• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

«Алиса» — «Цирк»

25 Сентября 2014 | Автор текста: Андрей Бухарин
ROLLING STONE:
«Алиса» — «Цирк»
© Алиса

Если задуматься, странную жизнь ведут нынче некоторые крупнейшие русские группы, вроде «Алисы» или «Пикника». Имеется в виду, что живут они и работают, как ни удивительно, вне какого-либо медийно-общественного контекста. Каждые год-два исправно выпекают пирожки-альбомы, регулярно играют аншлаговые концерты, но если человек не является их преданным фанатом и слушателем «Нашего радио», узнать о новом релизе он может разве что из афиш, расклеенных по городу. В большой прессе они не анонсируются, и уж тем более, никем не рецензируются. И, что интересно, ситуация эта самих грандов вполне себе устраивает: аудитория их стабильна и преданна, и ее внимания достаточно, чтобы обеспечить финансово жизнедеятельность коллективов. В принципе, это нормальная ситуация для инди-сцены, но согласитесь «инди-артист Константин Кинчев» — звучит смешно, хотя формально и верно. В конце концов, Кинчев — одна из главных фигур русского рока, без которой невозможно представить его историю, человек известный всей стране; это же не Сергей Калугин с его культовой группой «Оргия праведников». Но жизнь теперь устроена так, и дело не только в разрушенной интернетовским «гуляй-полем» музыкальной индустрии, но и в самой продукции, которую бесперебойно поставляют вышеупомянутые артисты.

Последние несколько альбомов «Алисы», отлично записанные и сведенные в Германии, мало различимы между собой, несмотря на самую широкую трактовку индастриал-рока, простирающуюся от хеви-метала «Саботажа» (2012) до почти синти-попа пластинки «20.12» (2011). В них «Алиса» звучит не как великая русская группа, а как один из бесчисленных немецких клонов Rammstein, которые вообще многим здорово ударили в голову. К счастью, на 19-м альбоме «Цирк» Кинчев стал постепенно выходить из под очевидного «раммштайновского» влияния, хотя несколько типичных индастриал-рок боевиков здесь по-прежнему имеется («Охота», «Гаси», «Ток Шок Рок», к примеру). И все же, Кинчев стал возвращаться к самому себе, как в выполненных в классическом стиле «медляках» «Как окончится день», «Цирк», так и в неожиданном, чистой воды панк-роке «Музыки» и «Прыг-скока». И недаром, наверное, в альбом вошли две старые, известные фанатам вещи «Алисы», — это «Такие дела, хозяин» «золотого» 1985 года и «Шанс» 1995-го, посвященный погибшему за два года до того гитаристу Игорю Чумычкину. Альбом вообще напоминает по настроению те бунтарские восьмидесятые, и в нем угадывается тот, молодой Кинчев, которого мы знали когда-то. Интересно, что в безмятежные нулевые Кинчев агрессивно артикулировал свои правые взгляды, за что обвинялся «прогрессивной общественностью» во всех смертных грехах, вплоть до фашизма и экстремизма. И сегодня он мог бы легко и логично влиться в официозный мейнстрим новой линии партии и правительства. Однако почти в каждом треке «Цирка» (название это тоже говорит о многом), Кинчев, как ни странно, резко диссонирует с патриотическим экстазом, в котором сегодня слились воедино народ и власть.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно