• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

ПроявленияМУЗЫКА

TV On The Radio. Круто ты попал на TV

15 Сентября 2006 | Автор текста: Кристиан Хорд
TV On The Radio. Круто ты попал на TV
TV On the Radio

© www.rollingstone.com

Мистическая поп-индустриальная группа TV On The Radio при помощи Дэвида Боуи записала два нервных альбома о гибели цивилизации.

«Обожаю обламывать людей, — смеется мне в лицо гитарист TV On The Radio Дэвид Эндрю Ситек. — А все почему? Потому что у меня есть свой жизненный план, я понимаю что делаю, и мне глубоко наплевать на реакцию посторонних людей». 33-летний Ситек может позволить себе подобные заявления: как продюсер он работал над пластинками Yeah Yeah Yeahs и Liars, а когда надумал организовать собственный проект, то даже специально построил студию. Ну а когда завершится тур TV On The Radio, Дэвид отправится доделывать новый диск Massive Attack — он придумал для британцев новое звучание, которое приблизительно характеризует как соул-готику. «В нашей группе каждый занимается не тем, к чему привык, — рассуждает Ситек. — Например, Жерар Смит — специалист по части испанской гитары, но в TV он играет на басу. Барабанщик Джалиль Бантон когда-то был неплохим гитаристом, о чем я, кстати, до недавних пор даже не подозревал. Ну а вокалист Тунде Адебимпе вообще музыкой не занимался, а работал художником-аниматором».

Группа TV On The Radio, музыка которой окутана плотным шлейфом мистицизма, возникла в Бруклине пять лет назад, тогда Ситек подавал ее как дадаистский проект (парадоксальное направление в искусстве, возникшее во Франции 20-х годов прошлого века. — Прим. ред.), ориентированный на студийную работу. Тогда же Дэвид познакомился с вокалистом Тунде Адебимпе, показал ему пару сэмплерных приемов и выдал для ознакомления тщательно подобранную коллекцию пластинок. Дебютный диск «Desperate Youth, Blood Thirsty Babes» был издан только в 2004 году — все это время Ситек корпел в студии, доводя до совершенства пластинку, в которую потом влюбятся практически все критики мира. Тогда они сравнивали нервную, напитанную мрачными звуками клавишных музыку TV On The Radio с The Cure, чем сделали группе мощный пиар. Талант Дэвида Ситека принес ему немалые дивиденды — среди поклонников TV оказались такие люди, как Моррисси, Трент Резнор из Nine Inch Nails и рэпер Мос Деф.

За год до описанных событий хитрый Ситек, промышлявший авангардной живописью, вышел на Дэвида Боуи и выслал ему по электронной почте снимки своих картин. Одним полотном Боуи заинтересовался и попросил привезти холст, чтобы взглянуть на него в оригинале. Ситек немедленно вызвал такси, и через некоторое время дворецкому Боуи была вручена картина с приложенным к ней демо TV On The Radio. Великий певец, который всегда интересовался коллективами, играющими музыку с легким эмоциональным перегибом, позвонил Ситеку после того, как прослушал первые три композиции этого демо. При помощи Боуи дуэт быстро обрел нужные связи и усвоил линию поведения на студиях звукозаписи. «Мне кажется, эти парни пользуются словарем американских битников, — говорит Боуи. — А сэмплы и большое количество звуковых наслоений роднят их с техно-индустриальным сообществом. Их второй диск “Return To Cookie Mountain” я нахожу уникальной пластинкой и слушаю ее три раза в неделю. Так часто я уже давно ничего не слушал». Кроме того, Дэвид Боуи выступил в качестве бэк-вокалиста TV On The Radio на треке «Province», оказавшемся настоящим украшением диска. «Однажды мне показалось, что в творческих отношениях с Боуи мы зашли слишком далеко, — качает головой Ситек. — Я ведь неплохо знаю, как он работает и как трудно музыкантам вырваться из-под его контроля. Мне становилось не по себе, когда я представлял, как он запустит руки в наши тексты или посоветует, к примеру, отказаться от сэмплинга. Последнее, чего бы нам хотелось, так это пилить один гитарный рифф, как это делают The Rolling Stones. Даже если нам предложат миллионный контракт и при этом будут контролировать меня как композитора, я постараюсь найти способ оставить студию в дураках. Когда я захотел, чтобы на пластинке прозвучали голоса молящихся монахов, я записал их. Можете это объяснить с точки зрения маркетинга?»

TV On The Radio

TV On The Radio
© Фото: www.rollingstone.com

Выступление TV On The Radio в лондонском Институте современного искусства подходит к концу. «Спасибо, что дождались нашей последней песни!» — кричит в зал вокалист Тунде Адебимпе, и на его лице неожиданно появляется выражение обескураженности. Для TV On The Radio это первый концерт за четыре месяца, и завершается он композицией «Wolf Like Me», напоминающей дрим-поп My Bloody Valentine и изысканный соул Марвина Гея. «С началом работы в группе я начал подозревать, что мои коллеги Ситек и Адебимпе — инопланетяне, — говорит, спускаясь по лестнице, гитарист Кип Мэлон. — Когда Тунде впервые позвал меня выпить в баре, я прихватил с собой газовый пистолет».

Детство Тунде Адебимпе прошло в столице Нигерии, Лагосе, и в пригороде Питтсбурга, куда впоследствии переехала его семья. Тунде наотрез отказался продолжить фамильную традицию и учиться на медика (отец Адебимпе — психиатр, а мать — фармацевт). Будущий фронтмен поступил в киношколу при Университете Нью-Йорка и обосновался в Бруклине. В 1997-м Тунде арендовал огромное чердачное помещение, где оборудовал собственную студию для изготовления мультфильмов. Вскоре он познакомился с Дэвидом Ситеком, начинающим продюсером и художником, специализирующимся на «детской живописи с взрослой тематикой». «О своих картинах Дэвид отзывался очень своеобразно, — смеется Тунде. — Он все время повторял: “На моих полотнах матадоры влюбляются в быков”». В то время Адебимпе работал аниматором в программе MTV «Celebrity Deathmatch», а Дэвид Ситек сотрудничал с музыкантами Yeah Yeah Yeahs (Дэвид продюсировал сингл YYY «Machine» и пригласил Адебимпе выступить в роли режиссера анимационного видеоклипа на песню «Pin»). После того как Тунде и Дэвид сделали несколько совместных еще довольно корявых записей, они начали давать клубные концерты; сет-лист TV On The Radio, как правило, венчал кавер кантри-группы Hall And Oates «Maneater». В 2003 году Ситек решил, что настало время усилить концертный состав, и пригласил в группу Мэлона, Смита и Джалиля Бантона, ранее игравшего в хип-хоповых группах. «Поначалу к TV On The Radio относились с подозрени- ем из-за того, что четыре черных парня играют вполне “белую” рок-музыку, — улыбается Мэлон. — Таков уж город Нью-Йорк, тут в любой подворотне — натуральный театр абсурда».

«Мы записывали “Cookie Mountain” в огромной бруклинской студии. Два звукоинженера сменяли друг друга за пультом, поскольку я требовал, чтобы работа не прекращалась ни на минуту, — вспоминает Ситек, сидя напротив меня с бокалом вина. — Мы трудились даже поздней ночью, и лишь телефонные звонки возвращали нас к реальности. Однажды все мы просидели в наушниках семьдесят два часа без перерыва». «Я считаю, что в профессии музыканта хватает мистики, — добавляет Кип Мэлон. — Лично мне это напоминает молитву, общение с Господом. Согласитесь, ночь больше подходит для подобных интимных дел». «Бессонница наложила свой отпечаток на этот диск, — продолжает Ситек. — Наши тела не знали отдыха, и мозг черпал силы в музыке. Именно в такие моменты ты познаешь суть каждой песни, устраняешь все ненужное, оставляя лишь ядро. В противном случае стоит подумать о том, чтобы заняться чем-нибудь другим. Например, жарить блины. Нам совсем не хочется остаться в истории группой весельчаков, которые накуривались в студии и вытаскивали из своего искаженного сознания истории о маньяках и продажных политиках. TV On The Radio повезло — у нас есть платформа для самовыражения. Мы стараемся нащупать еще более изысканное направление в музыке. Честно говоря, я вообще потерял интерес к реальному миру, и когда Земля погибнет в ядерной войне или загнется от упавшего астероида, я буду сидеть в темной студии, цедить вино и накладывать один гитарный слой на другой».

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно