• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

ПроявленияКНИГИ

Кремль для чистки лица

18 Декабря 2009 | Автор текста: Александр Братерский
Кремль для чистки лица
Кремль для чистки лица

© Андрей Дорохин, www.rollingstone.ru

Двадцать лет назад с почти комического падения Бориса Ельцина с моста у Николиной горы началась блестящая карьера главного телохранителя России Александра Коржакова, который согласился встретиться с RS в тульском спортивном клубе 

«Папу сбросили с моста. У Николиной горы. Прямо в реку. Папа сейчас на милицейском посту лежит в ужасном состоянии. Нам надо что-то делать» - с этих слов дочери будущего первого президента России Бориса Ельцина Татьяны начался карьерный взлет одного из самых могущественных россиян 90‑х - телохранителя всея Руси Александра Коржакова. Как писал потом сам генерал, никто никого не сбрасывал: будучи в стельку пьяным, опальный борец с привилегиями номенклатуры сам свалился в реку, а впоследствии придумал версию о нападении.

Для меня Александр Коржаков не хочет пересказывать историю в сотый раз и устало отсылает к своей знаменитой книге «Борис Ельцин: От рассвета до заката», а потом вдруг добавляет с неохотой: «Я там написал всю правду, которую знал. Я допрашивал водителя Ельцина: он довез его до того самого моста, а потом уже я его нашел. Ельцин валялся на земле буквально в мокрых трусах, и нужно было спасать его от переохлаждения». Мы беседуем с генералом в обшарпанном спортклубе «Кировец» - в этом здании из красного кирпича находится предвыборный штаб коржаковской «Единой России». Уже несколько лет бывший главный телохранитель, затем друг, а потом и враг покойного президента занимает пост зампреда комитета по обороне Государственной Думы. В провинциальный штаб Коржаков - депутат Думы от Тульской области - приехал, чтобы поддержать товарищей по партии. Облаченный в спортивный костюм с державными орлами и вышитой надписью «А.В. Коржаков», экс-глава охраны Ельцина время от времени смакует коньяк из пластикового стакана: нужно отметить победу «Единой России» на местных выборах. На фоне тульских депутатов, похожих на менеджеров по продажам, генерал смотрится «матерым человечищем» - спортсмены, идущие с тренировок, показывают ему большой палец и просят сфотографироваться на мобильник. Коржаков великодушно кивает, но улыбается вполне себе простонародной улыбкой. Впечатление получается смазанным: никак не понять, то ли перед тобой сановный барин, то ли харизматичный рабочий с одного из местных заводов.

Именно легендарное «падение» Ельцина стало отправной точкой для невероятно стремительной карьеры офицера 9‑го управления КГБ Александра Коржакова. Уволенный из органов за дружбу с опальным секретарем московского горкома, Коржаков стал его личным телохранителем, нанятым на частной основе. «После того, как его Горбачев кинул, нам всем было жалко Ельцина, - объясняет свое решение генерал. - Мы все хотели ему помочь, потому что в каком-то смысле он и за нас пострадал. Ельцин включился в невротическую игру против Горбачева и партократии - а его противники были из тех людей, что приходят на должности навсегда. У них даже особый презрительный изгиб губ был, и говорили эти люди почти одними и теми же словами». Разговаривая с Коржаковым о его судьбе, я сижу на низком неудобном стуле в полутемной прихожей, в то время как сам депутат смотрит на меня сверху вниз: человек, привыкший стоять за спиной первого лица, сразу же пытается овладеть ситуацией. Очень кстати в разговоре всплывает эпизод 1996 года, когда после размолвки с Ельциным Коржаков не дал разговорить себя знаменитому репортеру Артему Боровику. «Это он взял у меня первое интервью после отставки, - вспоминает генерал. - Березовский дал ему инструкции, но он их не выполнил. Дело в том, что я не ответил ему ни на один вопрос, - и беседа сломалась, хотя я тогда в самом деле мог сказать чего лишнего».

Коржаков и сегодня выглядит настороженным, хотя видимых причин для волнения вроде бы нет. Партия «Единая Россия» уверенно побеждает во всех тульских округах, и только уже после того, как состоятся выборы, оппозиция призовет к отставке губернатора Вячеслава Дудки. Но до результатов Коржакову, как кажется, мало дела: он прекрасно понимает, что нужен губернатору и местным единороссам лишь в силу одного качества - могучей харизмы, которой его тульским коллегам по партии явно не хватает. Словно в подтверждение своих мыслей я обнаруживаю на стене плакат, призывающий голосовать за «Единую Россию»: на нем изображен улыбающийся губернатор Дудка, а к нему жмутся знаменитости помельче. Но по-настоящему довольным на постере выглядит только Коржаков, чье выражение лица ясно дает понять, кто тут хозяин положения. Когда я прошу девушек, нарезающих для победителей бутерброды с колбасой, оставить мне один плакат на память, те соглашаются с неохотой: «Александру Васильевичу плакат не нравится». Композиция, где генерал все равно формально находится в тени губернатора, действительно едва ли тешит самолюбие Коржакова. Буквально через фразу он сыплет именами знаменитостей, с которыми ему приходилось работать еще до знакомства с Ельциным: от марионеточного афганского лидера Бабрака Кармаля (Коржаков охранял его в Кабуле) до генсека Юрия Андропова, который в то время уже не расставался с аппаратом «искусственная почка». «Юрий Владимирович подох буквально в течение нескольких дней, когда его тихо отключили от аппарата», - говорит генерал, с печалью вспоминая некогда всесильного шефа КГБ. Коржаков вполне искренне сокрушается, что так и не смог спасти Андропова: он не был тогда главным. С Ельциным телохранитель работал уже в другом качестве: несмотря на то, что охрану лидера страны несли десятки человек, за все отвечал именно Коржаков. «У меня существовал один принцип, - говорит генерал. - Я хотел создать такую охрану, чтобы только первое лицо могло давать ей указания».

В августе 1991 года Борис Ельцин, стоя на танке, триумфально победил старцев-путчистов и впоследствии стал президентом России. Параллельно с восхождением порыкивающего с трибун Бориса Николаевича укреплялась и власть его незаметного помощника. Бурлящий котел ельцинского Кремля был совсем не похож на тихий омут времен Путина и Медведева. В случае с наращивавшим обороты Коржаковым дело дошло до того, что, формально являясь всего лишь начальником охраны президента, генерал фактически стал вторым лицом в государстве. «Может, и первым, - шутливо перебивает меня депутат, когда я напоминаю ему об этом. - В таком состоянии находилось первое лицо!».

Чиновники тогдашней администрации сегодня рассказывают, что без визы могущественного охранника не могло выйти ни одно мало-мальски значимое распоряжение Ельцина. Коржаков был в курсе всего и вся. «Я первый, кто сказал, что Абрамович является «кошельком семьи», - говорит депутат. - Он каждый месяц носил дипломат денег Тане с Юмашевым (дочери Ельцина и экс-руководителю администрации президента - Прим. RS)». Коржаков усмехается и с приторным негодованием добавляет: «Нет бы в другом месте выдать: на даче, под забором. Прямо в Кремль проносили». В своей роли ближайшего доверенного лица Ельцина Коржаков и сегодня не видит ничего необычного и даже сравнивает порядки Кремля начала и середины 90‑х с устоями жизни русской знати. «Это еще с князей наших пошло, - размышляет депутат. - Были дальние бояре, и был ближний круг бояр, с которыми князь на охоту ездил и которые советы давали».

Властный, жесткий, но метавшийся из стороны в сторону и злоупотреблявший алкоголем Ельцин приближал к себе кудрявого либерала Немцова, привечал реформатора Явлинского, внимательно слушал дочь Татьяну, но особая роль принадлежала все-таки Коржакову. Он был не просто охранником: генерал как никто другой подходил на роль друга Ельцина - нормального мужика, с которым можно было посидеть у костра, выпить водки и сходить в баню.

Сегодня Коржаков вспоминает, что именно он сыграл главную роль в спасении Ельцина от коварного спикера Верховного совета Руслана Хасбулатова и мятежного вице-президента Александра Руцкого. Министр обороны Павел Грачев требовал письменного приказа начать боевые действия, но открыть огонь по Белому дому убедил Ельцина именно Коржаков. «Я был не то чтобы не против обстрела, я его инициировал, - хвалится генерал. - Помимо войск я призывал еще и танки использовать. Коммунисты до сих пор не пришли в себя от того испуга!». Сегодня Коржаков как ни в чем не бывало шутит в думской курилке с теми, кто еще несколько лет назад обещал расстрелять его на месте. С бывшим вице-президентом Руцким они встретились в Курске, где выпущенный по амнистии усатый Александр Владимирович служил в должности губернатора. «Он мне сразу сказал: «Извини, Саша», а я ему в ответ: «Ну что я тебе такого сделал», - вспоминает Коржаков. - «Ну арестовал, и все дела». После смерти Ельцина Руцкой придет проститься со своим бывшим начальником. Коржакова же на похоронах не было. Генерал не простил покойному президенту прежних обид и до сих пор ворчит, говоря о тех, кто был на церемонии прощания: «Кто их знает? Может, они все пришли, чтобы ему на могилу плюнуть?».

Рано утром 2 декабря 1994 года бронированный «мерседес» одного из самых могущественных медиамагнатов страны, владельца НТВ Владимира Гусинского, выехал с территории поселка на Рублево-Успенском шоссе. Следом за машиной Гусинского пристроилась «вольво» службы безопасности президента России. У «птенцов гнезда» Александра Коржакова был приказ демонстративно попугать Гусинского, который в открытую играл против Ельцина и делал ставку на мэра Москвы Юрия Лужкова. Возле «дома-книжки» на Новом Арбате сотрудники президентской охраны, угрожая оружием, заставили лечь на землю секьюрити банка «Мост», принадлежавшего Гусинскому. Спешившие на работу москвичи испуганно таращились на вооруженных людей в масках с прорезями, державших на прицеле вход и выходы банка. Операцию по полной дискредитации Гусинского в дальнейшем назвали «Мордой в снег» и посчитали яркой победой Коржакова, укреплявшего свое влияние. Генерал даже убедил Ельцина дать дополнительные полномочия службе президентской охраны, пытаясь создать на ее базе самую влиятельную спецслужбу в стране. «Я сказал: «У меня условие одно: у нас в стране не должно быть неприкасаемых, и я могу пустить в разработку любого, на кого пришел сигнал», - вспоминает разговор с патроном Коржаков. - «Кроме вас, Борис Николаевич, потому что мы вам подчиняемся». Вот такой был тогда разговор». Когда я пытаюсь возразить, что создание подобной спецслужбы было, мягко говоря, недемократичным, генерал взрывается: «Это недемократично? А то, что охрана некоторых губернаторов ездила и пугала людей автоматами из окон машин, - это что, было нормально и демократично?».

В 1996 году Коржаков на правах одного из самых близких к Ельцину людей вошел в его предвыборный штаб. Перед политтехнологами стояла непростая задача - поддержать стареющего и слабеющего президента против еще вполне моложавого и крепкого вождя коммунистов Зюганова. Незадолго до старта избирательной кампании Коржаков выступил с идеей отмены выборов под предлогом заботы о здоровье президента. «Ему надо было тогда собирать манатки, - со злостью в голосе говорит генерал, с которым мы идем по бесконечным узким коридорам спорткомплекса. - Выход был один: бежать из Кремля и назначать преемника».

Бежать из Кремля вскоре пришлось самому Коржакову: после того, как сотрудники охраны задержали выходящих из Белого дома членов предвыборного штаба Ельцина - Сергея Лисовского и Аркадия Евстафьева. В руках у задержанных была знаменитая «коробка из-под ксерокса», а в ней были свалены доллары для оплаты предвыборной кампании. Давний враг Коржакова - тогдашний глава предвыборного штаба Ельцина Анатолий Чубайс - смог добиться от президента отставки генерала, а заодно полетели головы шефа ФСБ Михаила Барсукова и вице-премьера Олега Сосковца. «Они слишком много брали и слишком мало отдавали» - так Ельцин прокомментировал отставку Коржакова и его друзей. Генерал до сих пор возмущен этими словами до глубины души. В своих воспоминаниях он напишет: «Для меня Ельцин умер. Я с ним больше не увижусь. Эту улыбку Иуды я никогда не забуду». «Для меня самое страшное в человеке - это предательство, - жестко заявляет мне Коржаков. - Именно предательство Ельцину я не прощу никогда». В мгновение ока потерявший власть Коржаков какое-то время пытался писать своему боссу покаянные письма, но вскоре решил, что в подобной ситуации куда эффектнее будет смотреться крепкая месть. В 1997 году генерал написал ставшую бестселлером книгу «Борис Ельцин: От рассвета до заката», где рассказал о пьянстве президента и безумных нравах жителей Кремля. В дальнейшем книга выдержала еще одно издание, а сам автор не отказывается от написанного даже сейчас. «Алкоголем Ельцин злоупотреблял всегда, - сообщает мне Коржаков. - В удачные для себя дни мог напиться до поросячьего визга».

Книга принесла Александру Коржакову всемирную славу и была переведена на несколько европейских языков, а новоявленный писатель стал востребованным персонажем светских тусовок. Впоследствии генерал даже сыграл небольшую роль начальника охраны в фильме-мюзикле Александра Абдулова «Бременские музыканты». Персонаж Коржакова вполне концептуально служил глупому королю, но так и не сумел спасти его от разбойников. В жизни генералу приходилось выручать Ельцина много раз, и говоря о покойном, он испытывает к нему смешанное чувство полусимпатии, полуотвращения и полуненависти. «Ельцин был многоликий, - говорит Коржаков. - В 1985 году это был самый симпатичный из политиков, за которым могли пойти люди. Тогда он был первым секретарем московского горкома. В 1989 году, когда началась борьба за демократию, он кардинально изменился, ну а с танка произносил речи еще один Ельцин. 1 февраля 1996 года я вышел с дачи последней инкарнации Ельцина: это был шаркающий ногами старик, у которого было усталое старое лицо. Таким он и дожил до конца».

Сам Коржаков еще бодр и полон сил, хотя ходить ему уже непросто: сказываются многочисленные спортивные травмы. Генерал откровенно говорит, что в Думе ему скучно, и с неприязнью отзывается о нынешних властителях Кремля. «Они считают нас за дураков, - с горечью заявляет Коржаков. - Руководствуются одним принципом: «Мы одной крови и сами решим, кому быть следующим». Зарвались!» Провожая меня, Коржаков признается, что привычка говорить все как есть может сослужить ему дурную службу. Хотя, честно говоря, терять генералу нечего. Ведь Коржаков лишь формально является депутатом грызловской Госдумы. Из почти тарантиновского героя, «решающего проблемы», он давно превратился в ронина - самурая, потерявшего своего господина.         

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно