• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Ты просто гонишь!

19 Ноября 2008 | Автор текста: Майк Гай
Ты просто гонишь!
Тони Стюарт

© www.rollingstone.com

Rolling Stone побывал в гостях у Тони Стюарта, лучшего пилота автомобильных гонок серии NASCAR, скандалиста и бабника.

С самого утра Тони Стюарт, самый успешный пилот автомобильных гонок серии NASCAR c годовым доходом в девятнадцать миллионов долларов, пребывает в плохом настроении. «Вчера вечером моя «тойота» ехала как старая ржавая развалюха», - говорит гонщик. На соревнованиях на трассе Phoenix International Raceway Тони пришел к финишу всего лишь четырнадцатым - что еще хуже, заезды выиграл один из его главных соперников, Джимми Джонсон. «Опять этот чертов Джимми Джонсон! До омерзения гостеприимный, постоянно устраивающий благотворительные соревнования по гольфу калифорнийский щенок, - Стюарт недобро ухмыляется. - Но знаете, несмотря ни на что, Джимми мне нравится. По крайней мере, парень не притворяется. Он говнюк и ведет себя как говнюк - и на гонках, и в жизни».

Назначенная на сегодняшнее утро тренировка прошла неудачно. Что-то произошло с двигателем - моторный отсек вспыхнул. Гонщик нервно хлопает дверцей машины, недовольно сплевывает в траву и шагает по гравийной дорожке вдоль сервисных боксов. Его огнестойкий костюм похож на прожженную тряпку, лицо вымазано гарью, глаза покраснели от напряжения, жары и испарений в кабине. От гоночных покрышек знаменитой фирмы Johnson поднимается облако густого черного дыма. Майк Арнинг, менеджер Тони, догоняет своего подопечного, пытаясь его успокоить. Стюарт вбегает в небольшой вагончик - передвижной офис, где сидит Грег Ципаделли, бессменный директор гоночной команды. Стюарт со всей силы хлопает дверью, наливает себе стакан диетической колы и начинает проклинать все и вся.

Через полтора часа в аэропорту города Феникс все еще раздраженный Тони садится в личный семиместный самолет. На кресло перед собой он ставит большую клетку, в которой сидят Уайли и Уайатт, громко мяукающие от недовольства коты тонкинской породы. До недавнего времени Тони путешествовал с обезьянкой по имени Мохо. «Когда животное достигло половой зрелости, - смеется гонщик, - я осознал, что приматы - это совершенно не подходящие на роль домашних питомцев существа». В итоге Стюарт подарил Мохо зоопарку штата Кентукки. Самолет отрывается от земли, Стюарт открывает коробку с еще горячей пиццей и выбирает самый большой кусок. «Не самая плохая гонка, Тони», - говорю я, пытаясь приободрить спортсмена. «Думаешь? - Тони вздыхает и принимается задумчиво жевать пиццу. - А я вот считаю, что это полный отстой».

Последние семнадцать лет своей жизни 37‑летний Стюарт участвует в гонках NASCAR. Про него известно, что он вечно небрит, эмоционально неуравновешен и злоупотребляет фаст-фудом. Публика его любит - хотя в карьере Тони числятся не только громкие победы, но и досадные поражения. А еще Стюарт очень агрессивно относится как к своим соперникам, так и к журналистам, освещающим гонки. Не так давно он оскандалился, когда, после очередного заезда бросил свои перчатки в лицо гонщику Кенни Ирвину, а затем чуть было не подрался с Робби Гордоном. «Подвиги» Тони широко известны: однажды в Бристоле он набросился с кулаками на собственного поклонника (правда, спортсмена оправдали); в другой раз - разбил журналисту диктофон (впоследствии полностью возместил убытки); чуть было не избил фотокорреспондента спортивного журнала (потом они стали лучшими друзьями); послал подальше официальных представителей NASCAR, когда те потребовали, чтобы гонщик застегивал шлем во время заезда. «Гонщики и раньше не считали нужным сдерживать свои эмоции, - говорит Майк Арнинг. - Парни говорили все, что вздумается. Никто никогда не знал, что может ляпнуть, скажем, Джуниор Джонсон, но если он говорил что-то, всем было ясно, что парень на самом деле так думает. Тони сделан из того же теста. И это правильно - кому интересны парни, мягкие как сами знаете что? Нам нужен другой аромат».

У Тони Стюарта много недоброжелателей: в спортивных блогах его часто называют «жирной надменной задницей» и «самым мерзким типом на свете». На сегодняшний день Стюарт - один из трех гонщиков NASCAR, несколько раз становившихся чемпионами. Сезон 2008 года оказался для Тони неудачным: сплошные аварии и поломки; сам Тони говорит, что високосный год - «это какой-то страшный сон». Недавно он объявил, что отказывается от консультаций и финансовой помощи Джо Гиббса - бизнесмена, сделавшего огромное состояние на кольцевых автогонках, - и в 2009 году планирует плотно заняться тренировками собственной команды Stewart-Haas CNC Racing. Его партнером в этом довольно рискованном с точки зрения капиталовложений предприятии стал Джин Хаас, человек, который провел два года за решеткой (его обвинили в уклонении от налогов). Тони принадлежит половина акций команды, стоимость которой сейчас оценивается в сорок один миллион долларов. Для Стюарта это огромный риск. Рядом с ним не будет заботливого Ципаделли, на кузове его машины больше не появится спонсорский логотип огромной розничной сети магазинов Home Depot. Однако Тони удалось убедить Майкла Уолтрипа, двукратного победителя гонок Daytona 500, присоединиться к его команде. Трое других гонщиков Stewart-Haas CNC Racing ни разу не выходили в первую двадцатку ни в одном заезде, но Стюарт уверен в успехе. «Пока я жив, я буду карабкаться вверх по лестнице», - говорит он.

Тони быстро расправляется с пиццей, открывает ноутбук и погружается в компьютерную игру - судя по всему, маджонг. В его наушниках орет Led Zeppelin. Оказывается, знаменитый гонщик плохо переносит авиаперелеты: он никогда не спит в самолете и очень боится высоты. Мы приземляемся в аэропорту Индианаполиса; шасси самолета касаются взлетно-посадочной полосы, и Тони облегченно вздыхает. К трапу подают автомобиль, и мы отправляемся в гости к легенде NASCAR. На огромной обнесенной сеткой парковке возле дома стоят около пятидесяти машин. Самое любимое авто Стюарта - битый со всех сторон черный джип «Хаммер H2». Лобовое стекло треснуло в нескольких местах, салон завален обертками от гамбургеров и пустыми бумажными стаканчиками. Мы медленно катим по шоссе в сторону небольшого загородного домика Стюарта. Вне гоночной трассы Тони никогда не пользуется ремнями безопасности. На вопрос о том, как гонщик решает проблемы с дорожной полицией, он ухмыляется: «Меня тут каждая собака знает. Еще ни разу за ремни не тормозили! Я - авторитет!» Мы проезжаем по лесной дороге, Стюарт на несколько минут останавливаетcя, мы открываем двери и выходим из машины. Гонщик тяжело вздыхает: «Возвращение домой рано утром нагоняет на меня ужасную депрессию. Но все-таки здесь хорошо, правда?».

На деревянном крыльце дома аккуратно сложена почта за несколько дней - на вид около сотни писем и пакетов. Войдя внутрь, Стюарт выпускает котов из клетки и открывает холодильник, в котором я замечаю лишь упаковку дешевого пива и несколько банок любимых консервов Тони - мандарины в роме. Гостиная - «зал славы» гонщика: на комоде стоят футбольный мяч с автографом Тони Данджи, тренера команды Indianapolis Colts, и несколько шлемов, подписанных коллегами и соперниками. В спальне на втором этаже Стюарт хранит коллекцию моделей автомобилей, на которых он гонял за свою 17‑летнюю спортивную жизнь. На стене в рамках висят фотографии Стюарта с родителями, с другом Кидом Роком и бывшей подружкой Тарой Рокморе, продавщицей магазина Home Depot из штата Джорджия.

Тони Стюарт родился 20 мая 1971 года в штате Колумбия, в небольшом рабочем пригороде Индианаполиса. Когда Тони исполнилось пять лет, отец купил ему первый автомобиль - старенький карт с самым маломощным двигателем. «Когда мне стукнуло восемь, я уже носился на карте сломя голову по двору нашего дома, - вспоминает Стюарт, - и уже тогда был вполне готов к тому, чтобы выиграть кубок по картингу среди юниоров. В этом году меня преследуют одни неудачи. Из пяти гонок сезона я победил лишь в одной, в двух стал призером, а в последней попал в аварию. Я здорово повредил связки колена, но уже через неделю вновь сидел за рулем».

Родители Тони развелись, когда будущий гонщик учился в старших классах. Стюарт-старший уехал из Индианаполиса, и Тони стал жить с матерью и младшей сестрой. После окончания школы в 1989 году он участвовал в гонках на «трех четвертях» - так называются спортивные карты для начинающих гонщиков, довольно мощные аппараты. Чтобы зарабатывать на жизнь, Стюарт устроился на работу в магазин автозапчастей, - а по ночам тренировался на трассе.

Очень скоро Тони пригласили в местную профессиональную гоночную команду. «Однажды в феврале 1991‑го в Аризоне я прибыл на финиш вторым и получил призовую сумму в три с половиной тысячи «зеленых», - вспоминает гонщик. - Я начал считать, сколько часов мне нужно проторчать в ******* автомагазине, чтобы заработать такие деньги. Черт! А я ведь могу неплохо зарабатывать на гонках!» В 1995-м он выиграл приз USAC - Американского Автомобильного Клуба, а там уже был один шаг до участия в гонках знаменитой серии IndyCar. 26 мая 1996 года Стюарт выкатил на старт своего первого заезда Indy 500. «Я никогда не спешил, - говорит он. - Ступенька за ступенькой я лез на самый верх».

Стюарт показал себя таким агрессивным гонщиком, что его сразу же прозвали Smoke (англ. «дым» - Прим. ред.). Когда его машина заезжала в бокс на дозаправку или смену колес, резина, как правило, дымилась. В первое время Тони часто рисковал, продолжая гонку на «лысой резине», выкраивая таким образом решающие для победы секунды. Любимый номер Стюарта - 20. Его гоночная «тойота» стоимостью около полумиллиона долларов представляет собой шедевр инженерной мысли: двигатель, V-образная «восьмерка», выдает в пике 850 лошадиных сил и раскручивается до 10 500 оборотов в минуту - таких автомобилей Стюарту требуется порядка двадцати в год. В отличие от других гонщиков до настоящего момента Стюарту удавалось избегать серьезных аварий. За долгую карьеру у него было лишь несколько сотрясений мозга, вывихи плеча и разрывы связок - сущие пустяки для участника соревнований NASCAR. Этой весной во время одного из заездов в Лас-Вегасе у Тони загорелась правая передняя покрышка, автомобиль потерял управление и на полной скорости врезался в бетонный бортик ограждения. «Я понял, что лечу прямиком в стену, - говорит Стюарт. - Я видел, как она приближалась, но ничего не мог сделать с машиной. За доли секунды до аварии я сказал себе: «Ну, вот и все». Слава богу, все обошлось. Это был единственный раз, когда я реально испугался».

Помимо автомобилей, постоянных стычек с соперниками и спортивными журналистами у Стюарта есть еще одно серьезное увлечение: женщины. После каждой гонки он умудряется подцепить парочку длинноногих блондинок и увести их в свой гостиничный номер. «Родители до сих пор боятся, что у меня отвалится член», - хохочет Тони. При мне в аэропорту Индианаполиса Стюарт успел свести знакомство с двумя симпатичными девушками, работавшими за стойкой регистрации. «Возьми нас с собой, Тони», - сказала одна из них. «О'кей! Вам со мной будет интересно: будем ходить по клубам и заниматься разными интересными вещами в номере», - и Стюарт многообещающе подмигивает мне.

Мы направляемся в Талладегу - пригород Атланты, где построена суперсовременная скоростная трасса, которую иногда называют Уимблдоном американского автоспорта. Дважды в год самые отчаянные гонщики со всего Юга Соединенных Штатов приезжают сюда помериться силами, болельщики - попить пива и похвалиться разукрашенными и тюнингованными автомобилями. За несколько недель до стартов рядом с автодромом возникает палаточный городок площадью в несколько квадратных километров. Вечер перед гонкой в Талладеге Стюарт провел за рулем своей спортивной «Тойоты Камри», на тренировочной трассе. «Разминка» длилась три часа. На следующее утро перед началом заездов Тони провожает меня до ремонтного бокса своей команды. «Между нами говоря, есть три вещи, с которыми мне никогда не везет, - говорит гонщик, засунув большие пальцы рук в задние карманы джинсов. - Деньги, бабы и гонки в Талладеге». Сегодняшние старты не стали исключением. За четырнадцать кругов до финиша одна из машин задела автомобиль Тони, и ему пришлось сойти с дистанции. «Я же говорю: весь 2008 год похож на кошмарный сон», - опять принимается ворчать Стюарт, с тарелкой равиоли в руках разглядывая повреждения, которые получила его ярко-красная «тойота».

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно