• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

ПроявленияМУЗЫКА

Скотт Сторч. Скоттское поведение

15 Сентября 2006 | Автор текста: Type
Скотт Сторч. Скоттское поведение
Scott Storch

© www.rollingstone.com

Хип-хоповый продюсер Скотт Сторч, работавший с Доктором Дре, Бейонсе и 50 Cent, больше всего на свете ценит собственное богатство. В его доме семь спален и четырнадцать ванных комнат, умывальники покрыты золотом, а на руках он носит перстни стоимостью в три миллиона долларов.

«Пэрис Хилтон была самой клевой из всех моих баб», — говорит Скотт Сторч, знаменитый хип-хоповый продюсер, известный своими работами с Джессикой Симпсон, Кристиной Агилерой, Бейонсе и ЛилКим. Мы несемся по вечернему Майами на белом кабриолете «Ламборджини» со скоростью 120 километров в час. «Забудем про наши с ней отношения. Пэрис поразила меня своим голосом, в котором есть что-то от Дэбби Харри и Синди Лоупер». Скотт сделал девять композиций для нового альбома Хилтон, но звукозаписывающая компания сочла их «не соответствующими имиджу певицы».

«Я вложил свою душу и сердце в эти песни. Получилась потрясающая музыка. Хилтон — необъезженная лошадка. Мне кажется, я смог подчеркнуть ее характер, показать ее такой, какой Пэрис является в жизни. Я акцентировал внимание слушателя на ее культовом статусе и сексуальности. Мы сделали жесткий клубный поп, немного напоминающий Бритни Спирс». Большая часть хип-хоп-музыки записывается ночью. Продюсеры и музыканты надевают наушники в десять вечера и работают до пяти или даже шести часов утра. В начале одиннадцатого Сторч, в ярко-красной футболке, джинсах и кроссовках Nike Air Force One, плюхается в кожаное кресло перед микшерским пультом. На его левой руке сверкает кольцо с желтым бриллиантом в тридцать четыре карата и стоимостью в три миллиона долларов. На правой — перстень с камнем в тридцать карат стоимостью в 250 000 долларов и инкрустированные бриллиантами часы за четверть миллиона.

Скотту тридцать два года. Самодовольный и заносчивый, как все успешные хип-хоп-продюсеры, своим поведением он напоминает арабского принца. Его всегда окружает целая свита: пять ассистентов, несколько вооруженных телохранителей, водитель, друзья и «ценители таланта», готовые исполнить малейшую прихоть — налить чаю, свернуть косяк или выгнать из гаража любимый «Феррари». Сторч считает, что такие люди, как он, Кейни Уэст или Фаррелл Уильямс, — это ответ хип-хоп-индустрии на появление миллиардеров в компьютерном бизнесе: Билла Гейтса и Стива Джобса. Сейчас Скотт работает над новой песней Джессики Симпсон «My Operator», чей альбом запланирован на будущий год. На очереди стоят Нас, Лудакрис, The Game, Марио и Jay-Z. «Я записываю с Jay-Z его новую пластинку, — говорит Сторч. — Мы впервые на равных, поэтому и вкалываем с вдохновением». Параллельно Скотт заканчивает работу над диском дочери рестлера Халка Хогана — Брук Хоган. Альбом выйдет на собственном лейбле продюсера Tuff Jew: «Когда я услышал, как она поет, то понял, что на Брук будет работать не только имя ее папаши».

Закуривая новый косяк, Сторч жалуется на то, что некоторые знаменитости отказались продолжать сотрудничество с ним после первого диска. «Я делал для Бейонсе целую пластинку, — говорит Скотт. — И меня даже не подумали пригласить на запись нового альбома. Пока что мне на это плевать. Но меня не раз оскорбляли после того, как я записывал людям первоклассные хиты». Сторч сделал семь песен для альбома Кристины Агилеры «Stripped», общие продажи которого перевалили за двенадцать миллионов копий. Но это не помогло Скотту, когда речь зашла о выборе продюсера для записи ее новой пластинки «Back To Basics». «Я попросил ее менеджеров выслать за мной самолет, чтобы я мог перебраться в Лос-Анджелес, — говорит Сторч. — А как иначе? Мне нужно было везти оборудование, одежду, своих помощников. Хотите, чтобы я переехал из Майами в Калифорнию на полгода, и не можете предоставить мне какой-то вшивый самолет! Сама Агилера даже пальцем не пошевелила ради меня. А я ведь действительно опекал ее, относился к ней как к самому дорогому другу».

Скотт впадает в бешенство, когда вспоминает о том, что звукозаписывающая компания, работающая с Пэрис Хилтон, объявила уже готовые композиции слишком скабрезными для широкой аудитории. Сейчас на роль продюсера первого сингла Хилтон «Stars Are Blind» ангажирован Фернандо Гарибэй, известный по пластинкам Энрике Иглесиаса и Эшли Симпсон. «Они, черт побери, пришли к Сторчу! — кричит Скотт. — И я выдал им реального свежака! Но мне плюнули в лицо! Никакого уважения! Из-за компании Пэрис все мои труды пошли прахом. Она выбрала безопасный современный поп, а моя музыка куда более смелая».

Scott Storch

Scott Storch
© Фото: www.rollingstone.com

Скотт Сторч вырос в Филадельфии, в Форт Лодердейл, в семье газетного обозревателя и певицы. В детстве он слушал все подряд — от Джорджа Гершвина до 2 Live Crew, подбирая понравившиеся композиции на фортепиано. «Я просиживал целыми днями за инструментом, разбираясь, как правильно играется та или иная песня. Со временем я научился складывать аккорды в мелодии и в какой-то момент смог сказать: “Смотрите! Вот это сочинил я!”» В девятом классе Скотт забросил учебу и всерьез занялся музыкой, а в шестнадцать лет родители выставили его из дома. «Отец не верил в мою музыку, — говорит Скотт с улыбкой. — Я не виню его за это». До девятнадцати лет Сторч едва сводил концы с концами, денег хватало только на еду. Он работал в Pizza Hut, трудился на стройке, все свободное время посвящая музыке. Скотт собрал квартет Square Roots, который впоследствии перерос в хип-хоп-группу The Roots. «Я разработал фирменный звук нашей команды, стал основным автором песен, — с гордостью говорит он. — Но через несколько лет я проснулся утром и решил, что больше не хочу быть клавишником. Я мечтал стать продюсером. Гастрольная жизнь мне не по душе. Я предпочитаю просыпаться в одном и том же месте каждое утро, обожаю сутками торчать в студии перед пультом, слушать музыку всю ночь напролет, крутить ручки. Я — настоящая студийная крыса».

Через несколько лет Сторчу удалось попробовать силы в качестве продюсера — он записал несколько композиций для дуэта Capone-N-Noreaga и Баста Раймса. Затем его приятель Филли представил Скотта Доктору Дре. «В то время я видел, что Дре отчаянно ищет что-то новое, — вспоминает Сторч. — Доктор запихал мои партии в свой микс. Я добавил новых оттенков при помощи клавишных и оркестровок. Майк Элизондо играл на басу, а Дре работал с драм-машиной. У нас получилось некое подобие группы. Мы сидели в студии сутки напролет, компонуя совершенно безумные композиции». Диск Доктора Дре «2001», на котором играл Сторч, разошелся тиражом в более чем шесть миллионов копий. В 2000 году Скотт купил свой первый «Феррари».

На часах десять минут второго. Сторч сидит в студии Hit Factory и с аппетитом поглощает чизкейк. «Пробило на хавчик», — говорит он, облизывая пальцы и сворачивая очередной косяк. У Скотта серьезная зависимость от марихуаны. «Я курю все время, когда не сплю», — объявляет с улыбкой продюсер, и это чистая правда. Сторч ковыряется с микшерским пультом, доводя до ума новый трек Джессики Симпсон. «Компьютер дает практически неограниченные возможности, — говорит он. — Я могу смоделировать звучание любого инструмента, я никогда не пользуюсь готовыми звуками. Это мое первое правило. Есть и второе — мне нравится устанавливать личный контакт с артистом. Я могу целую ночь просто проговорить с человеком. Потом он отправляется домой, а я остаюсь и делаю ритмическую сетку. На следующий день он приезжает в студию и слушает полностью готовую композицию». Скотт считает, что деньги — это самое важное, чего он достиг в этой жизни. Он вообще любит порассуждать на тему собственного богатства: «Я занимаюсь рутинной работой, заставляю свой мозг делать всякое примитивное дерьмо. Конечно, это раздражает. Однако я помню о том, что даже самые крупные джазовые музыканты зарабатывают гроши. Они не в состоянии продать достаточно дисков, чтобы жить безбедно. Большинству людей хочется музыки попроще, понятных мелодий, которые можно напевать про себя, убираясь в квартире или стоя в пробке. Такие простецкие песенки приносят гораздо больше денег. Известный продюсер получает четыре или пять процентов прибыли от каждой композиции на альбоме. Если он сделает несколько треков, то сможет заработать даже больше, чем исполнитель». На счету Сторча довольно много «песен-миллионеров». Он записал по нескольку композиций для альбомов «Dangerously In Love» Бейонсе (продажи — четыре миллиона копий), «Get Rich Or Die Tryin’» 50 Cent (шесть миллионов), «The Marshall Mathers LP» Эминема (девять миллионов) и «Stripped» Кристины Агилеры (четыре миллиона копий).

В шесть часов утра одуревший от музыки, бессонницы и марихуаны Сторч прыгает в свой «Ламборджини» и едет домой. Скотт обосновался в классической итальянской вилле, построенной в грекороманском стиле и очень смахивающей на ту, в которой жил герой Аль Пачино в фильме «Лицо со шрамом» («Scarface»). В его доме семь спален и четырнадцать ванных комнат, расположенных на трех этажах. Пол и стены отделаны мрамором, а умывальники в ванных покрыты золотом. Сторч приобрел виллу этой весной. За дом просили шестнадцать миллионов долларов, но продюсер умудрился сторговаться на одиннадцати. Тем не менее сумма стала рекордной для этого района. «Подобные дома не нужны обычным людям, — смеется Сторч. — Роскошь наводит ужас на семейные пары». На лужайке перед входом расставлены автомобили — «Феррари», «Майбах», «Макларен», «Роллсройс» и несколько «Бентли». У берега покачивается на волнах огромная яхта «Тиффани».

В семь утра Скотт сидит в своей гостиной. Глаза продюсера слипаются. Сторч проверяет автоответчик. Среди прочих ему звонили менеджеры Run-D.M.C. и Джа Рула. В последнем сообщении приятный женский голос говорит: «Могу отсосать прямо сейчас». Скотт громко хохочет и кричит мне: «Скажи, ну что это, если не рай?!»

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно