• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

ПроявленияМУЗЫКА

Моби. Мобилизация Нью-Йорка

30 Апреля 2008 | Автор текста: Глеб Лисичкин
Моби. Мобилизация Нью-Йорка
Moby

© Gala Records

RollingStone отправился к музыканту в Нью-Йорк, чтобы посмотреть на его коллекцию бананов и предаться ностальгии по старым рейвам.

«Это самая спокойная улица в Сохо, вы не ошибетесь, — смеется Моби в телефонную трубку, объясняя, как найти его квартиру. — Я равноудален от магазина Apple и пивной — очень символично, кстати». Спустя пару часов я сижу на кухне Моби и наблюдаю, как главный электронщик планеты заваривает чай. Если судить по кухне, то о хозяине этого жилища можно с уверенностью сказать две вещи: Моби предпочитает очень минималистичный модерновый интерьер и определенно увлечен бананами — желтые плоды лежат в вазе для фруктов, вышиты на полотенцах, нарисованы на посуде, а на диване лежит небольшая подушка в виде банана Энди Уорхола с обложки пластинки «Velvet Underground & Nico». В чае, впрочем, Моби тоже знает толк: не так давно музыкант вместе с друзьями открыл в Нью-Йорке чайную Teany Cafe, но уже успел продать свою долю в этом предприятии. «Идея чайного клуба казалась нам очень привлекательной, — объясняет Моби. — Но когда мы открыли кафе, то выяснилось, что ньюйоркцы вовсе не собираются пить горячие напитки в сорокаградусную жару. Ну кто бы мог подумать, блин! Пришлось спешно перепрофилироваться на холодный чай, но к этому времени я сам остыл и потерял интерес к этому бизнесу. Не много времени понадобилось, чтобы убедиться, что я не маркетолог и не ресторатор, а музыкант».

В конце марта Моби выпускает новую пластинку «Last Night» — первый за три года студийный альбом после «Hotel». После сенсационно успешного диска «Play», который слышали, наверное, все разумные существа в Солнечной системе, финансовый успех не покидал Моби: стены коридора так плотно завешаны платиновыми и золотыми дисками и всевозможными наградами, что на них буквально нет свободного места. И если новая работа оправдает ожидания издателей, то Моби впору будет открывать дом-музей, а самому искать пристанище посвободнее.

«Я не думаю, что успех развратил меня, — кивает Моби на свое совсем не роскошное пианино в углу гостиной. — Я перестал думать о том, как заработать денег, но так и не научился их тратить. Ритм моей жизни совсем не изменился: я по-прежнему сижу целыми днями за клавишами и сочиняю мелодии. Мне немного обидно, что многие считают “Play” моей лучшей пластинкой. Лично мне намного дороже “Animal Rights” — она более цельная и серьезная, но, мне кажется, не многие это оценили. Я понятия не имею, как люди воспримут мой новый диск, — он получился более танцевальным и менее песенным, чем мои последние работы, и, наверное, это может кого-то обломать. Ну, там видно будет. Пока мне просто приятно сознавать, что я осуществил свой творческий замысел. Я хотел сделать посвящение нью-йоркским танцевальным клубам — ярким и безумным местам, где тысячи людей всех национальностей танцуют, бухают и веселятся. В последнее время я очень часто диджеи в местных клубах и вдруг понял, как люди соскучились по старым добрым рейвам. Вот этим прожигателям ночей пластинка наверняка понравится».

Моби действительно живет скромнее, чем можно было бы подумать. Его домашняя студия представляет собой совсем крохотный чуланчик, заставленный аппаратурой; полки на стенах ломятся от всевозможных музыкальных премий — кажется, иных элементов декора Моби просто не приемлет. «Я трудоголик. Я сочиняю гораздо больше, чем следовало бы, но не могу остановиться. Я пишу так много, что издателям не стоит показывать и половину материала. Поэтому я решил отдавать свою музыку независимым киношникам даром. У продюсеров малобюджетных фильмов всегда возни‑ кают сложности с очисткой прав, так пусть уж мои сочинения живут в чьем-то фильме, чем в моем архиве».

Материал нового альбома Моби собирал из сотен музыкальных заготовок разных лет: музыкант попытался уместить в 65‑минутную пластинку целую экскурсию по двадцати годам эволюции музыки. «Вдохновение — вещь совершенно неуловимая, — вещает Моби, показывая мне свою студийную аппаратуру. — Никогда не знаешь, когда почувствуешь прилив сил и поймаешь грув. Первый сингл с этой пластинки, песня «Alice», вообще получилась по ошибке: я баловался со сломанной примочкой и извлек из нее совсем странный звук, из которого и сделал басовую линию. А потом позвал приятелей попеть хором, и на клич собралась очень разношерстная компания — какие-то музыканты из неизвестных местных групп, знакомые знакомых с лейбла, даже одна танцовщица из бурлеск-бара была». Как и на предыдущих записях, к работе над «Last Night» Моби привлек и профессиональных вокалистов: ветеран хип-хоп-сцены, легендарный эмси Grandmaster Caz из команды The Cold Crush Brothers, появляется на треке «I Love To Move In Here»; не столь заслуженные, но не менее одаренные британские рэперы 419 Crew и Aynzli чеканят рифмы в «Alice».

«Я люблю попеть, покричать, но все знают, что вокальные данные у меня весьма посредственные. У меня неплохо получается сочинять мелодии и продюсировать свои записи, и этого довольно. Пение для меня — хобби, баловство. Но я люблю размять связки в компании друзей, это вам кто угодно подтвердит. Кстати, на новом альбоме одну песню исполняет девочка из Алжира, я с ней познакомился в караоке-баре. Она очень круто пела песни Билли Холидей, просто покорила меня своим голосом».

Судя по пилотным синглам, ода Моби танцплощадкам Нью-Йорка имеет ярко выраженный хип-хоповый акцент, но, по словам артиста, он совсем не считает рэп главной музыкой Нью-Йорка: «Я никогда не пробовал серьезно работать с хип-хоповыми артистами и очень доволен тем, что у нас получилось. Но при этом я не могу сказать, что рэперы заглушили собой все остальные голоса этого города. Манхэттен — бурлящий котел культур, и каждый может найти здесь свое место. Пластинка “Last Night” — именно об этом. Сейчас я постоянно играю сеты, и реакция зрителей очень воодушевляет. Иногда я тайком завожу новые треки, а они колбасятся, как на старом рейве, представляете?» Днем позже я пристраиваюсь в длинную пеструю очередь на пересечении Семнадцатой и Девятой авеню. Готы и брокеры, хастлеры и студенты, бомжи в галошах и геи с ноутбуками — все проходят фейсконтроль в клуб Hiro, где Моби регулярно проводит вечеринки Degenerates (такое же название носит и самый мрачный трек с нового альбома). После электро-клэшевого разогрева Princess Superstar на сцене появляется очкастая безволосая физиономия — и тут же исчезает во вспышках цифровых фотоаппаратов. На крошечную сцену забираются десятки разгоряченных молодых людей, они обнимаются и братаются с Моби, потом прыгают в зал, и на их место забирается следующая порция фанатов. В таком сумасшедшем темпе вечеринка продолжается до утра. Моби пьет не меньше других, но алкоголь совершенно не мешает ему мастерски управляться с толпой: «Дискотека — это бурное течение, но если хорошо поймать волну, то можно выделывать настоящие акробатические трюки, — кричит мне Моби, пытаясь заглушить свой еще не известный публике трек. — Вот посмотри: тут люди пьяны в хлам, а в музыке разбираются не хуже меня. И знаешь, чего и мне и им сейчас больше всего хочется? “Samba De Janeiro!”»

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно