• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

ПроявленияКНИГИ

Анна Старобинец. Цена страха

3 Мая 2008 | Автор текста: Кирилл Сорокин
Анна Старобинец. Цена страха
Анна Старобинец

© Петр Тимофеев, www.rollingstone.ru

Писательница Анна Старобинец, которую называют русским Стивеном Кингом, — о хоррорах, мидл-классе и инопланетном разуме.

«Простите, но я-то здесь при чем?» — спрашивает на другом конце провода тихий женский голос, когда я сбивчиво пытаюсь договориться об интервью. Дело в том, что Анна Старобинец — писательница, чью фамилию пишут через запятую с жанром хоррор, — сама действующий журналист: в прошлом служила редактором отдела культуры в журнале «Эксперт», а сейчас, среди прочего, навещает в Перми писателя Иванова и отыскивает в Сыктывкаре затеянную местным энтузиастом лавку интеллектуальной книги — в должности спецкора «Русского репортера». «Я была официанткой, правда, совсем недолго, — рассказывает Старобинец при очной встрече. — Собственно, я уже на пятом курсе что-то писала. Еще была нелепая история. Я работала расклейщиком объявлений. Причем на каждом объявлении было написано: “Требуется расклейщик объявлений”. Еще я работала переводчиком-синхронистом — как это ни дико, в церкви».

Журналистика для Старобинец — сейчас единственно возможное занятие, поскольку литературой здесь могут зарабатывать лишь считанные единицы. Еще она пишет сценарии; первый ее сборник «Переходный возраст» раскупили практически целиком — один рассказ даже взял Бондарчук. «Это ни к чему не приводит, — говорит Анна. — Обычно бывает так: “О, сделаем настоящий русский ужастик,” — думают ответственные за кинопроцесс люди. Затем внимательно читают и идут к какому-нибудь сценаристу: “Сделай нам из этого настоящий русский ужастик”. Человек садится, ваяет совсем уже трэш, и в итоге все замораживается. Вот, например, Саша Гаррос, который мой муж. “Головоломка”, “Серая слизь”, “Фактур фуры” — все это тоже куплено, и в отличие от меня им с Евдокимовым все время предлагают писать сценарии самим. Сначала у них были такие амбиции, но результат примерно тот же. Они пишут, а им потом говорят: “Не, ну ребят, это вообще арт-хаус, а нам нужен настоящий русский триллер”».

По Старобинец, хоррор — не театр бытовой жестокости, но пронзительный триллер, автор которого последовательно нажимает на потаенные болевые точки: террористы в метро, замкнутое пространство крошечных городов, зловещая серость повседневности. «Насколько эта паранойя и жуть продиктованы личными переживаниями? Если вы спрашиваете, псих ли я, то нет, — смеется Старобинец. — То же метро: ну конечно, я его недолюбливаю. Люди озверевшие, и их там очень много — ну как туда можно идти? Меня тревожат не сепаратисты, а вот что: город — это ведь некая среда обитания, и жить здесь становится все сложнее и страшнее». Но в отличие от того же Гарроса и Евдокимова эмоциональное напряжение у Старобинец не только и не столько социальное — оно разрежено причудливой сказовой фантасмагорией. Старобинец то и дело вплетает в свои тексты былинную нечисть: в новой ее книге «Резкое похолодание», к примеру, действуют ведьма, домовой и хлебниковский Жилец вершин.

«Национальная мифология — она же интересная вполне и не ограничивается сказкой про Бабу- ягу, — говорит Старобинец. — Мне хотелось вытащить именно хтонических персонажей, древних жителей этой земли — однако и они никак восприняты не были. Тут, возможно, все дело в том, что для востребованности хоррора как такового необходим худо-бедно сформировавшийся мидл-класс. Так, во всяком случае, дела обстоят на Западе. У нас хоррор — по-прежнему довольно маргинальный жанр. Я с трудом могу себе представить менеджера среднего звена, зачитывающегося моими книгами. Материал, который предлагают это время и эта страна сейчас, максимально аморфен. Поэтому здесь очень плохо с хорошим жанровым кино и литературой. Я столкнулась с идиотской проблемой: если пишешь сценарий триллера или фантастического фильма, невозможно дать героям имена. Потому что Вася, Игорь или Женя, которые подверглись нападению инопланетного разума, — это безумие. Но если это Джон, Ник или какая-нибудь Кейт — то все нормально, это вовсе не означает, что фильм говно. Для наших реалий не подходит данная жанровая схема. У нас не может быть хорошего фантастического триллера, потому что это западная вещь. Нам нужно изобрести какой-то вертолет, велосипед… Как-то так».

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно