• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

ПроявленияМУЗЫКА

Печати и штампы

15 Июля 2007 | Автор текста: Сергей Левченко
Печати и штампы
Печати и штампы

© www.rollingstone.ru

«Вертикальный бас», «механический бит» и прочие крылатые выражения русских музжурналистов.

Давным-давно Фрэнк Заппа дал исключительно точное определение рок- журналистике: «Парней, не умеющих говорить, интервьюируют парни, не умеющие писать, чтобы было что почитать парням, не умеющим читать». Но едва ли он предвидел, до какой степени разовьют его формулу музыкальные журналисты свободной посткоммунистической России. Нет, мы не будем говорить об особенно выдающихся мастерах слова — вроде человека, усматривавшего в вокальной манере Coil и Einsturzende Neubauten влияние маститого авторитета индустриальной музыки Лени (именно так, с одной «н») Кравитца, или популярной в 90-х обозревательницы московской молодежной газеты, которая важно рассуждала о придуманной недавно (то есть году в 1995-м) диджеями технике скрэтч и делилась познаниями, почерпнутыми из «журналов» Cure и Rolling Stones. Такие зияющие высоты незамутненного разума все же встречаются нечасто и являются продуктом штучным. Что же до массового производства, то среднестатистический российский музжурналист с трудом отличает гитару от баяна — даже внешне — и немного гордится этим. Потому как он не лабух и не друг таковым, а хладнокровный эксперт, оценивающий музыку бесстрастно и по гамбургскому счету. В сочетании с «блестящим» знанием иностранных языков это обычно приводит к появлению на страницах периодики столь диковинных инструментов, как «вертикальный» или «двойной» бас — ибо только полный идиот и непрофессионал полезет в словарь узнавать, что double bass и upright bass суть один и тот же контрабас. Другой инструмент, которому постоянно не везет, это блокфлейта, с завидной регулярностью именуемая акулами пера «рекордером» (по ее английскому названию) и периодически производимая в ранг клавишных инструментов — уже совершенно непонятно почему (разве что рок-журналисты полагают, что у загадочного рекордера должны быть кнопки вроде магнитофонных). Но более всего музыкальный журналист неравнодушен к сэмплеру. Не беда, что он не очень понимает, в чем его отличие от синтезатора, не беда, что он не особенно представляет, как выглядит хитрая машина, — главное, он знает, что в сэмплер «заряжают звуки». Причем делают это с незапамятных времен, чтобы не тратиться на живых музыкантов — так, с точки зрения рок-журналистов, поступали, к примеру, первые хип-хоперы вроде Африки Бамбаты. Тот факт, что сэмплер в начале 80‑х стоил самое меньшее десять тысяч долларов, видимо, не особо смущает — нельзя же и в самом деле предположить, что Бамбата вживую сводил пластинки для «Planet Rock», а многие другие «сэмплировали» при помощи склеенных в кольцо кусков магнитофонной пленки. Еще рок-журналисту везде мерещатся драм-машины, особенно в эпоху диско: «назойливый механический бит драм-машины сменил живого рок-ударника» — в скольких десятках статей вы это читали? Информация о том, что механически долбили на четыре четверти именно что живые ударники, может повергнуть рок-журналиста в тяжелое смятение: как же люди так могут над собой издеваться?! В самом деле, ведь основное занятие рок-музыканта, как известно всем, — это пить виски, нюхать кокаин и трахать фотомоделей, а основное занятие рок-журналиста — с плохо скрываемой завистью все это описывать для развлечения не имеющих денег ни на виски, ни на кокаин, ни на модельных девок читателей. Все остальное, включая умение играть и умение слушать, находится вне пределов понимания — наши люди в булочную на такси не ездят.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно