как Кучма, на гитаре поигрывает. Младший, Андрей, этим не балуется». Я интересуюсь, не приходилось ли Черномырдину играть вместе с Кучмой. «Не срослось у нас. А вообще я с Кучмой знаком с 1992 года, хотя могли бы познакомиться раньше, мы ведь оба директорами крупных предприятий были, имели массу общих знакомых. А тут нас усадили рядом на правительственном приеме, мы выпили чарку, другую. С тех пор и дружим, причем семьями. Наши жены тоже нашли общий язык. Обе они с Урала».

***

Черномырдин стал премьером в эпоху, когда российские политики не стеснялись обливать друг друга апельсиновым соком в прямом эфире (Жириновский и Немцов) и в пьяном состоянии дирижировать военными оркестрами (Ельцин). Виктор Степанович помимо трагикомических афоризмов (в духе «Мы с вами так будем жить, что наши дети и внуки завидовать станут!») прославился еще и тем, что как-то пытался научить президента Клинтона управлять страной: «Я пришел в Овальный кабинет, а Клинтон начал жаловаться, как у него в стране все плохо. Я прямо спросил: “Чем помочь?”, потому что у нас, в России, ситуация гораздо серьезнее была. Опыт был большой у нас». Со следующим президентом США у Черномырдина отношения, мягко говоря, не сложились. В конце 90-х в ходе дебатов, посвященных внешнеполитическим вопросам, кандидат в президенты Буш обвинил Россию в том, что деньги, предоставленные Международным валютным фондом, пропали. Буш-младший назвал Россию «вопиющим примером неразумно растраченной помощи». Тогда же он заявил, что «бывший премьер-министр России Виктор Черномырдин лично обогатился за счет кредитов МВФ. Часть средств этого фонда осела в кармане у председателя правительства». После той речи американский президент стал личным врагом Виктора Степановича. Бывший премьер тогда выдал целую серию заявлений, выдержанных в лучших черномырдинских традициях: «Сейчас там что-то много стало таких желающих все что-то возбуждать. Все у них возбуждается там. Вдруг тоже проснулись, возбудились. Пусть возбуждаются! Что касается кредитов — то понимаете, что касается кредитов и механизмов распределения — о чем они здесь? Что они могут знать?» Чуть позже Черномырдин добавил: «Знаю хорошо его маму, папу. Но этот!..»

***

В начале 2000-х западная пресса много писала по поводу невероятного богатства Черномырдина. Считается, что он обогатился за счет «Газпрома», руководителем которого был в начале 90-х. Сейчас его состояние оценивается некоторыми западными изданиями в пять миллиардов долларов. Я напоминаю Черномырдину историю о том, как он заработал свои первые деньги, продав мешок колхозного зерна. На вырученные деньги Виктор Степанович купил голубей. «Да, было такое дело. Я голубей люблю, но гонять их мне сейчас некогда. Хотя в Киеве мне подарили породистых птиц, у них есть две медали и дипломы». Про состояние своих финансов Черномырдин особенно не распространяется: «Я богат, но не сверхбогат. У меня есть все, что мне нужно. И у моих детей есть все, что им нужно. Внуки, надеюсь, в обиде не останутся. Но если бы я зарабатывал нечестно, если бы брал взятки, на меня бы давно спустили всех собак. Я не нищий. Но и в воровстве меня не обвинишь. Кроме того, я — почетный президент Московского Международного нефтяного клуба. Там кроме меня появляется много интересных людей — хоть глава ОПЕК, хоть художник Никас Сафронов. Когда мы в клубе с ним виделись, он мне рассказал, что у нас одинаковая группа крови и потому мы должны понять друг друга. Он хотел меня нарисовать, просил, чтоб я ему позировал. А у меня времени нет. Так я заказал ему портрет Кучмы, подарил потом его Леониду Даниловичу на день рождения».

В кабинете снова появляется блондинка с очередной чашкой чая с молоком. Аудиенция почти закончена, и Черномырдин, наконец, вспоминает, что несколько раз просил секретаршу о двух чашках чая: «Что ты делаешь-то? Гостью оставляешь без напитка. Чтобы такого больше не было!» Чайный ритуал окончен. Я успеваю задать последний и самый неудобный для посла вопрос — об американских и швейцарских подозрениях в отмывании денег, к которому якобы причастен Черномырдин. «Кто они такие, чтобы меня допрашивать? Я им повода не давал, ни у кого ничто не крал и не брал. Что за новости — Черномырдину претензии предъявлять? Судят одних, а я на вопросы отвечай? Так не получится. А ездить я никуда не боюсь. Надо будет — и в Америку поеду!»

 

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно