• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Мама, не горюй!

19 Ноября 2008 | Автор текста: Марк Боул
Мама, не горюй!
Рождественская резня в супермаркете

© Андрей Дорохин, www.rollingstone.ru

Одиннадцать убитых и двое раненых - таков итог предрождественской резни, которую устроил в супермаркете Westroads 19‑летний американский психопат Роберт А. Хоукинс - наркоман, болезненно привязанный к матери. RS отправился в штат Небраска, чтобы проследить путь Роба от колыбели до могилы.

Солнечным зимним днем сотрудники супермаркета Westroads Mall находились в приподнятом настроении: покупатели едва ли не танцевали вокруг наряженных рождественских елок, из колонок, сменяя друг друга, ворковали Тони Беннетт и Фрэнк Синатра, краснощекие домохозяйки оккупировали отдел петард. Никто не обратил внимания на сутулого юношу, который влетел в здание, едва не завалив рекламный стенд сумочки Von Maur со слоганом «Love Kills Slowly». Обычный с виду тинейджер притормозил у лифта, осмотрелся и, скрипнув кедами, рванул обратно на улицу. Минут через пять молодой человек снова был у лифта - на этот раз с автоматом АК-47 наперевес. Поднявшись на третий уровень, юноша пробрался к примерочным и открыл огонь по продавщицам. Через мгновенье грохот выстрелов сменился воплями покупателей. Тучного мужчину, пытавшегося сбежать по эскалатору, стрелок достал на последней ступеньке. Еще одна женщина рухнула на пол около служебного входа, и только после этого автоматчик перезарядил магазин, приготовив для посетителей тридцать новых патронов. У прилавка, где скучковались продавцы, молодой человек выстрелил в женщину, кричавшую в трубку о нападении на супермаркет, а затем приступил к остальным. Оставив после себя четыре трупа, парень изрешетил 65‑летнего старика, который пытался схорониться за пластиковым стулом. Откуда-то снизу слышались визгливые крики: «Дайте мне кислорода!» - на улице заунывно завыли полицейские сирены. Ухмыльнувшись, стрелок продырявил плюшевого медвежонка на прилавке, а затем решительно направил дуло себе в рот.

В нескольких километрах от супермаркета помощник шерифа города Омаха выслушивал монолог пухлой брюнетки Молли Родригез, которая требовала спасти ее сына от гибели. Выяснилось, что из дома пропал автомат, принадлежащий ее бывшему мужу. Вдруг лицо помощника шерифа позеленело: по сети прошло сообщение, что в Westroads слышали выстрелы. «Мэ-э-э-м, - оживился полицейский. - Может, это ваш сынок устроил там заварушку?» Родригез замотала головой. Через десять минут стрелок был опознан как 19‑летний Роберт А. Хоукинс, родителями которого были Рональд Хоукинс и Молли Родригез. Дело Роба Хоукинса стало самым масштабным преступлением в Небраске начиная с 1958 года, когда в провинциальной дыре порезвился гастролер Чарльз Старкуэзер (прототип Микки Нокса из «Прирожденных убийц» Оливера Стоуна. - Прим. ред.). Спустя две недели после резни, устроенной Хоукинсом, в супермаркете ничто не напоминало о трагедии: стекла в атриуме были заменены на новые, стенд Von Maur отремонтировали, и никому не пришло в голову установить в магазине мемориальную плиту или какой-нибудь иной памятный объект. Все-таки на дворе было Рождество.

В жизни очкарика Роба Хоукинса все пошло не так с самого рождения. Его мать Молли Родригез воспитывалась в многодетной рабочей семье и уже с шестнадцати лет подыскивала себе мужа, кокетничая с покупателями одного из магазинов в городе Сан-Анджело, штат Техас. Именно там ей попался на глаза военный электронщик Рональд Хоукинс - перспективный специалист, работающий на Воздушные силы США. Сначала жизнь Родригез и Хоукинса складывалась вполне нормально, у них родилась дочь Синтия, однако вскоре отношения супругов испортились. Хоукинс заявил супруге, что она его больше не возбуждает, а та, в свою очередь, решила искать мужчин на стороне. Поведение жены нисколько не смущало Хоукинса. Он даже согласился исполнять супружеские обязанности - при условии, что Молли будет являться к нему в постель со спермой другого мужчины внутри. Время от времени Рональд заглядывал к Молли в ночи, чтобы эякулировать ей на лицо.

До поры до времени семейку будущего убийцы такая жизнь вполне устраивала. Когда Молли забеременела во второй раз, она была абсолютно уверена, что еще один ребенок в семье положит конец сексуальным перверсиям. Из этой затеи ничего не вышло: в первые месяцы своей жизни Робби существовал в атмосфере постоянных скандалов. Спустя несколько лет выяснилось, что папа Рональд растлевал сына, заставляя дочь Синтию прикасаться к его гениталиям. К четырем годам психика Роба Хоукинса уже была сильно надломлена, а в школе он показал себя настоящим монстром: несмотря на хрупкое телосложение, он активно нападал на других детей. В 1992 году папу Рональда перевели на базу воздушного флота, расположенную в Омахе. Прибыв в Небраску, отец отправил Робби к психиатру. Врачи поинтересовались у маленького Хоукинса о причинах его садистских выходок, и тот ответил не задумываясь: «Все потому, что я плохой и глупый». В итоге Роб задержался в больнице на месяц. Ему поставили диагноз «посттравматический синдром» - с таким «волчьим билетом» обычно выходят на пенсию шизанутые ветераны из «горячих точек».

Пока Робби пичкали таблетками, его родители затеяли развод. Бывшие супруги очень быстро нашли себе новых спутников, причем Молли вышла замуж за приятеля Рональда, сержанта Марка Дотсона. Дети Родригез остались с отцом и его новой супругой Кэндис, однако это не мешало Молли закатывать истерики по поводу того, что ее малышей, якобы, «не водят в нормальные парикмахерские» и вообще всячески терроризируют. К этому времени Робби Хоукинс уже плотно сидел на тиоридазине и риталине, которые должны были привести в порядок его психику. «Конечно, Роб не понимал, какие таблетки принимает, - жаловалась Молли. - Он был так юн!». В тринадцать лет Хоукинс запустил в свою мачеху пустым сигаретным блоком, а та, в свою очередь, рассекла ему лоб обручальным кольцом. «Когда-нибудь я убью тебя», - сообщил Кэндис окровавленный Робби. Заявление пасынка произвело на Кэндис сильное впечатление - свой четырнадцатый день рождения Хоукинс-младший отмечал в психушке, а подарком ему стала внушительная порция лекарств. «Было бы неплохо, если бы отец и его баба погибли в аварии», - сообщил Робби одному из докторов.

В декабре 2005 года, когда Молли завершила бракоразводный процесс с сержантом Дотсоном, ее сыну разрешили видеться с мамой в любое удобное время. Кроме того, папа Рональд и мировой судья О'Нил решили, что в семнадцать лет молодому человеку пора подыскать себе какую-нибудь подходящую работу. Сам Роб тоже был не прочь заработать, но на рынке труда за его таланты и умения не дали бы и цента. Мало того, за годы, проведенные в клинике, он даже разучился водить машину. Разочарованный безработный Хоукинс пришел к выводу, что шляться по округе и курить марихуану гораздо веселее, нежели обивать пороги агентств по трудоустройству. «Не думаю, что мы можем оказать тебе материальную помощь, - сообщил юноше судья О'Нил. - Так что учись выживать сам, сынок». 21 августа 2006 года Хоукинс стал полноценным членом общества. Месяц спустя домохозяйка Дебора Марука нашла грязного и ободранного Робби спящим на грязной лужайке. Сын Деборы, убежденный тунеядец Уилл, был приятелем Робби; прошедшей ночью они от души напились и накурились. «Он был похож на бездомного щенка, - вспоминала Марука. - И мне пришлось позаботиться о нем». Взяв шефство над Робби, добрая женщина предложила ему снять в ее доме маленькую комнату с водяным матрасом за пятьдесят долларов в месяц плюс трехразовое питание.

На какое-то время жизнь Хоукинса наладилась: вечерами он тусовался с Уиллом, причем местные подростки сделали его чем-то вроде талисмана. Еще бы, ведь Робби постоянно шатался с сигаретой, прилипшей к уголку рта, и постоянно повторял фразу «Мужики, да это же п***ец как круто!». Заняв денег у отца, Роб купил подержанный «кадиллак» и устроился в местный «Макдоналдс», где ему доверили заворачивать гамбургеры. «Жизнь у Роба определенно налаживалась, - вспоминали его друзья. - Он любил повторять, что его собственная тачка кажется ему дорогой в новый мир». После приобретения машины Хоукинс завел себе и постоянную подружку - 16‑летнюю блондинку Кейси, которая львиную долю свободного времени посвящала покупке и распространению марихуаны. «Что ни говорите, а Робби казался мне очень сексуальным, - рассказывала впоследствии Кейси. - Правда, мальчик был со странностями. Мы могли разговаривать по телефону часами, пока он параллельно резался в компьютерную игру. Иногда меня прикалывало просто помолчать, и мы долго слушали дыхание друг друга. Робби все время плакал и жаловался на одиночество. Говорил, что он жить не может без своей матери».

Когда Дебора Марука обнаружила в комнате Роба бычки от косяков, то пришла в ужас. «Он постоянно был под кайфом, - вспоминала Дебора. - Парень начал задерживать деньги, и у него опять поехала крыша». В какой-то момент Робби пришел к выводу, что неплохим выходом из ситуации будет торговля наркотиками. Для этого будущий убийца даже занял четыреста долларов, но все они были прокурены вместе с Кейси. «Роб постоянно говорил о том, что всем надерет задницу, - вспоминал один из его друзей. - И это было довольно забавно, ведь он был тощим как смерть. Тем не менее никто с ним не связывался: все знали, что в клинике он принимал участие в каких-то мрачных потасовках». Даже больничный приятель Робби по имени Даллас не одобрял новых пристрастий Хоукинса: «Парень убеждал меня в том, что пару лет побарыжит, а потом ляжет на дно и купит себе новые документы. Робби постоянно плакал. Он назанимал денег у всех, кого знал, и это довело его до того, что он решил покончить с собой».

Чтобы помочь сыну, добродетельная мать Молли Родригез решила разделить его наркотические пристрастия и понять, что же его беспокоит на самом деле. Все нача лось с «магических грибов», а закончилось крэком, который Хоукинс притащил в маленькую квартиру матери на День благодарения. «Роб всегда говорил, что мечтал о том, чтобы я разделила его увлечение», - говорила потом Молли. С финансами у Родригез проблем не было: бывший муж Дотсон оплачивал счета, а какой-то богатый старичок, с которым Молли ходила на вечеринки, выдавал ей внушительные суммы на карманные расходы. Под давлением матери Хоукинс-младший продал чадящий «кадиллак» и уже воображал себя за рулем джипа с новенькой стереосистемой. За несколько дней до оформления документов на машину Робби напился с друзьями, загремел в участок и был уверен, что мировой судья О'Нил отправит его за решетку, - это обстоятельство надолго отдалило бы его от пресловутого джипа. Хоукинс завел себя настолько сильно, что даже написал предсмертную записку: «Дела складываются так, что хуже уже не будет. Не буду врать, что я не боюсь сдохнуть. Главное - не говорите о моей смерти Кейси и ее семье». Эта записка была найдена в доме Деборы Маруки через две недели после дикого случая в супермаркете.

Чтобы обезопасить Кейси от лишних огорчений, Робби стал встречаться с некой прыщавой девицей из «Макдоналдса». «Для мальчика его возраста это было вполне обычным делом, - комментировала впоследствии Молли. - Моногамия - это скучно, вот мальчик и проявил себя». «Она просто грязная сучка! - кричал Робби по телефону, набрав номер Кейси. - В моей комнате уже не осталось места, где бы я ее не поимел». Выговорившись, Хоукинс завел свою привычную песню о самоубийстве - Кейси всегда реагировала на подобные вещи нервно. Ничего удивительного, ведь ее предыдущий бойфренд повесился, придя однажды домой из школы.

В день трагедии, 4 декабря, Робби отправился пообедать к матери, чтобы уладить отношения, испорченные после истории с так и не полученным джипом. Молли пребывала в отличном настроении: только что она закончила писать автобиографию, основанную на собственных сексуальных приключениях. После обеда Роб заявил, что его опять уволили из закусочной: менеджер обнаружил недостачу и отобрал у Хоукинса двенадцать долларов. После того как мать укатила в магазин, Робби поднялся на второй этаж квартиры и взял автомат АК-47, который его бывший отчим зачем-то держал в открытом доступе. Через несколько минут Хоукинс отнес оружие в машину, а сам улегся на диван и принялся слушать iPod. Любимой песней Роба была «Hell Bent For Leather» Judas Priest - в плеер ее загрузила Молли, поскольку ее сын так и не научился управляться с технологией iTunes. «Когда мне позвонил Роб, я подумал, что он готовится покончить с собой, - вспоминал Уилл Марука. - Он извинился за то, что хранил дурь у нас дома, и повесил трубку». Верной подруге Кейси досталось прощальное смс с признанием в любви, а последним человеком, с которым разговаривал Хоукинс, стал его старый приятель по психиатрической клинике - Даллас. Когда Робби сообщил о готовящемся суициде, его экс-сокамерник даже не подумал утешить его, а сразу после того, как в трубке раздались гудки, включил местный новостной канал. Даллас был на сто процентов уверен, что о гибели друга первыми расскажут журналисты. Тем временем Молли носилась по Омахе в поисках сына. «Тогда я думала, что он хочет толкнуть автомат кому-то из дружков», - вспоминала потом Родригез. Когда машина отчаявшейся Молли подъезжала к полицейскому участку, Робби Хоукинс уже парковался на стоянке супермаркета Westroads. В этот момент на телефоне Родригез пискнуло уведомление о новом голосовом сообщении. «Привет, мама, это я, - раздался спокойный голос Хоукинса. - Я звонил, чтобы сказать, как я люблю тебя. Ты не брала трубку. Прости. Мы еще увидимся».

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно