• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

ПроявленияКНИГИ

Гарри Каспаров. Запах Гарри

15 Июля 2006
Гарри Каспаров. Запах Гарри
Каспаров Гарри

© Иван Куринной , www.rollingstone.ru

Самый успешный шахматист современности Гарри Каспаров оставил спорт, чтобы стать оппозиционным политиком. Корреспондент RS отправился вместе с лидером движения «Объединенный гражданский фронт» в Ижевск, где Каспаров собирался объединить вокруг себя бойцов с «режимом Владимира Путина».

«Вы с Путиным лично встречались?» — интересуюсь я у Гарри Каспарова, сидящего в белом кожаном кресле напротив меня. «Нет, не встречался. Я вообще за свою жизнь встречался с таким количеством полковников КГБ, что одним больше, одним меньше — разницы не будет». Наш разговор проходит в холле ижевской гостиницы «Центральная», где остановился, наверное, величайший шахматист ХХ века.

Только что из лифта высыпали нетрезвые телевизионщики с французского канала France 2 и расселись на корточках вокруг бильярдного стола. По углам помещения как вкопанные стоят охранники Каспарова — хмурые мужики с тяжелыми подбородками. После дня, состоящего из бесконечных дискуссий, Каспаров явно устал.

«А вот с Горбачевым я однажды встречался, после погрома в Баку. И эта встреча произвела на меня угнетающее, страшное впечатление, потому что я рассказывал, какая в Баку была резня, а он гадал о том, кого назначить первым и вторым секретарями ЦК Компартии Азербайджана. Он любил повторять фразу «социализм с человеческим лицом», а у Франкенштейна лицо-то, в общем, тоже человеческое».

Вечером предыдущего дня мы вылетели вместе с командой Каспарова в Ижевск — там начинающий политик должен проведать своих молодых соратников из партии «Объединенный гражданский фронт» и провести встречу с местными оппозиционерами, готовыми поддержать каспаровский «Комитет 2008». Последний проект Гарри создан для выдвижения антикремлевского кандидата на следующих президентских выборах. Через два часа полета самолет компании «Иж-авиа» приземляется в сильно запущенном аэропорту Ижевска.

Внизу мы с фотографом подходим к помощнику Каспарова — Денису, интеллигентного вида бородачу в зеленой кофте. Тот сразу же знакомит нас с местным представителем «Объединенного гражданского фронта» Женей — субтильным юношей в пиджаке и ботинках, слегка забрызганных грязью. На улице, видимо, только что прошел дождь, и перед зданием вокзала толпятся человек пятьдесят школьников с символикой пропутинского движения «Молодая гвардия», которые кричат мне в лицо: «Ура Каспарову!»

Отойдя немного в сторонку, мы дожидаемся, когда мимо сборища подростков пройдет сам Гарри, а подростки тем временем резко меняют тональность своих кричалок. «Люди не пешки! Люди не пешки!» — скандируют школьники, когда Каспаров, пожевывая зубочистку, проходит мимо. Не обращая на него никакого внимания, демонстранты продолжают кричать в сторону дверей аэропорта: «Да Каспарову-шахматисту, нет Каспарову-политику! Люди не пешки, играйте в шахматы, а не в политику!»

Еще в январе этого года 43-летний Гарри Каспаров возглавлял рейтинг шахматистов ФИДЕ с показателем в 2812 баллов, однако в апреле его имя исчезло оттуда — гроссмейстер не играл целый год. «Шахматный мир сейчас в кризисе, — скажет мне Каспаров вечером следующего дня. — Власть, которая взяла курс на построение нефтегазовой империи, к интеллекту относится с подозрением. Мы сейчас на уровне тинейджеров. Украине уступаем. Власти интеллект не нужен».

Гарри Каспаров родился в Баку в семье еврея Кима Вайнштейна (он умер, когда будущему чемпиону было семь лет) и армянки Клары Каспарян (Гарри взял фамилию матери после смерти отца, а впоследствии фамилия была изменена на «Каспаров»). В возрасте восьми лет Каспаров уже учился в школе Михаила Ботвинника, а в тринадцать выиграл свой первый чемпионат СССР среди юниоров, проходивший в Тбилиси. На следующий год Гарри ждал повторный триумф. Дальше события развивались с калейдоскопической быстротой: чемпион мира среди юниоров, претендент на звание чемпиона мира.

Многолетнее противостояние золотого мальчика Каспарова и протокольного Карпова, который во время одной из серий потерял десять килограммов и был госпитализирован, стало историей спорта и всего перестроечного СССР. «Да, общался я со знаменитыми людьми, — махнет Каспаров рукой в холле «Центральной». — Сейчас очень важно, что ни с кем из них я не общаюсь. А они в свою очередь стараются сделать вид, что со мной не сильно знакомы».

Каспаров Гарри

Каспаров Гарри
© Фото: fotobank.com

Каспаров нервно улыбается и вопросительно смотрит на меня. Я максимально тактично прошу его назвать по имени хотя бы кого-нибудь из своего круга, и Каспаров начинает раздраженно тараторить: «Это журналисты, которые отказались стать пропагандистами. Это те, кто работал на старом НТВ, — Шендерович, Пархоменко». Я спрашиваю у Каспарова, чем закончилась старая история, когда в газетах писали, что вокалист U2 купил на аукционе право на каспаровский блиц. «Боно? Из этого мира я знаю только Стинга. Он как раз такой фанатик, постоянно играет. Вот он со мной как раз вроде бы и играл. У нас было мероприятие — финал первенства мира по интернет-шахматам в Нью-Йорке, в 2000 году».

Наше и каспаровское рабочее утро начинается в 10.00 по ижевскому или в 9.00 по московскому времени. Вместе с командой Каспарова и французами мы должны встретиться у второго корпуса университета, прямо под памятником Пушкину, — там состоится встреча Гарри Каспарова и студентов. Когда мы только отъезжаем от своего отеля, на мой мобильный поступает звонок — помощник Денис сообщает, что город подкинул «Объединенному гражданскому фронту» первые проблемы.

Ректор университета строжайше запретил проведение встречи с Каспаровым рядом с учебным заведением, и Денис полагает, что указание было инициировано администрацией Ижевска. Но, оказывается, у начинающих оппозиционеров есть запасной вариант — конференц-зал ижевского Ледового дворца, до которого можно добраться минут за пять. «Перемещения какие интересные, — радуются французы, которых мы встретили перед дворцом. — А идти куда? Точно! В служебный!»

В конференц-зале аншлаг: собрались несколько десятков студентов, пятеро нервных старичков расположились на галерке, а нам достались места по соседству с лидером удмуртского ОГФ Женей и представителями движения «Народная воля» — молодым крепышом в очках и сорокалетним громилой с воспаленными глазами. «Вам повезло, знаете? — сообщает аудитории Каспаров. — В отличие от Тулеева ваш губернатор на время моего приезда шахматные клубы не закрыл. У них там должно было быть первенство Кузбасса. А у вас здесь просто полная свобода».

Огромные телохранители сурово переглядываются и снова начинают сверлить первые ряды стальными взглядами. Охрана Каспарова была существенно усилена после инцидента, когда на Кавказе гроссмейстера ударили по голове шахматной доской. «Это было в апреле, еще до появления «Гражданского фронта», — скажет мне ближе к полуночи того же дня Каспаров. — Но основные неприятности начались уже тогда, когда стало ясно, что наша прикладная задача — демонтаж режима».

Суть выступлений Каспарова довольно проста: великий шахматный чемпион призывает объединиться против Кремля левых, правых, националистов, либералов и таким образом противостоять действующей власти. Позиция политика становится ясна минут за пятнадцать, а дальше начинается бесконечный диалог с залом: сыплются вопросы по поводу настоящей фамилии Черномырдина и еврейской крови в жилах Каспарова. В финале шахматист-политик благодарит собравшихся и сообщает, что вскоре состоится пресс-конференция. Как оказалось, она пройдет у входа в гостиницу «Центральная», и мы решаем отправиться туда пешком.

Очередной звонок от Дениса застает меня в тот момент, когда я выискиваю мелочь на мороженое — в Ижевске пломбир стоит три с половиной рубля, и грех его не попробовать. Добравшись до места назначения, мы обнаруживаем кучку репортеров и Гарри, который в привычно бодром темпе вещает о диктатуре Путина и призывает всех оппозиционеров выступить единым фронтом.

«Говорить о культе личности Путина сложно, — скажет мне позже Каспаров, у которого я пытаюсь узнать его позицию относительно феномена нашего президента. — Речь, наверное, идет о культе какого-то неодушевленного предмета, то есть власти. Потому что все великие диктаторы ХХ века — Сталин, Гитлер, Мао — боролись за власть и ради этого были готовы идти по трупам. Путин за власть никогда не боролся, и это парадокс российской диктатуры. Власть на них просто свалилась.

Когда Собчак проиграл губернаторские выборы в 1996 году, Путин остался без работы. Можете представить, что путь от безработного до президента России он проделал меньше чем за четыре года. А ведь его тогда взяли всего лишь Бородину пиво подносить. Это накладывает на путинскую диктатуру особый отпечаток, потому что этот человек взялся из ниоткуда, он не имеет дна».

Каспаров Гарри

Каспаров Гарри
© Фото: fotobank.com

«Пойдемте посмотрим кафе, может быть, там можно сделать фото», — предлагает нам Денис. И мы отправляемся вслед за ним и командой Каспарова в кафе гостиницы. Когда мы заказываем у барной стойки кофе, появляются Каспаров, его телохранители и два потертых мужичка лет пятидесяти. Из доносящегося до нас разговора я понимаю, что это очередные рекруты Каспарова. «Если здесь будет демонстрация, мы можем привезти двести своих людей из Перми», — уверенно заявляет мужичок помоложе, его глаза горят, а ко лбу прилипли несколько редких волосков.

Спустя минут двадцать Каспарову необходимо отправляться на обед, и мы покидаем «Центральную», чтобы через час встретиться снова. В том же самом конференц-зале Ледового должен пройти круглый стол Каспарова и представителей оппозиции города и окрестностей.

«Никакого Каспарова здесь не будет, — ледяным тоном заявляет татарин, сидящий в будке охранника рядом с турникетами в Ледовом. — И никаких круглых столов тоже не будет». На улице торчат двое местных журналистов с блокнотами и мыльницами. «Позвонили сейчас на охрану, сказали, что здание заминировано», — равнодушно сообщает нам высокий плешивый репортер. После серии телефонных звонков мы выясняем, что Каспаров собирается митинговать около торгового центра, в пивняке на открытом воздухе.

«Власть реагирует не столько даже на угрозу, сколько на нелояльность,— скажет мне Каспаров. — Когда создается государство жесткое и авторитарное, оно боится уже любой точки зрения, которая может быть донесена до большого количества людей. Наезжать на меня в традиционной манере довольно сложно, потому что для большинства людей я ассоциируюсь с советским чемпионом».

О политической части своей жизни Гарри может говорить долго, а вот насчет каких-то личных привязанностей хранит гробовое молчание. Каспаров считает, что это отвлекает от главного, хотя известно, что не так давно политик женился на молодой студентке-брюнетке и за восемнадцать дней проделал вместе с ней удивительный маршрут Москва — Москва через Амстердам, Вашингтон, Сан-Франциско, Сеул, Владивосток, Иркутск и Улан-Удэ.

«Лошадью ходить надо», — напористо цедит рослый пьяный мужчина в светлом клетчатом пиджаке, сидящий в кафе ижевской гостиницы «Центральная». В помещении висят клубы сигаретного дыма, работает телевизор, а в торце поедают пирожки несколько местных проституток довольно жуткого вида. Я выглядываю из-за спин охранников и вижу, что мужик в пиджаке сидит справа от Каспарова, который склонился над бумажной шахматной доской с расставленными на ней шахматными фигурами. Напротив него — неприметный русоволосый парень в кожаной куртке, игра, по всей видимости, идет серьезная.

«Это блиц», — тихо сообщает мне Денис. «Видите этого депутата? — помощник кивает в сторону бара, и мой взгляд упирается в давешнего оппонента Гарри из «Народной воли» — бородатого здоровяка с прозрачными глазами. — Тот, что играет, — брат этого депутата, они практически заставили нас пойти на этот блиц». Как бы ни открещивался Каспаров от шахматной темы, играть ему приходится.

«Когда я недавно ездил по Краснодарскому краю, там нам тоже палки в колеса ставили, — вспомнит в разговоре со мной Каспаров. — И главы местных администраций просто встраивали шахматные доски, чтобы я дал сеанс одновременной игры. Для того чтобы донести до людей все, что я планировал, мне приходилось играть». Каспаров за шахматной доской ничем не отличается от того Гарри, который сражался с Анатолием Карповым в знаменитых битвах 80-х. Гроссмейстер так же подпирает щеки ладонями, легонько дергает ногой и облегченно смеется после победы.

«Для меня сейчас шахматы потрогать — уже проблема, — сообщает Каспаров поверженному оппоненту и берет в руки несколько фигур, которые начинают по одной выскальзывать из его пальцев. — Потеряно само ощущение деревянной фигуры». Несколько часов спустя политик Каспаров скажет мне: «Я слежу за соревнованиями, но шахматы очень редко трогаю. Вот сегодня был мастер спорта из Ижевска, приличный».

Мало кто обращает внимание, но с 1991 года Гарри Каспаров постоянно сотрудничает с Wall Street Journal и регулярно пишет туда статьи о России. «Как я в момент прихода Путина к власти среагировал? — Каспаров на секунду задумывается. — В октябре 1999-го Россия была как большая Чечня. У меня тогда вышло две статьи: одна как раз после взрыва домов, у меня сразу зародились очень нехорошие подозрения. Вторую я написал под новый 2000 год, она была с осторожным оптимизмом написана — я еще надеялся на то, что все заложенное при Ельцине будет реализовано. Дальше — только негатив».

Каспаров отправляется в офис местного представительства «Объединенного гражданского фронта». В принципе мне осталось задать ему всего один вопрос, и он, разумеется, ответит на него с откровенностью человека, железно уверенного в своей политической правоте. Через час экс-шахматист садится в кресло напротив меня.

Вы и вправду верите, что сможете стать президентом России?

Наша главная задача — единый кандидат. Это было бы идеально. Ситуация будет взорвана решениями власти после саммита G8 в Санкт-Петербурге. Я сильно подозреваю, что требования к единому кандидату находятся в радикально левой части политического спектра, но лично я тоже смогу сыграть роль лидера. Сейчас я занят собиранием полярных точек зрения, а над конкретными задачами мы будем думать и постараемся их решить.

Мы обмениваемся с Каспаровым рукопожатиями, и я захожу за бильярдный стол, давая фотографу сделать последние кадры. В это время рядом с гроссмейстером появляется знакомая парочка из «Народной воли», которая, видимо, до сих пор испытывает недостаток общения. Более молодой крепыш сразу же начинает сыпать вопросами.

Вот как так, геев в Москве на парадах превозносят, а православную общественность выгоняют? Где правда? Геям собираться или их бить?

Подождите секунду, подождите! Давайте так: они существует в природе?

Но они пропагандируются!

Нет, не пропагандируются!

Вот «Спокойной ночи» ребенок смотрит и думает — педерастом быть нормально!

А вы думаете, телевидение под чьим контролем находится?

Так бить их все-таки нужно?

Нельзя, бить никого нельзя!

А я считаю, что нужно!

А вы знаете, что они могут вашему ребенку сделать?

Перед теле- и фотокамерами я не буду говорить, как это называется!

В принципе это «совратить» называется. Мне тоже хочется, чтобы дети росли в обстановке нормальной общественной морали!

Но зачем нам геев показывать!

Любая насильственная попытка разогнать людей — это преступление. Ведь эти люди, они никому еще ничего не сделали! Ну, отойдите в сторону, чего мешать-то!

Каспаров поднимается и уходит в сопровождении охранников.

 

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно