• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Война с ветряной «Мельницей»: промоутеры противостоят РАО

19 Декабря 2012 | Автор текста: Наталья Шиняева
Война с ветряной «Мельницей»: промоутеры противостоят РАО
Война с ветреной «Мельницей»: промоутеры противостоят РАО

Практически весь российский бизнес, так или иначе связанный с индустрией отдыха и развлечений, вынужден вступать в отношения с Российским авторским обществом: закон позволяет РАО собирать отчисления в пользу авторов музыки с любого, публично эту музыку воспроизводящего, начиная с баров и гостиниц и заканчивая филармониями и промоутерами. Однако далеко не всех устраивает такое положение вещей, доказательством чему служит огромное количество судебных дел с участием авторского общества. Теперь у предпринимателей появился, пусть и весьма призрачный, но шанс отбиться от претензий РАО: 4 декабря Высший арбитражный суд рассмотрел спор крупнейшего российского концертного агентства «Мельница XXI век» и авторского общества. Частично судьи встали на сторону промоутера, однако практика показывает, что от «сотрудничества» со сборщиками оброка организаторам шоу все равно никуда не деться. Обозреватель RS разбирается в противостоянии организаторов концертов и Российского авторского общества, пытающегося состричь свой процент за исполнение любой песни любого исполнителя.

Гражданский кодекс позволяет РАО, имеющему государственную аккредитацию, собирать с любых организаций, которые публично воспроизводят музыку, отчисления в пользу ее авторов. Авторское общество работает как от имени композиторов, заключивших с ним договоры, так и тех, кто такого желания не изъявлял – в интересах неопределенного круга лиц. Для этого РАО заносит в свой реестр практически всю всемирно известную музыку, начиная с произведений Моцарта и заканчивая песнями экс-вокалиста Oasis Ноэля Галлахера. Любому заведению, где играет музыка, РАО предлагает заключить с ним лицензионный договор, по которому оно будет получать в пользу авторов от 5 до 10% от выручки организатора мероприятия (если выручки нет, плата зависит от площади места). Заведение должно отчитываться перед РАО, какие песни и когда у него исполнялись, и платить. Эти гонорары общество, по идее, передает авторам, за минусом своей комиссии – она составляет четверть от полученной суммы. Единственным способом избежать таких тесных отношений с РАО является заключение лицензионного договора напрямую с автором музыки. Иначе начинаются проблемы: представители авторского общества имеют право посещать любые заведения и мероприятия в целях «контрольного прослушивания». Узнав, что где-то играла музыка, права на которую исполнитель (или же организация, которая эту музыку использовала) не получил, авторское общество через суд требует не только сам долг, но и штраф за непредоставление сведений о звучавших произведениях, который рассчитывается по формуле 100 руб. за каждый день «умолчания».

Судебная практика складывается по-разному: мелким предпринимателям тягаться со сборщиками оброка не по зубам, а вот большим акулам шоу-бизнеса это вполне по силам. Самый крупный участник судебных разборок с авторским обществом – концертное агентство «Мельница». Его юристам удалось выиграть у РАО целую серию дел в судах (по итогам концертов Григория Лепса, «Машины времени», Пелагеи, Гарика Сукачева и других). Все они достаточно однотипны, а до Высшего арбитражного суда первым дошел спор, связанный с московским концертом всемирно известной группы Muse. Своей участи в суде ждет еще одно дело с участием тех же сторон, только касается оно концерта Элтона Джона, по итогам которого «Мельница» также отказалась платить отчисления РАО.

Организованный «Мельницей» в мае прошлого года концерт Muse и разогревающих их американцев We Are Scientists прошел в СК «Олимпийский» при полном аншлаге, собрав около 25 тысяч зрителей и 80 миллионов рублей выручки. Накануне концерта «Мельница» заключила с Российским авторским обществом лицензионный договор, по которому должна была заплатить ему 5% от заработка за «право использования обнародованных произведений, входящих в репертуар РАО» . Но в договоре не был указан конкретный перечень песен, исполнение которых «Мельница» должна была оплатить. На концерте Muse и We Are Scientists исполнили только собственные произведения, авторами которых были Мэтью Беллами, Крис Уолстенхолм и Доминик Ховард, а также Крис Кейн, Кит Мюррей и Майкл Тэппер из We Are Scientists. Поэтому «Мельница» заплатила музыкантам напрямую, правда, подписав с ними договор лишь спустя полгода после концерта. Юристы объясняли такое промедление утрясыванием всех налоговых формальностей сделки. Не заплатив РАО ни рубля, «Мельница» через суд потребовала считать договор с ним незаключенным, сославшись на то, что в нем не было конкретного перечня песен. Суды всех инстанций согласились с «Мельницей», а уже в феврале этого года промоутер и РАО разрешили свой конфликт – авторское общество сделало «Мельнице» коммерческое предложение, от которого та не смогла отказаться. Впрочем, РАО решило судиться дальше – по словам представляющего «Мельницу» юриста Максима Сосова, чтобы нивелировать прецедентные решения судов в пользу его клиента и не дать повода остальным представителям шоу-бизнеса оспорить лицензионные договоры. Так не имеющие уже между собой разногласий «Мельница» и РАО 4 декабря оказались в высшей судебной инстанции, решения которой ждали многие представители бизнеса, имеющего хоть какое-то отношение к музыке.

При рассмотрении дела юрист «Мельницы» поведал его новые подробности: например, что песни Muse появились в реестре РАО уже в процессе судебного разбирательства. Он также рассказал, что договор с авторским обществом «Мельница» заключала только на предмет чужих песен, которые музыканты могли бы исполнить на концерте, и права на которые им не принадлежат. «Группа Muse выражала озабоченность тем, что РАО может получить их авторское вознаграждение, распределив его разогревающей группе We Are Scientists, которые в силу принципа пропорциональности получили бы едва ли половину», – также поведал юрист. А Российское авторское общество заявило, что все гастролирующие по России иностранные музыканты в курсе того, что должны заключать с обществом лицензионные договоры, поскольку подобные РАО организации существуют по всему миру.

Впрочем, сенсации не случилось – «вышка» отправила дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. Этот исход устроил обе стороны: теперь «Мельница» намерена отказаться от иска, выполняя условия достигнутого с РАО соглашения, содержание которого не раскрывается. При этом в решении судей все же есть нечто обнадеживающее: они пришли к выводу, что поскольку концертное агентство напрямую заплатило правообладателю, оно не должно платить по второму разу еще и РАО. При этом не имеет значения, что с музыкантами договор был заключен позже, чем с авторским обществом, ведь у последнего не может и не должно быть собственного интереса. «Если автор сам распорядился своим правом, то цель защиты этих прав достигнута, и нет необходимости привлекать посредника, – прокомментировал решение по делу один из судей-докладчиков Сергей Сарбаш, – было бы неправильно, если бы организация по управлению правами вынуждала авторов теми или иными, пусть даже законными способами, заключать договор с РАО».

Однако суд также признал, что лицензионный договор с РАО без конкретного списка оплачиваемых произведений имеет силу, тем более что, как правило, договоры такого плана авторское общество заключает не под конкретное событие, а, например, на год, со ссылкой на свой реестр. Но с этим готов поспорить другой юрист «Мельницы» – Анатолий Семенов, по словам которого РАО зачастую загоняет именно промоутеров в кабальные условия. Семенов рассказывает, что все договоры РАО типовые, и изменение любого пункта грозит тем, что общество откажется его подписывать. «И если самому РАО торопиться, по сути, некуда, – продолжает юрист, – то у промоутера нет времени торговаться, потому что у него уже назначена дата концерта, которую нельзя изменить».

Источники, близкие к музыкальному бизнесу, объясняют, что на самом деле в каждом конкретном случае зависит от артиста, с кем он хочет заключать договор о вознаграждении за исполнение им своих произведений – с РАО или с промоутером. Например, Элтон Джон, выступавший в декабре 2010 года в «Крокус Сити Холле», в отличие от Muse, решил получить вознаграждение от авторского общества, а не от «Мельницы», и тому есть свои причины. Как рассказывает представитель «Мельницы», «в случае с Muse, как и в случае с Элтоном, мы предприняли все от нас зависящее для заключения прямых договоров с правообладателями. В обоих случаях РАО сразу же оказало давление на своих иностранных контрагентов (таких же коллективных управляющих), членами которых являются Элтон и Muse. Те вышли на продюсеров и начали им рассказывать, что «Мельница» мошенники. Нам пришлось в достаточно жесткой форме привести продюсеров в чувство с указанием правовых оснований для заключения договора напрямую. В случае с Элтоном мы, тем не менее, получили отказ, а в случае с Muse – они согласились».

Однако дело не только во влиянии, но и в экономической составляющей. Чем крупнее и известнее исполнитель, чем больше у него обороты, тем серьезнее у него команда юристов, основная задача которых – вывести любые денежные поступления их клиента из-под налогооблажения. Так, рассказывают источники, у Элтона Джона для этих целей даже существует специальная фирма под названием «Хитрый поросенок». При этом получение авторских отчислений от российского промоутера для любого иностранного музыканта - все равно что удар под дых в плане налоговых последствий. Совсем иначе дело обстоит с РАО, которое освобождено от уплаты НДС, поскольку получаемые им деньги не являются доходом. Аналогичное регулирование применяется ко всем подобным организациям по коллективному управлению авторскими правами в мире, которые входят в международную ассоциацию CISAC. При этом, по словам юриста Анатолия Семенова, между собой члены ассоциации обмениваются не только репертуаром своих авторов, внося их произведения в реестр друг друга. Организации также собирают друг для друга отчисления в каждой стране. Поэтому, например, отчисления, которые РАО получит за исполнение произведения английского композитора, оно перечислит не ему напрямую, а аналогичной организации в Англии – PRS. Только вот, продолжает Семенов, реального перечисления денег не происходят – все члены CISAC функционируют по принципу взаимозачета друг с другом. А раз нет перечислений, не происходит и уплата налогов, что выгодно и самим музыкантам. Поэтому многие российские промоутеры продолжают заключать лицензионные договоры с РАО на невыгодных для себя условиях.

Вместо послесловия стоит отметить, что трудные времена настали сейчас у самого РАО: его деятельностью заинтересовались российские налоговые службы. Они обратили внимание на полученные, но нераспределенные авторским обществом гонорары за 2007 год. Поскольку эти деньги так и не ушли авторам, налоговая квалифицировала их как доход и потребовала с РАО заплатить с него налог в размере более полумиллиарда рублей. Дело рассматривается, и РАО его пока проигрывает.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно