• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Вылет из кубка Стэнли

25 Июня 2010 | Автор текста: Майкл Хастингс
Вылет из кубка Стэнли
Stanley McChrystal

© www.rollingstone.com

На момент подписания номера в печать герой этого текста - командующий войсками Международной коалиции в Афганистане Стэнли Маккристал - отправлен в отставку. Решение было принято Бараком Обамой после того, как он ознакомился с материалом корреспондента RS о рабочих буднях генерала.

«Как вышло, что мне надо переться на этот чертов ужин?» - спрашивает себя генерал Стэнли Маккристал. Сейчас четверг, середина апреля, и командующий частями НАТО и американской армии в Афганистане сидит в номере четырехзвездочного (столько же звезд на погонах генерала) Hotel Westminster. В парижской гостинице Маккристал находится по долгу службы: он должен увлечь союзников по Североатлантическому альянсу новой стратегией ведения военных действий - или хотя бы показать, что у Пентагона в принципе еще есть союзники. С тех пор как Стэнли принял командование год назад, вялотекущая война в Афганистане стала фактически личным делом Соединенных Штатов. Канада и Нидерланды уже сообщили о выводе своих солдат, а немецкий президент был вынужден уйти в отставку из-за своих высказываний об участии Бундесвера в боевых действиях. В Париже Маккристал должен попытаться утихомирить Францию, которая потеряла в Афганистане уже сорок человек и явно не намерена продолжать.

«Ужин у нас по расписанию, сэр», - говорит начштаба Маккристала, полковник Чарли Флинн. Стэнли резко разворачивается к нему на стуле. «Эй, Чарли, - обращается к подчиненному генерал. - А это есть в расписании?» Командующий показывает Флинну средний палец.

Маккристал поднимается и осматривает номер, который его делегация в составе десятка человек превратила в настоящий командный пункт. Столы заставлены серебристыми лэптопами Panasonic; голубые кабели вьются по дорогому ковру и ведут к спутниковым тарелкам, обеспечивающим работу закодированных каналов связи. Одетый в заурядный гражданский костюм - голубой галстук, рубашка с широким воротником, брюки от пиджачной пары, - Маккристал явно чувствует себя не очень комфортно. Париж - это вообще, наверное, самый анти-маккристаловский город мира. Генерал ненавидит рестораны «с затеями» и отвергает любой, если там на столиках стоят свечи: «К черту, это слишком Gucci!» Маккристал предпочитает бутылку Bud Light Lime (его любимое пиво) бокалу бордо, а всем фильмам Годара - спортивную комедию «Рикки Бобби: Король дороги» (любимый фильм). Если рассматривать жизнь генерала вне появлений на публике, веселого в ней немного. До того как президент Обама поручил Маккристалу вести военные действия в Афганистане, Стэнли пять лет провел в Пентагоне, разрабатывая секретные операции в духе компьютерной игры «Call Of Duty». «Что у нас нового по взрывам в Кандагаре?» - спрашивает Флинна генерал. За вчерашний день в городе взорвались два автомобиля, опровергая слова Маккристала о том, что он загнал Талибан в угол. «Вроде у нас два трупа, но подтверждения пока нет», - отвечает Флинн. Генерал еще раз обводит глазами свой номер. В свои пятьдесят пять лет он сух как жердь и напоминает постаревшего героя Кристиана Бэйла из «Спасительного рассвета» Вернера Херцога (истощавшего сбитого летчика во Вьетнаме - прим. RS). Его серо-голубые глаза обладают особым свойством как будто бы просверливать вас, если Маккристал смотрит в упор. Когда вы облажались, глаза генерала могут уничтожить вас еще до того, как он что-либо произнесет. «Чем идти на ужин, - заявляет Маккристал, - лучше бы меня как следует отдубасили». Он выдерживает паузу. «К сожалению, - продолжает Стэнли, - никто из вас не в состоянии этого сделать». С этими словами генерал выходит из номера. «А с кем он должен сегодня ужинать?» - спрашиваю я одного из адъютантов. «С каким-то французским министром. Дурдом».

На следующее утро Маккристал и его команда собираются, чтобы подготовить речь, которую генерал должен произнести во французской военной академии Эколь Милитер. Стэнли гордится своим умением выглядеть и общаться с людьми круто, но перфекционизм обходится ему дорого: несмотря на то что афганской войной генерал занимается только год, он уже умудрился испортить отношения со всеми, кто имеет отношение к конфликту. Прошлой осенью в Лондоне во время пресс-конференции после речи, которую Маккристал произнес в Англии, командующий обрушился с критикой на вице-президента Джо Байдена и его антитеррористическую политику, которая была названа «недальновидной» и превращающей Афганистан в «Хаосистан». Язык довел Стэнли до встречи с президентом, который принял его на Борту номер один. Содержание беседы домысливать не приходится: генералу было приказано заткнуться и засунуть свои понты куда подальше.

Маккристал просматривает текст будущего выступления в Эколь Милитер. Требуется новая заготовка: генерал громко интересуется, что делать, если вспомнят о его отношениях с Байденом. «Никогда не знаешь, какое случится дерьмо, пока не начнут задавать вопросы. Вот в чем проблема», - строго говорит Маккристал. Не в силах ничего изобрести, генерал и его команда решают при случае отвечать на вопрос о вице-президенте односложно. «Вице-президент Байден? - со смехом произносит Стенли. - Это вообще кто?» - «Байден? - выдает свою версию один из советников Маккристала. - Или вы сказали: «Bite me»? («Укуси меня» - прим. RS.)

Когда Барак Обама только осваивал пространство Овального кабинета, одной из главных его главных задач в международных отношениях была новая стратегия по Афганистану. «Я хочу, чтобы американцы поняли, - вещал Обама в марте 2009 года. - У нас есть вполне конкретная цель: полностью уничтожить Аль-Каиду в Пакистане и Афганистане». В соответствии со своим заявлением президент направил в Кабул 21000 солдат - самое мощное увеличение контингента со времени начала войны в 2001 году. Следуя советам Пентагона и Объединенного комитета начальников штабов, президент снял с поста командующего частями американской армии и НАТО в Афганистане генерала Дэвида Маккирнана и заменил его человеком, которого совсем не знал и видел всего пару раз в жизни. Это был генерал Стэнли Маккристал. Назначение Маккристала был первым случаем смены командующего войсками действующей армии с той поры, когда более чем пятьдесят лет назад полетела голова Дугласа Макартура, на которого возложили ответственность за страшные провалы в Корее.

Несмотря на то что на выборах Маккристал голосовал за Обаму, устанавливать доверительные отношения с президентом он явно не спешил. Впервые они познакомились через неделю после инаугурации Барака, когда в офисе Пентагона, более известном как «Бункер» («Tank»), Обама встречался с дюжиной армейских чинов высшего ранга. Тогда Маккристал счел, что Барак напуган и чувствует себя не в своей тарелке, находясь в комнате, заполненной бравыми офицерами. Первая встреча президента и генерала один на один произошла в Овальном кабинете четыре месяца спустя после назначения Стэнли, и обстановка тоже не располагала к проявлению открытости. «Это была просто десятиминутная фотосессия, - говорит один из помощников генерала. - Обама совершенно ничего не знал о Маккристале. А ведь это был парень, который должен был вести для Америки эту сраную войну. В общем, босс был разочарован».

С самого начала Маккристал планировал внести в историю афганской войны собственную лепту, используя боевые действия как лабораторию для исследования противоповстанческой теории, известной как COIN. Стратегия требовала привлечь к войне в Афганистане еще тридцать тысяч солдат, которые могли бы не только уничтожать противника, но и налаживать контакты с местным населением - становиться военными советниками, вербовщиками и проводниками новой афганской власти. Представьте себе, что зеленые береты в одночасье обернулись Армией спасения. В 2006 году патрон Маккристала, генерал Дэвид Петреус, провел тестирование теории в Ираке и даже приобрел ряд сторонников в лице журналистов, офицеров и прогрессивно настроенных граждан (все они вскоре получили хлесткое и весьма точное наименование «COIN-динисты»).

Прошлой весной, когда Обама получил от своих генералов просьбу о введении в Афганистан дополнительных войск, он дал указание всесторонне исследовать новую стратегию. На работу было выделено три месяца. «Это было болезненное для меня время, - рассказывал Маккристал в одном из наших интервью. - Я как бы продавал то, что не продается». Тем не менее Обаму удалось сломать. 1 декабря прошлого года на выступлении в Уэст-Пойнт президент отмел почти все разумные доводы о том, почему не нужно продолжать вести в Афганистане боевые действия: огромные расходы, экономический кризис, подрыв репутации Америки из-за того, что война длится вот уже десять лет, предполагаемый перенос штаб-квартиры Аль-Каиды в Пакистан. Затем, даже не произнеся слова «победа», Обама сообщил, что он пошлет в Афганистан 30000 солдат - в соответствии с идеями Маккристала.

Сегодня, когда генерал готовится вести войска на юг Афганистана, успеха не предвещает уже ничто. В июне число погибших солдат в американской армии превысило 1000, а число найденных противопехотных мин выросло вдвое. Даже для тех, кто поддерживает Маккристала, благодаря которому афганский конфликт побил по продолжительности рекорд Вьетнама в истории американских противостояний с нищими странами, его действия и следование теории COIN с каждым днем становится все более абсурдными. «Это не выглядит как победа, не пахнет победой и на вкус точно не победа», - докладывает обстановку генерал-майор Билл Мэйвил, шефствующий над приведением в жизнь тактических идей Маккристала.

На следующий день после речи Стэнли в Париже он и его команда отправились в ирландский паб Kitty O'Shea's, расположенный неподалеку от его отеля. Сегодня к Стэнли присоединилась его жена Энни. С тех пор как началась война в Ираке, она видит своего мужа меньше тридцати дней в году. Сегодня Маккристалы празднуют тридцать третью годовщину свадьбы. Генерал организовал светский выход для своего ближнего круга в место, которое по сравнению с другими парижскими заведениями «менее всего Gucci». Его жена не удивлена таким подходом. «Однажды он потащил меня в Jack In The Box (сеть американского фаст-фуда - прим. RS), хотя в тот день меня угораздило надеть вечернее платье».

Команда генерала Маккристала - это дрим-тим, составленная из убийц, шпионов, ура-патриотов, гениев, политических манипуляторов и просто опасных маньяков. В одном экспатском пабе заседают бывший шеф британского спецназа, двое «морских котиков», пара коммандос из Афганистана, адвокат, двое летчиков-истребителей и как минимум две дюжины ветеранов разнообразных войн и экспертов по антиповстанческим операциям. Все они в шутку называют себя «Команда «Америка», как бы давая понять, что смотрели «Южный парк» и являются офицерами совершенно нового поколения. После прибытия в Кабул прошлым летом Команда «Америка» начала работу над имиджем Международных сил содействия безопасности (под этим лейблом действуют войска НАТО). Для начала Маккристал запретил на базе алкоголь, закрыл Burger King и стал устраивать продолжительные утренние брифинги. Сам генерал придерживался маниакального режима: четыре часа в сутки на сон, прием пищи раз в день плюс ежедневная пробежка на двенадцать километров (за месяц, проведенный вместе с генералом, я только однажды видел, как он ел).

Ближе к полуночи большая часть Команды «Америка» уже падает лицами в стол. Офицеры пытаются плясать ирландскую джигу, смешанную с элементами афганского свадебного танца, а двое помощников Маккристала, держась за руки, горланят песню на им одним понятный мотив. «Афганистан! - ревут здоровенные мужики. - Афганистан!» Мне сообщают, что это легендарная «Афганская песня». Маккристал выходит из круга пьющих и обозревает поле боя. «Все эти парни, - кивает он мне. - Я умру за них. А они умрут за меня». Может быть, участники пьянки в Kitty O'Shea's и выглядят как банда озверевших ветеранов, спускающих пар, но в реальности Команда «Америка» - это самая мощная сила, определяющая политику США в Афганистане. Пока Маккристал и его люди обсуждают военные аспекты ситуации, в Кабуле и окрестностях нет места дипломатии. Штатские в Афганистане далеки от того, чтобы быть одной командой: посол США Карл Эйкенберри, специальный представитель Ричард Холбрук, советник по национальной безопасности Джим Джонс, госсекретарь Хиллари Клинтон и еще не менее сорока человек пытаются, каждый на свой лад, влиять на ситуацию. В числе кандидатов на роль нового афганского мессии и бывшие претенденты на президентский пост: Джон Керри и Джон Маккейн. Команда Маккристала поливает грязью практически всех видных дипломатов Обамы. Один из адъютантов Стэнли называет Джима Джонса, генерала в отставке и ветерана Холодной войны, «клоуном», который «застрял в 1985 году». Политики вроде Керри и Маккейна, по словам другого адъютанта, «гавкают, встречаются с афганским премьером Карзаем, критикуют его на какой-нибудь прессухе в аэропорту, а потом возвращаются в Америку, чтобы успеть на воскресные ток-шоу». Только Хиллари Клинтон вызывает в ближнем круге Маккристала что-то вроде одобрения. «Хиллари прикрывала Стэна, когда Обама изучал его стратегию, - говорит один из генеральских прихвостней. - Она так и сказала: «Если Стэну что-нибудь нужно, стоит дать ему то, что он хочет». Особое раздражение у Маккристала вызывает Холбрук, который является экспертом по состоянию дел Талибана и Аль-Каиды. «Босс говорит, что Холбрук - как раненое животное, - говорит один из членов команды Стэнли. - Ему все время доносят о том, что его вот-вот уволят, и это делает его опасным. Он отличный парень, но влез в то, в чем он не может разобраться. Но уж если речь идет о COIN, мы не позволим кому-то там засрать все дело». На одной из остановок по пути в Париж Стэнли Маккристал проверяет почту на своем Blackberry. «Опять он, - выдыхает генерал. - Письмо от Холбрука, даже открывать не хочу». Он все же кликает на послание, читает приветствие вслух, а затем сразу же убирает телефон в карман, совершенно не пытаясь скрыть раздражения.

Еще более нервная ситуация царит в отношениях Маккристала и американского посла в Афганистане Карла Эйкенберри - генерала в отставке, который на дух не выносит Стэнли. Максимального накала ситуация достигла в январе, когда журналисты The New York Times получили перехваченную шифровку Эйкенберри. Посол злобно критиковал стратегию Маккристала, называл президента Карзая «неадекватным стратегическим партнером» и говорил, что антиповстанческие акции Стэнли ничуть не приближают США к победе над Аль-Каидой. Генерал и его штаб были ошеломлены. «Мне нравится Карл, я знаю его много лет, но он никогда не говорил нам ничего подобного, - объяснял Маккристал, который, по его словам, чувствовал себя «кинутым». - Люди просто хотят вписать свои имена в учебники истории. Если мы обделаемся, они смогут сказать: «Мы вас предупреждали!» С президентом Карзаем, которого Эйкенберри упрекал в неадекватности, Маккристал был особенно близок. За последние несколько месяцев Стэнли сопровождал официального афганского лидера в десяти поездках по стране и стоял за его спиной на политических митингах в Кандагаре. В феврале, за день до начала наступления в районе Марджа, Маккристал даже заехал в президентский дворец, чтобы Карзай поставил подпись под приказом о начале карательной операции. Но все было не так просто. Охранники президента сообщили, что тот спит, и после нескольких часов ожидания Стэнли пришлось прибегнуть к помощи афганского министра безопасности, чтобы он все-таки приказал разбудить президента. Впрочем, неконструктивность общения с Карзаем в штабе Маккристала тоже прекрасно понимали. «Он не выходил из своего дворца в течение года», - жаловался мне один из советников генерала. Во время визита в госпиталь Walter Reed Army Medical Center Карзай пообщался с тремя американскими солдатами, которые были ранены в районе Урузган. «Генерал, - звонил он потом Стэнли, - я даже не знал, что у нас там операции».

В марте этого года генерал Маккристал инспектировал блокпост в предместьях Кандагара. За два дня до этого он получил электронное письмо от Израэля Арройо - 25-летнего сержанта, который попросил Стэнли наведаться к ним в бригаду. «Люди начинают терять веру в вас», - писал Арройо. В течение нескольких часов Маккристал ответил сержанту лично: «Я весьма огорчен подозрениями в том, что я не забочусь о солдатах». После этого генерал появился на блокпосте и пошел с солдатами в дозор - не на показушный марш под камерами, а на настоящую боевую операцию. Шесть недель спустя Маккристал получил второе письмо от Арройо. Выяснилось, что 23-летний Майкл Ингрэм - один из солдат, с которыми Маккристал ходил на задание, - погиб при очередном патрулировании. Это был третий человек из взвода Арройо, который погиб за последний год, и сержант просил генерала присутствовать на похоронах. «Вы обратили его в свою веру», - писал сержант. Стэнли сообщил, что прибудет почтить память Майкла при первой возможности. За день до той даты, на которую генерал назначил свой визит на блокпост, я заехал туда, чтобы поговорить с солдатами, которых генерал водил в дозор. Почти все из находившихся там прибыли в Афганистан из Ирака и прошли самые экстремальные испытания войны. Но смерть Ингрэма их по-настоящему разозлила. Они несколько раз просили разрешения артиллерийским огнем уничтожить тот дом, где погиб Ингрэм, но своеобразно понятая их непосредственным командованием политика Стэнли, направленная на замирение афганцев, не дозволяла им этого. Один из солдат показывает мне лист с предписанием, которое недавно было выдано взводу. «Патрулировать нужно только те зоны, где вам не придется защищать себя при помощи огнестрельного оружия», - гласит заламинированная страница. Для солдата, который проехал полмира, чтобы стрелять в людей, это примерно то же самое, что сказать полицейскому: «Ты должен патрулировать только ту территорию, где не можешь никого арестовать». Маккристал и его команда появились через день. Под разбитым тентом генерал в течение сорока пяти минут говорил перед двумя дюжинами солдат.

Атмосфера буквально звенит от напряжения. «Когда я спрашиваю вас, что тут происходит, важно, чтобы вы понимали всю картину в целом, - начинает речь Маккристал. - Вы чувствуете, что проигрываете?» - «Сэр, кое-кто из ребят думает, что мы проигрываем, сэр», - робко говорит сержант Кеннет Хикс. Маккристал кивает. «Сила должна помогать нам идти вперед, когда у нас нет мотивации, - обращается к солдатам генерал. - А мы должны идти вперед. В том числе когда нам тяжело, и особенно когда больно внутри». Следующие двадцать минут Маккристал посвящает описанию теории антиповстанческой стратегии и рисует схемы на доске. Он доступным языком раскрывает идеи COIN, но в то же время старается не предстать перед парнями человеком, который мелет вздор. «За последний год мы вросли в эту землю по колено, - вещает генерал. - У Талибана уже нет инициативы, но и мы, как я думаю, ее еще не перехватили». Маккристал говорит примерно то же самое, что он докладывал в Париже, но энтузиазма на лицах солдат не видно. «На переговорах на высшем уровне можно пускать философию, - шутит генерал. - Но в пехотных войсках она иногда не работает».

Когда наступает пора задавать вопросы, нервы на пределе уже у всех. «Мы больше не внушаем страх талибам», - говорит один из солдат после того, как начинается дискуссия о том, где и когда нужно применять огнестрельное оружие. «Завоевывать сердца и умы благодаря стратегии COIN - это удел хладнокровных, - продолжает гнуть свою линию Маккристал. - Вы не можете перебить всех местных. Русские уничтожили миллион афганцев, но им это не помогло». - «Я не говорю, что надо убивать всех подряд, сэр, - отвечает тот же солдат. - Но чем больше мы будем сдерживать себя, тем сильнее будет их натиск». - «Согласен с тобой, - говорит Маккристал. - На этом участке мы, возможно, и не достигли успеха. Да, мы должны демонстрировать силу, и даже открывать огонь. Но я пытаюсь показать вам, почему это надо делать с осторожностью. Вы хотите уничтожить всех местных и заселить территорию новыми людьми?» Солдат начинает жаловаться, что по новым правилам любой повстанец, который не имеет при себе оружия, автоматически считается гражданским лицом. «Вот это и есть самый тонкий момент в игре, - говорит Стэнли. - Это сложно. Мы не можем стрелять в человека просто потому, что он в рубашке или без нее». Разговор заканчивается, но Маккристал чувствует, что ни на йоту не приблизился к сердцам озлобленного взвода. Он делает последнюю попытку, вспоминая о смерти сержанта Ингрэма: «Я не могу сделать вашу жизнь легче. Нет смысла отрицать, что все происходящее вас ранит. Я не могу заставить вас не чувствовать... Я просто скажу, что вы делаете правильное дело. Не дайте унынию добраться до вас». Маккристал так и не дождался аплодисментов.

Вернувшись в Афганистан менее чем через месяц после встречи в Белом доме с Карзаем, Стэнли Маккристал испытал сильнейший удар по своей антиповстанческой стратегии. С прошлого года Пентагон планировал запустить крупную войсковую операцию в Кандагаре - втором по величине городе Афганистана и главной базе Талибана. Это должно было стать поворотным пунктом во всей войне, ради которого Маккристал требовал дополнительные войска. Неожиданно было объявлено, что операция переносится на осень. Мечты о крупных сражениях и том дне, когда афганская полиция и армия войдет в Кандагар, а американцы станут пользоваться доверием местного населения, пошли прахом.

Новый план осенней операции не в состоянии были четко объяснить даже идеологи COIN. «Это точно будет необычная операция, - говорит один из чиновников Министерства обороны. - На «Падение «Черного ястреба» похоже не будет. Никто не станет вламываться в дома, вышибая ногой дверь».  Другие источники из министерства сообщали, что двери все-таки пострадают, но в целом все будет сделано гораздо изящнее, чем во время атаки американцев в районе Марджа. «Талибан подчинил себе города, - продолжает развивать мысль чиновник. - Мы должны вышибить талибов из городов и при этом не настроить против себя местных жителей». Когда вице-президент Байден взглянул на новый план в Овальном кабинете, он был поражен, увидев, что это практически копия плана антитеррористической операции, который он предлагал сам. «Выбросить кучу денег, решая проблему, значит только ухудшить ситуацию, - говорит Эндрю Уайлдер, эксперт Университета Тафтса, изучающий эффект от инвестиций в южный Афганистан. - Цунами из американских денег усилило коррупцию и окончательно лишило правительство доверия». Антиповстанческая технология COIN привела пока что лишь к тому, что радикально вырос спрос на единственный продукт, который способны производить Маккристал и ему подобные, - непрерывную войну. Вот где причина того, что президент Обама избегает слова «победа», говоря об Афганистане. Победа в данном случае, как видится сейчас, не очень возможна. Даже если ввести в игру второго Стэнли Маккристала.

Rolling Stone №72, Июль 2010

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно