• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

ПроявленияМУЗЫКА

Korn. Папская область

10 Июля 2009 | Автор текста: Александр Кондуков
Korn. Папская область
Korn, Джонатан Дэвис

Перед июльским концертом Korn в Москве вокалист группы Джонатан Дэвис рассказал RS о том, где научиться властвовать над людьми, своей миссии отца семейства и о том, на какие мысли наталкивает «Сало» режиссера Пазолини

«За горными пиками на севере Лос-Анджелеса, как мираж на фоне леса нефтяных вышек, перед вами предстает оазис под названием Бейкерсфилд» - так описан родной город группы Korn в одном из путеводителей по Калифорнии. Именно сюда в годы Великой депрессии стекались разорившиеся фермеры Среднего Запада - люди, благодаря музыкальным вкусам которых этот ничем не примечательный, плотно утоптанный в калифорнийскую почву город сейчас считается одним из центров кантри-музыки Соединенных Штатов. «На улицах до сих пор полно людей-зомби, полутрупов, которым нечем себя занять, - живописует Бейкерсфилд Джонатан Дэвис, вокалист группы Korn. - Наверное, не стоит удивляться, что с самого детства я питаю к мертвецам особую слабость». Скрежет индустриальных гитар, оглушительный грохот ударных, сухо щелкающая бас-гитара и протяжный ритуальный вой в припевах - кантри-музыканты города Бейкерсфилд наверняка видят музыкальный бестиарий Дэвиса в липких ночных кошмарах. «Отец говорит, что я начал барабанить, когда мне было года три, - с ледяным спокойствием говорит Джонатан. - Игра на ударных - это судороги. Компенсированное безумие. Я в нем всегда преуспевал».

Трудно поверить, но лет двенадцать назад одну из самых визуально эффектных групп нашего времени не брали в ротацию MTV - канала, который при помощи Korn сколотил себе целую армию из числа школьников, увлеченных изгнанием собственных демонов. «Когда нас в первый раз номинировали на «Грэмми» как «хэви-метал-группу», я подумал, что ребята могли бы постараться и придумать для нас какую-нибудь более изощренную номинацию, - посмеивается Дэвис. - Я уже давно решил для себя, как нужно разговаривать с людьми, приходящими на наши концерты. Они должны почувствовать себя школьниками, на них нужно повысить голос, сделать им больно, напомнить о самом неприятном. Когда мы разрабатывали звучание Korn, я все время вспоминал себя в тринадцать лет. Голос ломается, волосы на лобке растут - это простые и ясные проблемы, с которыми нужно разбираться. И чем жестче - тем лучше».

Забитый астматик, который до того, как ему исполнилось три года, двенадцать раз успел побывать в клинике, Джонатан по зову шотландской крови играл на волынке и всю школу проходил с брекетами на зубах. Абсолютно черный гардероб, а также любовь к Duran Duran и Siouxsie And The Banshees - аутсайдерский образ в Бейкерсфилде более четко и представить было нельзя. «В школе меня многие принимали за п**ора, - говорит Дэвис. - Я приходил в класс с разрисованным гримом лицом и в килте, в котором я выступал в группе волынщиков. Мне нравилось, как на меня реагируют».

Джонатан в жизни является антитезой того дервиша с микрофонной стойкой в виде богини, который беснуется на шоу Korn. «На самом деле, с моим голосом куда удобнее петь сидя, - сообщает он. - Голос выходит из самого твоего нутра, и есть такой эффект, как отдача - как будто ты стреляешь в зал. Во время сольных туров я пою сидя, поэтому когда я заканчиваю концерт, чувствую себя как палач. Есть в жизни справедливость».

«Жалко, что убили этого итальянского режиссера Пазолини, - заявляет Дэвис. - Нам явно было бы о чем поговорить. Взяв за основу его «Сало, или 120 дней Содома», я сочинил «Lovesong» с альбома «See You On The Other Side». Трудно сказать, нашел бы Пьер Паоло музыку Korn достаточно интересной для себя, но раздвоение личности фронтмена могло бы его увлечь. «Кстати, все ребята из Korn всегда были людьми спокойными и уравновешенными, - рассказывает Джонатан. - Все эти прыжки и агрессия к жизни за кулисами отношения не имели. За сценой мы просто пили. Некоторые эпизоды из нашей жизни я просто не помню. Я вливал и всаживал в себя почти все, что мог найти. Это было актерство: я хотел стать кем-то вроде Джима Моррисона и очень активно вживался в роль. Jack Daniel's c колой, пачка Marlboro Lights - таким я был десять лет назад. Потом мой младший сын увидел меня в обдолбанном состоянии, и вся эта игра разом кончилась. Как будто кто-то вдруг вырубил питание. Теперь я чист».

«Знал бы ты меня в шестнадцать, - ухмыляется Дэвис. - Тогда вопросов по поводу Бейкерсфилда не задавал бы. Я был продуктом своего города - в шестнадцать лет уже работал ассистентом в морге». Служба в патологоанатомическом центре Керн Каунти, по словам вокалиста Korn, до сих пор остается для него серьезным источником вдохновения. «Я мог сколько угодно втыкать нож в трупы, и никому не приходило в голову засадить меня за решетку, - продолжает веселиться Дэвис. - Тогда мне и пришла в голову мысль, что я обладаю некой странной силой, которая позволяет мне оказывать давление на обычных людей». Впрочем, распиливание трупов не всегда играло Джонатану на руку. «Когда все время вытаскиваешь людей из искореженных машин, невольно начинаешь верить в призраков, особенно в юном возрасте, - заключает певец. - После работы в Керн Каунти я лет пять машину водить не мог».

Дэвису светила должность младшего патологоанатома, когда он познакомился с участниками своей будущей группы - такими же, как он, жителями Бейкерсфилда, которым хватило ума перебраться в Лос-Анджелес. Роковая встреча произошла в баре за домом Дэвиса, где тот выступал с коллективом SexArt (у отца Джонатана, клавишника и владельца музыкального магазина Рика Дэвиса, была собственная студия, так что поющий патологоанатом быстро обзаводился знакомыми). Гитаристы Брайан «Хэд» Уэлч и Джеймс «Манки» Шэффер, барабанщик Дэвид Сильверия, басист Реджинальд «Филди» Арвизу - классический состав Korn был сформирован именно тогда. Сейчас рядом с Дэвисом остались только двое (Манки и Филди), однако, по мнению Джонатана, сплоченность группы от этого не страдает. «Дико жалко ребят, которые ушли, - с печалью в голосе говорит певец. - Но у одного дети и сеть закусочных, а другой с головой ушел в христианство».

«Пару лет назад я начал работу над сольным проектом, и сразу поползли слухи о ликвидации Korn. Это нормально, - констатирует Дэвис. - Сейчас у меня обратная ситуация: я отложил в сторону собственный материал, и мы будем записывать новые песни по ходу летнего тура». Сольная ипостась Джонатана, который написал песни для саундтрека «Королевы проклятых» и выпустил ограниченным тиражом концертный диск «Alone I Play», явление не менее интригующее, чем его основная группа. «Меня серьезно увлекают оркестровки, я переболел Карлом Орфом, - признается певец. - Мой средний сын Пират как раз начал ходить в музыкальную школу и вроде как гордится, что его отец - самый настоящий композитор. К тому же основной массе наших поклонников, когда Korn только начинали, было лет четырнадцать-пятнадцать, так что теперь они уже превратились в серьезных адвокатов, врачей. Подозреваю, что им пора приобщаться к классике. А потом подрастут уже их дети, и Korn тогда, наверное, вернется в былом величии. Вектор наших главных альбомов - «Follow The Leader»,  «Issues» и «Untouchables» - должен быть продолжен, так что осталось только подождать».

Старший патологоанатом Керн Каунти Джим Малуф до сих пор получает звонки от журналистов и фанатов Korn, желающих узнать подробности того, чем занимался в морге Джонатан Дэвис. В интервью RS четыре года назад Дэвис рассказывал, что на самом деле работа была утомительной: приходилось все время слушать местное радио Бейкерсфилда и записи Soundgarden. По заверениям Малуфа, будущий вокалист главной рэп-роковой команды 90‑х всерьез интересовался научным аспектом паталогоанатомии. «Полтора года я работал ассистентом на вскрытиях, - говорит Дэвис. - И эта работа реально открыла мне глаза на все, что происходит вокруг». Сотрудники Керн Каунти утверждают, что уже в те времена Джонатан начал собирать антикварные торшеры и запечатанные лампы, в которых якобы находились злобные духи. Сам Дэвис о правдивости этой красивой легенды предпочитает не говорить, делая акценты на музыкальном будущем Korn и стремлении выражать накопившиеся проблемы через музыку. Судя по последнему диску группы «Untitled», с формированием мифологии вокруг своего имени у Джонатана полный порядок: в песне «Love & Luxury» он, в частности, вполне серьезно общается с призраком своего бывшего гитариста - истового христианина Брайана «Хэда» Уэлча.

Кинокарьера фронтмена Korn тоже добавляет его жизни демонизма. В еще не вышедшем слэшере «Син-Джин-Смит» Дэвис играет дьявола («У меня там есть два охранника, которые перевозят самого Сатану из одной тюрьмы в другую», - с гордостью комментирует певец), а какое-то время назад он всерьез планировал открыть музей вещей, принадлежавших маньякам. «Фольксваген», в котором Тэд Банди катал своих жертв, пара клоунских костюмов Джона Гейси - уже набирается на небольшую экспозицию. «Когда я прочитал книгу Хэда, мне в голову пришла идея, - вспоминает Дэвис. - Я выбрал двенадцать любимых хоррор-историй и попросил двенадцать любимых художников их проиллюстрировать. Кому нужна очередная глупая книжка рок-певца, в которой он жалуется на похмелье и несварение? А тут будут отличные картинки с моими комментариями. Плюс ко всему мы продолжаем работу над оперой вместе с Клайвом Баркером и Ричардом Гиббсом, а декорации уже придумал Стэн Уинстон. Как будет называться? «Забвение». Сюжет, разумеется, апокалиптический: надо внятно рассказать людям о конце света».

«Только не надо думать, что Бейкерсфилд - самое худшее место на свете, - устало говорит Джонатан Дэвис. - В Америке бывают и более неприятные города. Я даже по своему благодарен Бейкерсфилду: где еще я получил бы такую гамму эмоций, которая вдохновляет меня всю мою жизнь? В каждом интервью мне задают вопросы о городе, и власти Бейкерсфилда уже всерьез думают, что я повлиял на развитие местного туризма».

Вопли детей все время отвлекают Дэвиса от разговора: он уже не первый год увлечен ролью идеального отца и звонит им по нескольку раз в день даже тогда, когда находится в туре. «Я очень горжусь именем сына, которое мы выбрали для него с Дэвин, - говорит Джонатан, в первый раз упоминая свою жену, бывшую порно-актрису. - Цеппелин! Это звучит очень цельно. В последнее время я стремлюсь к концептуальным решениям».

Пластинка, над которой в данный момент работают Korn, должна стать непростым альбомом. «Суть в том, что я насчитал пять символов, которые символизируют падение человека, - объясняет схему работы Джонатан. - О каждом символе есть две песни: одна собственно о нем, а другая о том, как преодолеть проблему. А еще две песни рассказывают о том, как все символы связаны между собой. Крутая идея. Я ее еще раз обдумаю, когда Филди, Манки и наш новый барабанщик Рэй Лузиер закончат возиться с музыкой. А символы следующие. Первый - это наркотики, второй - религия, третий - власть, четвертый - деньги. Люди за деньги все что угодно сделают, это самая мерзкая вещь на свете. Пятый и последний символ заката - время, потому что оно всегда против нас. Время - самый страшный враг людей. Они тратят миллионы долларов, чтобы купить ботокс и обмануть его. И я думаю, что время когда-нибудь убьет меня. Рано или поздно».

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно