• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

ПроявленияМУЗЫКА

Сотворение Адама

29 Января 2010 | Автор текста: Ванесса Григориадис
Сотворение Адама
Adam Lambert, Адам Ламберт

© www.rollingstone.com

Круизы по Европе в компании артистичных юношей и пение с капюшоном на голове закалили характер Адама Ламберта - финалиста шоу «American Idol»

Для того чтобы понять, как дальше жить, нужно однажды оказаться в пустыне. К такому выводу пришел два года назад щекастый брюнет Адам Ламберт, обдумывавший прожитые годы во время невадского утопического фестиваля «Burning Man». В то время Адам пытался найти себя в ночных клубах Лос-Анджелеса, где собирались знаменитости и вполне можно было почувствовать себя равным среди лучших. «Очень негативные впечатления, очень мрачные, - сверкает глазами Ламберт. - Постоянно вспоминается кокаин, какой-то бесконечный выпендреж. От такой жизни я чуть было не скис!» На фестивале «Burning Man» Адам разъезжал на автобусе с укрепленным на крыше огнеметом и участвовал в импровизационном ревю «Шоу большого черного человека». При этом он употреблял грибы- психоделики и как раз в Неваде заработал свой самый грандиозный приход. «Я посмотрел на облака, - Ламберт драматично вздыхает, - и понял, что все мы обладаем уникальной силой и способны реализовать все наши фантазии. Стоит только захотеть». В тот день он решил принять участие в медиамарафоне «American Idol».

Тридцать миллионов зрителей, которые следят за каждым шагом героев реалити-шоу, едва ли когда- нибудь сталкивались со столь радикальным персонажем, как Адам. В частности, Ламберт - чистокровный еврей, который никогда не проходил процедуру бар-мицвы и возненавидел еврейскую школу с первого дня - когда одноклассники начали хохотать над тем, что у него пошла носом кровь. В интервью Ламберт почти не говорит о деньгах. Своей задачей он ставит поиск вечной любви и построение мира во всем мире. Есть еще один важный для американского телевидения момент. «Я не думаю, что кто-то сильно удивится, узнав, что я гей», - говорит Адам.

Эти слова были произнесены через два дня после финала «American Idol». Спустя пару секунд Ламберт продолжает разглядывать мерцающую панораму Лос-Анджелеса, которая открывается из офиса компании 19 Entertainment. «Интересно, это из-за смога город так выглядит? - он кивает на огни. - Или это его натуральный блеск?».

Сегодня, в 11 вечера, у Адама назначена встреча с создателем телешоу Саймоном Фуллером, и именно сейчас ему предстоит обсуждать детали личного контракта. «Ламберт дико уверен в себе, - говорит Фуллер. - Он объединил в себе черты Марка Болана и Дэвида Боуи, в нем есть что-то от Фредди Меркьюри, а по уровню внутренней сексуальности я бы поставил Адама рядом с Принсом». Вполне вероятно, что все это так, но в данный момент кажется, что у Адама из ушей вот-вот повалит дым: герой «American Idol» праздновал завершение шоу до трех утра, а уже через час ему пришлось вставать, чтобы сделать несколько интервью для телесети Fox. «Когда я просыпаюсь, то начинаю день с банки Red Bull, - смеется Адам. - Из-за этого мне иногда кажется, что сон еще не кончился, и я несу всякую чушь». Довольный Ламберт открывает бутылку «Вдовы Клико», которую ему подарил Фуллер, и заявляет: «Сегодня нет причин говорить выпивке «нет». Так что ты познакомишься со мной по-настоящему!».

«Сразу после финала я мог тысячу раз признаться в гомосексуальности, - напропалую врет Адам. - Но я решил сделать это на страницах Rolling Stone, потому что так круче. Мне нужна была большая история, чтобы я мог подать себя в нужном контексте». Вместе с певцом мы заказываем себе поздний ужин в ресторане отеля Sunset Marquis. Даже если знать, что сидящий напротив тебя парень с ярко-голубыми глазами - главная гей-икона Соединенных Штатов, Ламберт все равно кажется невероятно привлекательным. «Мне понравилось, что в последнем сезоне «Idol» девчонки сходили от меня с ума, - улыбается Адам. - И они меня даже заводили некоторым образом. Мне же не обязательно трахаться с кем-то, чтобы сделать вывод: «А вот эта детка очень даже секси!» Перед тем как попасть на телешоу, Ламберт зарабатывал 1800 долларов в неделю как участник мюзикла «Злая». Но счастья в жизни Адама не было. «Даже бродвейский контракт, который был у меня в кармане, не мог меня удовлетворить, - вспоминает он. - Музыкальный театр слишком статичен, да и славы там не заработаешь. Все время чувствуешь себя мальчиком из хора». За кулисами Адам и его напарники любили поболтать об «American Idol». «У всех было свое мнение: Джейсон Кастро - красавчик, но петь совсем не умеет; Карли Смитсон - явная стерва. Ну и так далее. Когда я решил пробиться на шоу, все ребята подбадривали меня. Я и не собирался ошибаться. Нашли еще дурака!».

Адам Ламберт был совсем не всегда уверен в том, что ему стоит вынести на суд общественности свою персону во всем ее блеске. В детстве он проводил время накидывая на голову капюшон и бесконечно открывая рот под песни любимых артистов. Разумеется, дело происходило перед зеркалом. «Ящик с нарядами для Хеллоуина постоянно был открыт, - рассказывает мать певца Лейла, которая работала детским стоматологом. - Адам все время старался надеть что-нибудь новое». Родители Ламберта, которые познакомились в Университете Вермонта в конце 70‑х, спокойно отнеслись к тому, что мальчик рос абсолютно равнодушным к спорту, и сделали ставку на его театральные таланты. Любовь к музыке Адам унаследовал от отца, который был поклонником Grateful Dead, а во время обучения в колледже крутил музыку на студенческой радиостанции. «Мне группа Grateful Dead не нравилась, - уточняет Ламберт. - Куда интереснее было движение хиппи вокруг нее и всякие бородатые фрики».

Во время обучения в школе мысли о любимом капюшоне и пении перед зеркалом пришлось оставить. «Конечно, я быстро начал понимать, что отличаюсь от других мальчиков, - говорит Ламберт. - Но не хотелось кому- то там открывать свою душу и становиться из-за этого уязвимым». Вместо того чтобы решать проблемы, Ламберт сублимировал их в творчестве: он начал участвовать в полупрофессиональных постановках в Сан-Диего. Довольно быстро Адам стал своим среди детей-актеров, большинство из которых были мормонами. «Мы были такими классными, - умиляется певец. - Когда я был маленьким, проблем как будто бы не было». Тем временем родители Ламберта задумали подослать к сыну своего приятеля-гея, чтобы тот выяснил половые предпочтения их сына, но он посоветовал подождать, пока мальчик не проявит себя сам. Когда Адаму было тринадцать лет, папа Эбер застукал его за просмотром гейского порно на домашнем компьютере.

В старших классах Ламберт пытался встречаться с девушками и однажды на весенних каникулах даже дошел до стадии орального секса, но быстро пришел к выводу, что себя не обманешь. «Во время репетиций «Idol» Адам постоянно ошивался в нашей раздевалке, пока мы меняли костюмы, - вспоминает певица Даниэла Стори. - И когда чья-нибудь мама начинала орать на него: «А ты что здесь делаешь?» - мы хором кричали в ответ: «Да ладно, это всего лишь Адам!».

После школы Ламберт поступил в колледж Орэндж Каунти, но через пять недель бросил занятия, чтобы получить роль в театральной постановке в том же Сан-Диего. В двадцать один Адам оказался в Голливуде - после целого года, проведенного на борту круизного лайнера. Тогда он и расстался с девственностью. Произошло это прямо в его день рождения. «Я был пьян, и все прошло ужасно, - вспоминает певец. - Я так себе и сказал: «Вау, было отвратно». Еще через некоторое время Ламберт по совету друзей перебрался в Нью-Йорк, где он рассчитывал получить какую-нибудь маленькую роль в бродвейской постановке. Когда у Адама не хватало денег, чтобы заплатить за квартиру, родители, как правило, его выручали, однако на сотовый и бензин финансов часто не было. Ламберт прошел отбор на европейский тур мюзикла «Волосы», который продолжался полгода. В Германии певец начал курить марихуану и впервые попробовал экстази. Именно в то время он выкрасил волосы в черный цвет, ну а затем открыл для себя секс-клубы. «Я всегда был одержим развратными шестидесятыми, - сладко улыбается Адам. - Мне было интересно, что чувствовали хиппи в атмосфере свободной любви. И я стал частью той эпохи!».

Вечером следующего дня Адам Ламберт прибывает в свой отель в Беверли-Хиллз в половине одиннадцатого. Видно, что он изрядно вымотан прошедшей фотосессией. За чашкой кофе певец признается, что боготворит книжку «Сумерки», Брета Истона Эллиса, Thievery Corporation, Goldfrapp и президента Обаму.

«Я голосовал первый раз в жизни, - рассказывает Адам. - Мне было стыдно путешествовать по Европе, когда президентом был Буш-младший. Люди все время спрашивали у меня: «Как вы могли его выбрать?». Ну а раздражение у Ламберта вызывают Nickelback, Creed, папарацци («Очень много бездарностей!») и кокаин. «Этот наркотик употребляют люди, у которых проблемы с самоуважением, - брезгливо замечает певец. - Я лучше дуну как следует и музыку послушаю». В разговоре со мной Адам все время повторяет, что очень не хочет, чтобы его воспринимали как гей-икону Америки. «Я хочу стать известным певцом, а не политическим активистом, - развивает свою мысль Ламберт. - И вообще, пару раз, когда я был сильно подшофе, я зависал с девчонками в баре. Все было в шаге от постели. Не знаю, может, и попробую как-нибудь». Певец встряхивает головой: «Главное, чтобы это не была одна из группиз. И вообще, хорошо бы это было свидание на одну ночь».

После еще одного часа болтовни в холле отеля на горизонте возникает телохранитель Ламберта: певцу нужно паковать чемоданы, чтобы завтра вылететь в Нью-Йорк, где его ждет новая серия телеинтервью. Когда мы встречаемся с Адамом около корейского маникюрного салона на Манхэттене, тот сыплет новостями. Оказывается, певец успел отобедать в пятизвездочном ресторане, подраться с таксистом и посетить бродвейскую постановку мюзикла «Волосы», которая вызвала у него бурю негодования. Кроме того, Ламберт встретился с главой BMG Барри Вейссом, который сразу же поинтересовался еврейскими корнями певца. «Я ему сказал, что с удовольствием буду носить ермолку, - хохочет Адам. - Только при условии, что она будет расшита хрусталем. В общем, я рассказал ему, что такое поп-роковое электро, которым я занимаюсь, и с чем его едят». В кресле маникюрного салона Ламберт выбирает воронено-черный лак и начинает внимательно смотреть повтор «American Music Awards», который показывают тут же по телевизору. Участвуют Pussycat Dolls («Стыдно, но я люблю их»), The Jonas Brothers («Лазеры мне понравились больше, чем мальчики») и Джастин Тимберлейк («Ням-ням»). Несколько минут спустя в дверях возникают несколько папарацци и начинают щелкать камерами. Менеджер салона пытается укрыть певца белой занавеской, но фотографы вылетают на улицу и продолжают щелкать через стекло. «Наверное, я должен отлупить их? - размышляет Адам с ядовитой улыбкой на губах. - Или это будет слишком непристойно? Нет уж, я все-таки должен их отлупить! Причем я сделаю это с широкой улыбкой. Пусть знают, что этот спектакль контролирую я!»

 

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно