• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Pharaoh — «Pink Phloyd»

8 Июля 2017 | Автор текста: Борис Даль
ROLLING STONE:
Pharaoh — «Pink Phloyd»

Фараон


© Дмитрий Семёнушкин, Self-Issued

Как и большинство хороших молодых рэперов, Фараон является еще и отличным режиссером — артистом, готовым к производству многофигурных полотен и способным аккумулировать усилия большой группы людей: ярких прим, статистов, монтажеров, световиков и мастеров камео, способных перевернуть настроение в один миг. Если хорошие молодые рэперы обычно повествуют о разгульной бандитской жизни где-нибудь в Атланте или на Лонг-Бич, Фараон и близкие ему музыканты и битмейкеры, воссоздают эффектный портрет суматошной творческой России. При этом — что ценно для самой молодой аудитории — тексты лишены излишнего морализаторства и напоминают наблюдения зоологического характера. Тут и зарисовки из жизни школьников, не желающих становиться еще одним кирпичом в стене (название релиза отлично рифмуется с содержанием ударного номера «Школа»), и попытки говорить на языке современной прессы — от откровенно желтой, где фигурируют Нагиев с Волочковой, до нео-желтой — такой, как, скажем, Tatler.

Публикация от Rolling Stone Russia (@rollingstonerussia) Июл 8 2017 в 7:53 PDT

Мой стиль. Pharaoh: «Такое время — рэперы пишут тексты в «Заметках»

Собственно, «Pink Phloyd», по общему настроению напоминающий «Channel Orange» Фрэнка Оушена, является саундтреком воображаемого «бала выпускников» или «отвязных каникул», в которых участвуют девочки-мажоры, драг-дилеры и другие типичные персонажи киновселенной, живущие на грани нервного срыва. Для поклонников так называемого «клауд-рэпа» печальная новости: из-за текстов нового формата отошла на задний план нутряная истерия, которая в свое время сделала Фараону имя. Мало того, вторым по значению голосом на диске является обладатель скулящего медового вокала Ноа («Твое место», «Порнозвезда»). Этот русский Мигель в полной мере иллюстрирует городскую тоску детей «десятых», готовых к осмыслению своего места в реальности и искусстве нового поколения.

Помимо рефлексии пластинка явно помогает участникам записи искать идеальную — почти по Марку Захарову — формулу любви. «Суки текут, бокалы бьются, помады нет, руки трясутся», — все это похоже на гранд-финал бала выпускников помянутого журнала Tatler. И независимый мужчина, «набегающий как леопард», вполне может спасти лирическую героиню и превратить ее в «декабристку», которая сопроводит своего мужчину куда-нибудь на болота Салема, где и воздух почище, и не будет назойливой прессы. 

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно