• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Гей в морской пехоте

15 Марта 2012
Гей в морской пехоте
Чисто мужская работа

Те, с кем я служу, не в курсе, что я - гей, - говорит мой приятель морпех. - Если надо, я могу быть реальным мясником». На самом деле парень преувеличивает. В его манерах и внешности много женственности, да и слово «мясник», скорее всего, должно лишь прибавить ему уверенности в себе. Я отдаю себе отчет, что люди не всегда реально оценивают себя. Но когда я говорю, что вы никогда не узнаете во мне гомосексуалиста - это чистая правда. Все просто  - вот уже 17 лет я вожу за нос самую гетеросексуальную организацию на планете.

Я заканчивал колледж, когда записался в армейский резерв. В 1988 году рекрутерам разрешалось спрашивать новобранцев о сексуальной ориентации, и я соврал. Подробностей уже не помню, но в те годы я очень сильно хотел стать военным - это было моей мечтой. Я хотел пойти служить сразу после школы, но отец уговорил меня закончить колледж: «Ты можешь пойти в армию после учебы, но едва ли сможешь учиться после армии». Думаю, он знал меня лучше, чем я сам, поэтому я внял его совету.

Гомосексуальность всегда была в определенном смысле конфликтом для меня. Я всегда знал, что я - гей, и никогда, даже в мыслях, не отрицал этого. В подростковом возрасте я научился не демонстрировал гомосексуальность. Зная, что интерес к девочкам считается нормальным явлением, я старался быть нормальным, и не хотел выделяться. Я всегда был крупнее сверстников, любил спорт, охоту, легко сходился с людьми. Я не любил быть в центре всеобщего внимания, но понимал что удобно находиться где-то неподалеку. Я «отполировал» навыки знакомств с противоположным полом до состояния, что вряд ли кто мог заподозрить во мне гомосексуалиста. Однако в плане общения с девушками я никто не испытывал должного комфорта.

Во время учебы в колледже, гомосексуализм никогда не доставлял проблем. Я удачно притворялся гетеросексуалом все студенческие годы, и даже став резервистом, я жил наравне с коллегами по казарме - отдыхал вместе с ними, вместе с ними учился, пил пиво. В общем, ловко хранил гримасу «настоящего мужика». После колледжа я записался в морские пехотинцы в чине военного переводчика с русского языка. Политика «Don't ask, don't tell» (прим. редактора - DADT, «не говори и не спрашивай» - официальное правило, существовавшее до 2011 года, согласно которому в армии могли служить лишь гомосексуалисты, не открывшие своей ориентации) действовала, и никто не имел право спросить меня о том, являюсь ли я гомосексуалистом.

Очевидно, что служба морпехом отличается от службы в других родах войск. Даже небольшие отличия в поведении от твоих коллег, особенно старших по возрасту, могли сделать твою жизнь как минимум трудной, как максимум - невыносимой. Я должен был притворяться дальше, впрочем это оказалось совершенно не трудным делом. Что любопытно, в военной языковой школе, где происходила ассимиляция к гипертрофированно гетеросексуальной жизни в морской пехоте, я чуть было не стал гомофобом. У меня даже были подружки, женщины, с которыми  мне было интересно проводить время. Я нарочито дистанцировался от сослуживцев, кто по моим понятиям, мог быть гомосексуалистом - это было заметно по их поведению и манерам. Днем я прикалывался над ними, но вечером садился в машину и уезжал в соседний городок, где искал гей бар в отчаянной попытке завести знакомство.

Моим первым местом службы долгое время была Англия, где я даже нашел подругу, чтобы убедительно поддерживать гетеросексуальной образ. Я всегда хотел иметь детей, однако считал, что нетрадиционная ориентация будет серьезным препятствием в этом деле. Я поступил в офицерскую школу и девушка сказала, что хочет ребенка. Не думая о том, как это может повлиять на мою дальнейшую жизнь, я согласился, и даже предложил ей выйти за меня замуж. Я не любил ее, но очень хотел стать отцом, и не быть при этом просто донором спермы. Я верил, что воспитание ребенка (впоследствии и второго) поможет мне сохранить брак.

Я ошибался, и наш союз распался через 7 лет. Все это время я никогда не изменял жене и ничем не выдавал своих наклонностей. Интимные отношения с женой никогда не вызывали никаких проблем. К несчастью, с годами наши взгляды на жизнь оказались столь разными, что дальнейшее проживание под одной крышей стало невозможным. 

Служба в армии позволила мне путешествовать по миру - я считаю себя счастливчиком, и ни секунды не жалею, что побывал там где побывал и общался с теми людьми, с кем общался. Я долгое время служил в тихоокеанском регионе, затем меня перебросили в Ирак, а оттуда - в Грузию. Моя сексуальная ориентация никогда не влияла на качество работы. Я заработал себе безупречную репутацию среди коллег, никогда и никого не подставлял и не предавал. Ко мне относились соответствующим образом.

Я любил своих детей, семью, страну и армию. Да, я соврал, когда записывался в резервисты, и чуть позже, когда принимал присягу перед строем коллег, но моя ложь оправдана тем, что я хотел быть полезным стране, мечтал, чтобы моя жизнь стала частью большого и серьезного механизма. Насколько мне это удалось? Думаю, что вполне.

Когда официально отменили политику DADT, и гомосексуалистам открыто разрешили служить в армии, я было решил, что не буду выдавать себя. На тот момент я «врал» уже 17 лет и не мог поверить, что привык к мысли что невозможно служить в армии и быть самим собой. Я очень боялся, что  мои коллеги пересмотрят отношение ко мне, стоит лишь им узнать правду. Мои опасения оказались не напрасны. Когда в 2011 году пришел приказ об упразднении DADT, всех офицеров части собрали для официальных комментариев по данному вопросу. Мы обсуждали нововведение и я поймал себя на мысли, что никто из стоящих рядом даже не допускает мысли что среди нас могут быть геи. Было сложно решиться на публичное признание. Само собой я не буду носить розовые боа и обувь на каблуках, не буду накладывать макияж, но я устал от лжи. Я не сомневаюсь, что «каминг-аут» серьезно изменит отношение ко мне среди коллег. Дамоклов меч занесен над моей головой, однако я остаюсь тем, кем я был все эти годы. Морпехом. И геем.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно