• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

ПроявленияКНИГИ

Борис Моисеевич Моносов: «Сюда я попал из параллельного измерения»

1 Июня 2008 | Автор текста: Александр Кондуков
Борис Моисеевич Моносов: «Сюда я попал из параллельного измерения»
Борис Моисеевич Моносов

© Евгений Лучинский, www.rollingstone.ru

«Гипермозг», «Техника Огненного Шара» и бессмертные монахи — один день в компании основателя школы магии «Атлантида» Бориса Моисеевича Моносова закончился для корреспондента RS астральным путешествием в саркофаге и вудуистским SMS.

«С диктофоном что-то не так? Ну да, бывает, — с несколько философским спокойствием замечает Борис Моисеевич Моносов, создатель школы магии “Атлантида”. — Мне ко всяким странным вещам не привыкать. Когда мы нашу первую книгу выпускали, она три с половиной года в типографии пролежала по каким-то причинам непонятным. А потом ко мне явилась некая странная личность. Этот человек сказал, что есть люди, готовые выкупить весь тираж и тут же его уничтожить. Причем цену мы могли сами назначить — сколько бы сказали, за столько бы они и выкупили». Вместе с Моносовым — былинного вида мужчиной, одновременно смахивающим на книжную иллюстрацию Нептуна и некоего индийского божка — мы топчемся перед входом в магазин электроники неподалеку от питерской станции метро «Нарвская». После двухминутных раздумий мы решаем приобрести новый диктофон, причем Моносов настаивает на том, что покупку он должен оплатить сам — таким образом Rolling Stone получит гонорар лично от питерского мага. Пока я соображаю, как на это реагировать, Моносов резво извлекает кошелек и засовывает голову внутрь желтой торговой палатки.

О существовании школы магии «Атлантида» я узнал из SMS одного знакомого редактора: он предложил познакомить меня с неким питерским целителем, который лечит при помощи карт Таро и производит контент для мобильных сетей, используя вудуистскую символику. «У них там какое-то безумие творится,» — в очередной раз подумал я, набирая номер телефона мага Моносова в промозглом вестибюле аэропорта «Пулково». За день до вылета я изучил довольно сложно устроенный сайт школы «Атлантида», напоминающий сетевое представительство масонской ложи (чего только стоит окошко для зарегистрированных пользователей с подзаголовком «вход для командоров»). Сайт сообщал, что Моносов — изобретатель каких-то особенных методик работы с собственной энергетикой, главной из которых является «Техника Огненного Шара», или «Файербол». «Вы меня сразу узнаете, — заверил меня Моносов по телефону. — Я выйду к вам изза метро в серой куртке. У меня колоритная седая борода».

Завоеватели из космоса и торт «Сказка»

«Маги — это не люди, — сообщает мне Борис Моисеевич, пригласивший меня для беседы в пустующую квартиру своей тещи. — И формула крови отличается, и резус-фактор. Считается, что экстрасенсорика — удел избранных, но речь идет не о какой-то обособленной касте, а о людях, которые проходят ускоренный путь эволюции. Вспомните китайцев. Они называют магию “силой другой руки”, то есть существует возможность ускорить обычный ход эволюции с помощью тренировок или какого-то прибора. И тогда человек обязательно приобретет свойства, которых у него раньше не было».

Мы беседуем с Моносовым в самой обычной советской квартире с тесноватой прихожей, коврами на стенах и мощным обеденным столом, занимающим половину гостиной. Сейчас на нем стоят чайник с зеленым чаем и торт «Сказка». В изложении Бориса Моисеевича история магии берет начало примерно сорок тысяч лет назад, во времена существования цивилизации атлантов. «Именно атланты придумали машины, с помощью которых было возможно ускорить эволюцию человека, — заявляет Борис Моисеевич. — В конце концов процесс обучения и вовсе свелся к программированию сознания человека. И те маги, которых воспитали атланты, обладали очень ценным качеством: при каждом новом перевоплощении они сохраняли память. За современными примерами далеко ходить не надо — достаточно вспомнить и далай-ламу, и настоятелей крупных тибетских монастырей, которые постоянно перерождаются». Отодвинув чашку, Моносов вещает о том, как погибла цивилизация атлантов и как самые лучшие из них, спасшиеся на горе после потопа, стали прототипами олимпийских богов. «В таком виде цивилизация существовала еще долго, — резюмирует маг. — А потом пришли новые завоеватели из космоса. Они прилетели на звездолетах и уничтожили остатки цивилизации атлантов, или, как их еще называют, асуров. Эти завоеватели стали основоположниками индоевропейской цивилизации ванов, из которой вышли германцы и славяне».

«Гипермозг» и Андропов

«Я вообще-то врачом работал, — неожиданно признается мне Моносов, вместе с которым мы только что заказали по стейку в одном из питерских кафе. — Хотя по образованию я кибернетик. Элитным магам живется очень непросто. С одной стороны, сильные маги рождаются именно там, где они сами выбирают, с другой — им необходимы большие материальные средства для того, чтобы выживать и работать. Вот почему маги придумали деньги. Когда появились деньги, появились и соответствующие семьи, у которых этих денег много. Например, семейство Хилтон. И эти семьи до сих пор управляют миром, используя финансовые потоки. Есть такие ребята из Атлантиды, носители знания очень серьезного уровня, которым просто необходимо свои способности демонстрировать на публике. Я не из таких. Большую часть времени я лечу людей, у меня есть своя школа, я веду семинары». Сделав глоток апельсинового сока, Моносов сетует, что ему приходится постоянно ублажать чиновников, в то время как под его началом занимаются самосовершенствованием порядка двух с половиной тысяч человек. В полупустом кафе мимо нас проплывает задумчивая тучная официантка, из-за спины которой вдруг возникает колоритный лысый негр с седыми усами. Смущенно улыбаясь, наш гость представляется мне Сэмом, присаживается рядом и заказывает кофе с пирожным. «В Чехии у нас школа, в Финляндии, скоро откроем отделения в Англии и Испании, — вещает маг. — Мы в этих школах по факту ничему не учим, а занимаемся напрямую эволюцией сознания. Основной учебник, по которому мы работаем, — это священная книга Тота. Или колода карт Таро».

Закончив обед, мы выходим на улицу, чтобы наконец-то отправиться непосредственно в школу магии, — взглянуть на чудесные машины и таинственный аппарат под названием «Гипермозг». «Когда я попал в этот мир, дела с магией здесь обстояли совсем не так хорошо, как в том мире, откуда я перебрался, — “вспоминает” Моносов, открывая дверь кафе. — В результате мои способности здесь резко уменьшились. И в течение двадцати лет я просто набирал форму, восстанавливал то, что уже было во мне накоплено». Когда мы усаживаемся в старенький красный «Фольксваген», которым управляет Сэм (водитель и ассистент мага проживает в России с середины 80‑х), Моносов вспоминает, что раньше ему приходилось участвовать в фестивалях духовного развития вместе с настоящими шарлатанами вроде представителей астрального карате. «Мне все эти акции по гипнотическому “вырубанию” людей были просто смешны, — морщится маг. — Как я уже говорил, сюда я попал из параллельного измерения, в котором занимался изготовлением психотропного оружия, и мне просто пришлось уносить оттуда ноги. В этом мире Андропов прожил очень недолго, а там он удержал власть в своих руках. Добежал я до этого мира, осмотрелся и начал заниматься магией по новой. А некоторые люди, которые пытались проделать такой же путь, исчезли где-то в параллельных измерениях».

«Аненэрбе» и бог счастья

Борис Моисеевич Моносов

Борис Моисеевич Моносов
© Фото: Евгений Лучинский, www.rollingstone.ru

Школа магии «Атлантида» располагается в одном из домов неподалеку от Лиговского проспекта. Подъезд внешне ничем не напоминает вход в секретную оккультистскую лабораторию. «Карты Таро на самом деле представляют собой изложение системы знаний атлантов, которая была воссоздана египтянами на основе символики, вложенной в шлем бога Ра, — рассказывает Моносов, поднимаясь по лестнице. — После гибели цивилизации атлантов осталось примерно сто тысяч человек, обладающих способностью перерождаться в другие тела. Но если маг перестает развиваться, он быстро теряет интерес к жизни. Вы понимаете, что вся нацистская Германия работала на один институт оккультизма “Аненэрбе”? Это происходило именно потому, что магия должна находиться в развитии. И практикующим магам необходимы особые условия, особые лаборатории и особые механизмы». Сэм открывает дверь в лабораторию, и мы попадаем в прихожую большой видавшей виды квартиры, смахивающей на краеведческий музей какой-нибудь деревеньки. «Добро пожаловать в мой кабинет, — Моносов проходит в глубь помещения и усаживается за старенький стол. — Здесь у нас имеются две машинки, которые мы используем для лечения. Первая — это магический круг для вызывания духов, а на вторую ты сейчас, собственно, сел». Когда я вскакиваю с расшатанного старого кресла, оказывается, что на его сиденье нарисована пентаграмма, а само устройство предназначено для устранения гинекологических проблем. «Когда-то я работал в поликлинике корабельного завода, — сообщает маг, — и поскольку я лечил всю дирекцию, на этом предприятии можно было изготовить все, что угодно. Но потом я задумался, как делать машины из подручных средств. Например, из бумаги. Материал вторичен, главное — геометрически правильная форма. Поэтому мы начали активно работать с папье-маше».

Маг устраивает мне небольшую экскурсию по кабинету: напротив ветхого топчана располагается “магический круг”, по своей конструкции напоминающий душевую кабину с пентаграммой на полу и крохотными лампочками; стены завешаны картинами благодарных пациентов, среди персонажей которых можно без труда узнать и самого мага; на полке соседствуют шаманские веера, магический меч и компактные ручные барабаны. Моносов снимает одну из картин с изображением кругленького бородатого божка и протягивает мне. На обратной стороне я вижу надпись: «Бесимотен. Бог счастья, податель духовных и материальных богатств». «Однажды на семинаре в Крыму мне подарили мою же фотографию, я изображен на ней в сари, — комментирует маг. — А на снимке написано, что это совсем не я, а какой-то индийский святой Каруки, ныне пребывающий в ином теле. Я сказал, что мне просто дурят голову».

Саркофаг и мобильные заклинания

«Сэм у нас — главный по саркофагу, — со значением в голосе сообщает мне Моносов, с которым мы только что вернулись из черной “комнаты зеркал”. — Сейчас тебе предстоит туда забраться. Мы этот саркофаг два с половиной года строили; его еще можно назвать инкубатором атлантов. А вот тут у нас имеется скафандр для лазанья в параллельные миры, но он сейчас не работает». Сэм включает компьютер, подсоединенный к саркофагу (внешне саркофаг напоминает конструкцию из двух огромных ванн), а его шеф продолжает увлеченно описывать местные достопримечательности. «Мой друг Сережа Лисицын все время сжигал свои картины, — Моносов показывает на несколько полотен, выполненных в духе кровожадных акварелей Мэрилина Мэнсона.

«А у меня вот висят. Все они какой-то невероятной энергией обладают». Минут за десять до этого мы побывали в черной комнате, куда якобы не проникают телепатические сигналы и где расположен тихо гудящий агрегат, искривляющий пространство, а также полюбовались на потрепанного и ныне не действующего робота. Моносов с удовольствием рассуждает о перспективе изготовления летающей тарелки — «если, конечно, найдется подходящей мощности генератор». «Бывает так, что я и другие маги собираемся, чтобы воздействовать на погоду или остановить какой-нибудь глобальный катаклизм», — рассказывает Моносов, пока я забираюсь под крышку саркофага, на которой вращается какой-то диск, похожий на вентилятор. Внутри саркофага темно и тихо. Звучит умиротворяющая музыка, включенная Сэмом, и кажется, что твое тело находится в компактной субмарине, качающейся на волнах. Выбравшись наружу, я получаю черный шлем, с помощью которого можно подключиться к аппарату под названием «Гипермозг» (он загружает в сознание новую информацию). «А теперь у нас водные процедуры! — командует Моносов, и все вместе мы отправляемся в ванную. — Полюбуйтесь, это алхимическая ванная. В зависимости от того, что транслирует в воду проектор, меняются ее свойства».

На обратном пути мы разглядываем устройство для ловли духов и фотографии самих призраков, выглядящих как размытые силуэты в широкополых шляпах. «Сейчас мы с ловлей покончили, — сообщает Моносов. — Но все фотографии пойманных духов можно посмотреть на нашем интернетсайте». Мой визит в «Атлантиду» подходит к концу, через два часа отходит поезд. На прощание маг демонстрирует мне свою новую технологию — так называемое мобильное заклинание, основанное на символике вуду. На экране сотового телефона возникают графические изображения куриных лапок и ящериц, звучит тревожная электронная музыка. «Не вся магия безобидна, — строго предупреждает меня Борис Моисеевич. — И нет такого мага, который бы мог назвать себя полностью белым».

«Сейчас я стараюсь сделать максимальное количество аппаратов, которые могли бы меня заменить, — устало произносит Моносов уже в коридоре. — Дело в том, что я хочу развиваться, хочу заняться чем-нибудь другим, а для лечения использовать заряженную воду или вот эти уже готовые устройства. Просто, если я уеду, мои пациенты, которых я по нескольку десятков в день принимаю, меня из-под земли достанут. Так летающую тарелку никогда не построишь».

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно