• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

ПроявленияМУЗЫКА

Kings Of Leon. Свора на бытовой почве

14 Июля 2009 | Автор текста: Остин Скэггз
Kings Of Leon. Свора на бытовой почве
Kings Of Leon

© www.rollingstone.com

Проповеди папы-алкоголика и яростные драки вывели ретророкеров Kings Of Leon в лигу стадионных команд, где братья Фоллоуилы продолжают играть по правилам американского Юга

Натан и Калеб Фоллоуилы дерутся не на жизнь, а на смерть. Однажды, в 2007 году, 27‑летний Калеб и 29‑летний Натан приехали домой после грандиозной пьянки в Нэшвилле. Что послужило поводом для драки, ни один из них точно не помнит. «Только я вошел в прихожую, как во все стороны полетели кастрюли и сковородки, - вспоминает кузен Фоллоуилов, гитарный техник группы Начо. - Я побежал на кухню и увидел, что Натан и Калеб катаются возле плиты по грязному полу и дерут друг другу волосы в клочья». Пришлось разнимать. Калеб не на шутку пострадал: он вывихнул плечо, и музыканта срочно пришлось отвезти в травматологический пункт. Натан, оставшись в одиночестве, не унимался: для начала барабанщик расколотил огромное зеркало стоимостью в 7 000 долларов в комнате брата, а затем вспорол кухонным ножом его матрас.

«Когда дело доходит до драки, Натан становится совершенно неуправляемым, - говорит третий брат, 22‑летний Джаред Фоллоуил. - Он ведет себя как настоящий Американский Психопат. Как-то он заявил мне, что рано или поздно убьет Калеба». Уже на следующее утро вокалист и барабанщик помирились. «Не знаю, что на меня нашло. Я же люблю тебя, братишка, - заявил ударник. - Честно, я сполна заплачу за те вещи, что вчера испортил». По результатам стычки Калеб сочинил песню «Sex On Fire» - во многом благодаря ей последняя пластинка группы «Only By The Night» продалась трехмиллионным тиражом. «Из-за проклятой драки пришлось ложиться на операционный стол. Ничего серьезного, но было погано, - говорит с характерным южным порыкиванием Калеб. - Врач запретил мне девять месяцев играть на гитаре, но уже через неделю я содрал повязку». Из-за швов на плече Калеб мог взять только несколько аккордов в первой позиции - в самом верху грифа. «Первое, что я сделал, - рассказывает музыкант, - заиграл тот самый рифф из «Sex On Fire».

Детство братья Фоллоуилы провели, разъезжая вместе с отцом на лиловом «олдсмобиле» по штатам Теннесси, Арканзас, Луизиана, Миссисипи и Оклахома. Фоллоуил-старший, носивший русское имя Айвэн, был священником-пятидесятником. Мальчики росли в довольно строгой обстановке: телевидение, кино и любая музыка, отличная от религиозной, находились под строжайшим родительским запретом. Фоллоуилам запрещалось общаться с девочками, участвовать в спортивных соревнованиях, носить шорты и просто короткие штаны. «Я чувствовал себя так, словно нахожусь под микроскопом, - говорит Натан. - Представляешь, мне в театр нельзя было пойти. Как будто у меня проказа». Натан родился в 1979 году в Оклахома-Сити через два года после того, как его родители - Айвэн и Бетти Энн Фоллоуилы - поженились. Калеб родился зимой 1982 года. «Папа с мамой очень нежно относились друг к другу, - вспоминает Калеб. - Отец работал в Оклахоме, мать жила в Мемфисе. В пятницу после службы папа сел в машину и проехал восемь часов, чтобы сказать маме, что любит ее. Она в то время была помолвлена с другим человеком. Папа сказал ей: «Господь явился и сказал мне, что мы созданы друг для друга». Между тем Айвэн Фоллоуил был прирожденным шоуменом: он прекрасно пел, а по поводу происходящего вокруг предпочитал шутить исключительно в мрачном духе. «Когда я рос, - рассказывает Калеб, - папа был для меня кем-то вроде ролевой модели, эдаким современным святым. Отец считался лучшим в округе священником и знал наизусть всю Библию. При этом если он говорил что-нибудь от себя лично, самые крутые ребята в церкви опускали глаза. Папа так шутил на людях, что кровь стыла в жилах».

Калеб Фоллоуил

Во время службы Бетти Энн играла на фортепиано, а любимым развлечением Натана было барабанить по спинке церковной скамьи веточками или карандашами. «Некоторые считают, что музыка пятидесятников весьма скучна, но в ней используются гитары, бас, барабаны и духовые инструменты - все то же самое, что и в госпеле. Уверен, что Эл Грин или Арета Франклин на таких службах явно бы не скучали», - говорит Натан. До 1986 года, пока не появился на свет младший сын, Джаред, у семейства Фоллоуилов не было постоянного места жительства. После рождения третьего ребенка они решили поселиться в разваливающемся одноэтажном домике в Миллингтоне, штат Теннесси, совсем рядом с Мемфисом. Фоллоуилы прожили в этом городке шесть лет. Айвэн служил пастором в Манфордовской объединенной пятидесятнической церкви. Калеб и Натан учились в крошечной местной школе - небольшом домике с тремя классными комнатами. К тому времени как Джаред пошел в детский сад, в семье начались проблемы. «Отцу, очевидно, стало слишком тяжело быть лидером общины, - рассказывает Калеб. - Его поведение начало сильно меняться в зависимости от того, в каком он находился настроении. Папа начал пить. Он старался держаться изо всех сил, но, увы, никто в нашем мире не совершенен».

«Однажды я подъехал к дому, - вспоминает Джаред, - и увидел отца в наручниках, окруженного полицейскими. Мама плакала, кричала: «Он не делал этого! Он священник!» Как выяснилось позже, Айвэн увидел полицейскую машину с мигалкой, мчащуюся по вызову, и счел своим гражданским долгом поучаствовать в задержании. «Я бы не сказал, что у папы был нервный срыв, но он был недалек от этого», - говорит Натан. Слухи о невменяемости священника поползли по городку, и семья Фоллоуилов была вынуждена вновь отправиться в дорогу. В течение четырех лет братья получали домашнее образование. Супруги Фоллоуилы расстались в 1997 году: несмотря на то что Айвэн оставил церковь, он продолжал сильно пить.

Натан впервые оказался за ударной установкой в возрасте восьми лет: он играл на службах, которые его отец проводил в помещении крытого катка. «Мы играли вещи вроде «Jesus On The Mainline» и «You've Got To Move», - вспоминает барабанщик. - Чем-то все это напоминало теперешние гастроли Kings Of Leon». Вскоре Калеб присоединился к семейному церковному ансамблю. «У него был потрясающий голос, - рассказывает Джаред. - Брат мог брать очень высокие и очень низкие ноты, прямо как Алисия Киз». Калеб планировал пойти по стопам отца и в десять лет написал свою первую проповедь, которую назвал «Зачем просить на хлеб, если вы живете возле пшеничного поля?».

Сидней. Раннее утро. В Австралии Kings Of Leon должны отыграть одиннадцать концертов, причем все билеты на их выступления давно распроданы. Натан предлагает зайти выпить пива. Рядом с легендарным зданием Opera House мы находим кафе, где продают его любимое разливное пшеничное Beez Neez. В каком бы уголке земли Натан ни находился, он обожает погружаться в местную культуру. В Сиднее мы успели побывать на пляжах «Бонди» и «Мэнли», отобедать в «мишленовском» ресторане и поиграть в гольф. Натан собирается купить билет на пешую экскурсию по мосту Харбор Бридж, но отказывается от затеи, как только узнает, что для подъема на самую верхнюю точку моста необходимо пройти тест на содержание алкоголя в крови.

Джаред Фоллоуил

За несколько дней до поездки в Австралию мы встретились на ферме в глухой сельскохозяйственной части Теннесси, в доме, где живут старшие братья Фоллоуилы. Калеб колдует у плиты: музыкант готовит фирменное блюдо - спагетти «путанеска». Расколотая сковорода, та самая, что пострадала в памятной для братьев драке, висит на гвозде на стене. «Калеб все время получает по роже, - смеется Джаред. - Обычно он проигрывает в кости или бильярд, а потом лезет разбираться». За окном прохладно и сыро. Я изучаю батарею пустых и полных бутылок, главным образом с крепким алкоголем. Тарой заставлены все горизонтальные плоскости в доме Фоллоуилов. У Калеба и Натана есть дома в Нэшвилле - это ранчо в 75 акров они купили напополам, чтобы рыбачить, охотиться, гонять на джипах или просто проводить время на природе. Братья планируют построить на купленной земле новые дома, и это является поводом для серьезных разборок: Натан хочет дом во французском колониальном стиле, а Калебу больше по душе сооружения в духе роскошных вилл испанских конкистадоров.

Закончив школу в 1999 году, Калеб Фоллоуил устроился работать на стройку в городе Джексон, штат Теннесси. «Он напоминал мне тех крутых парней, которые впрягаются в самую тяжелую строительную работу, а потом оказывается, что им уже по тридцать пять, они живут с толстухами-женами, и жизнь кончена», - вспоминает Натан. Однако сам Калеб говорит, что всегда верил в то, что рано или поздно попадет в телешоу «Saturday Night Live»: «Одно «но»: я не предполагал, что окажусь там в качестве певца. Натан всегда хотел помочь мне, и он помог. Однажды он вышел из своей комнаты и заявил: «Приколись! А я песню написал!» Песня, признаться, была дерьмовой, в стиле самого поганого кантри, но она заставила нас всех начать работать. Несколько часов в день мы сочиняли и сочиняли. Основными темами моих композиций были женщины, бухло, религия и любовь».

В то время мать Фоллоуилов Бетти Энн влюбилась в страхового агента из Нэшвилла. Натан закончил колледж, Калеб уволился со стройки, и оба перебрались к ней. Бетти Энн Фоллоуил до сих пор живет в этом городе и иногда подшивает узкие обтягивающие джинсы своего любимца - младшего сына. «Помню тот день, когда я ушел со стройки, - говорит Калеб. - Вот было времечко! Прикинь, я ехал на своем «шеви блейзере» в Нэшвилл, а из колонок у меня орала «In The Summertime» в исполнении Mungo Jerry».

Если Калеб и Натан считаются одной половиной Kings Of Leon, второй частью группы всегда были Джаред и кузен Мэттью. Мэтт вырос в штате Миссисипи, но часто общался с семьей Фоллоуилов. По его словам, они с Джаредом росли «маленькими засранцами». «Джаред, вообще-то, всегда был маленьким дьяволом, - вспоминает Натан. - Он швырял в меня ножом и ехидно говорил: «Ну и что ты сделаешь? Пожалуешься на меня маме?». Мать порола Джареда ремнем, но тот всегда терпел наказание молча». Джаред никогда и нигде не работал, что ужасно раздражало Мэттью. «Вот м**ак, за свою жизнь он, может быть, пару раз постриг траву, за что получил двадцать баксов, - смеется Мэтт. - Чтобы заработать, я красил дома, крыл крыши. Я даже работал мальчиком на побегушках в какой-то идиотской адвокатской конторе». Гитарист, не просыхавший во время европейских гастролей Kings Of Leon, говорит, что собирается уехать на Гавайи: «Пора мне спрятаться ото всех в курортном отельчике, пока меня самого не упрятали в наркологическую клинику. Хорошо бы годик передохнуть, пожить где-нибудь, где тихо и спокойно, пока не надоест».

Мэттью Фоллоуил

Родители Мэттью развелись, когда ему было пять лет. Детство он провел в Луизиане и Миссисипи. Однажды его учитель принес в класс акустическую гитару и показал несколько простейших аккордов. «После этого, - рассказывает музыкант, - я выклянчил себе гитару и играл по шесть часов в день. Классические мелодии вроде «Hotel California» и «Voodoo Chile» удавались мне особенно хорошо, но через четыре года я начал встречаться с девушками и совсем забросил инструмент».

Kings of Leon начинались с того, что Калеб и Натан приехали в Нэшвилл и стали выступать в городских клубах под именем Followill Brothers. «В заведениях вроде The Bluebird Cafe нас встречали на ура, - рассказывает Натан. - Тогда мы звучали как негритянский вокальный дуэт, и это выносило мозги нашим слушателям». Братья быстро подписали первый контракт на запись, но этих денег хватало лишь на травку - все Фоллоуилы усиленно и с увлечением курили марихуану. «Мама иногда ловила меня за этим делом, - смеется Джаред. - Тогда она отправляла меня в мою комнату, где было огромное вентиляционное отверстие. По нему я спускался к Натану и Калебу, и мы продолжали дуть».

Натан Фоллоуил

После каждого концерта в Австралии братья зависают в баре отеля Park Hyatt - раньше пяти утра их посиделки не заканчиваются. Ночью к ним присоединяются знаменитости, которых занесло в Сидней: комик Рассел Брэнд, рокеры Пит Тауншенд и Крис Мартин. Вокалиста Coldplay уносит с первого же стакана, он наклоняется к Калебу и обещает, что со временем Kings Of Leon станут самой крутой командой на планете. Следующей ночью братья подмахнули счет на 10 000 долларов - туда были включены два стакана виски 1951 года, которые опрокинул Мэттью (каждый - по пятьсот долларов).

Во время последнего сиднейского шоу Kings Of Leon начинают с ударного номера «Crawl», но аудитория продолжает смирно сидеть. «Эй, оторвите от стульев свои жопы! - орет в зал Калеб. - Вы что, на выставку приперлись? Это же рок-концерт». Выступление на Acer Arena идет своим чередом: Джаред громит бас в духе Пола Саймонона из The Clash; Мэттью бегает за сцену, чтобы выпить вина, которое он употребляет при помощи коктейльной трубочки; Натан раскуривает косячок во время гитарного интро «Milk», а Калеб в середине шоу выбегает за сцену проблеваться - так уж у Фоллоуилов заведено. В начале того самого дня мне довелось побывать на саундчеке Kings Of Leon: братья репетировали песню, у которой даже еще нет названия. «Прекрасный лайнер, брось свой якорь, - поет Калеб. - Я нашел море прощения». За несколько секунд группа находит нужный ритм, и я становлюсь свидетелем рождения новой баллады. «Только Джаред все портил, опять на басу кантри наяривал, - позже жаловался Калеб. - Хотя против кантри я ничего особенного не имею - посмотрите на Wilco, Райана Эдамса. Они круто выглядят, круто звучат. А на мнение шестнадцати‑, семнадцати‑ и двадцатилетних мы чихать хотели. Малолетки сами не знают, что хотят услышать. Наш лучший альбом впереди, и у них хватит времени, чтобы полюбить Kings Of Leon».

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно