• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Интервью RS: Мэтт Тэйбби

27 Июня 2012 | Автор текста: Ник Пинто
Интервью RS: Мэтт Тэйбби
Мэтт Тэйбби

© Slow Food
Вас часто сравнивают с Хантером Томпсоном. Когда вы впервые прочитали его «Страх и ненависть в Лас-Вегасе?»

Отец, известный журналист Майк Тэйбби, говорил мне о том, что Томпсон пишет ежемесячные обзоры в Rolling Stone и все с нетерпением ждут этих статьей. Саму книгу я прочитал в старших классах школы, потом перечитал ее, заканчивая колледж.

Вам приходилось встречаться с Томпсоном?

Нет, но мы однажды разговаривали по телефону. Меня наняли для редактуры книги о гонзо-журналистике, причем у меня совсем не было денег в то время. Я сел и задумался, что же такое гонзо-журналистика, и в голову пришло имя Хантера Томпсона. Я позвонил ему, рассказал, что редактирую книгу, попытался узнать его мнение о том, что представляет собой «гонзо». Хантер был краток: «Не имею ни малейшего представления об этом. Сколь сильно вам нужны деньги?» Я сказал, что очень нужны. «Не завидую вам», - ответил Хантер, и повесил трубку.

Во вступлении к книге «Campaign Trail » вы назвали Хантера Томпсона лучшим американским рассказчиком со времен Марка Твена. Чем вас привлекает его творчество?

Хантер великолепен, хотя в той книге я понаписал кучу всякой фигни. Главное в ремесле писателя - поддерживать контакт со своей аудиторией, чувствовать ее, поднимать те вопросы, которые волнуют людей, или они находят этим темы любопытными. У Томпсона это чутье было невероятно развито.

Вы признавались, что часто используете гиперболы в темах, на которые точно обратят внимание ваши читатели. Томпсон пользовался этим приемом? 

Определенно, да. Он всегда был максималистом в высказываниях. Каждый злодей в его произведениях был самым опасным злодеем на свете. Что любопытно, это всегда выглядело убедительно - очень похоже на правду. По этой причине я не могу сказать, что книги Хантера имеют какую-либо историческую ценность.  Все работы Томпсона я воспринимаю только как художественную литературу.

Что для вас важнее - факты или написание текста, который вызовет резонанс среди читателей? Оправданно ли искажение фактов ради высшей правды? 

В этом я не похож на Хантера. Он - художник, я - репортер. Он писал повести, в то время как я занимаюсь журналистикой в чистом виде - анализирую факты и делаю комментарии. Мы работаем в разные годы, к тому же я пытался писать в его стиле, и это не получилось.

Что вы чувствуете, когда вас сравнивают с Томпсоном?

Каждый раз я немного смущаюсь и говорю, что я и он делали абсолютно разные вещи. В моей юности было время, когда я напоминал  себе Хантера, но это уже в прошлом. Сейчас меня больше привлекает работа журналиста и редактора в ее классическом понимании.

Как вы можете описать политический порядок на планете?

Все очень похоже на начало 1960-х годов. Мы пережили сравнительно долгую эпоху стабильности и культурного консерватизма, причем людей не устраивает то, как работает мировая экономика. Акции «Оккупируй Уолл-стрит» тому подтверждение. Хантер Томпсон, насколько я знаю, очень любил это время. В людях сейчас очень много идеализма, и акции «оккупантов» - это идеализм разочарованных людей. Многие считали Обаму, говоря словами Томпсона, «гигантской акулой»,  однако он на поверку оказался обычным политиком-демократом, совершающим стандартные ошибки. В современной американской политике слишком много цинизма. Те, кто сидят на Капитолийском холме, не считают необходимым быть честными и во всем ищут компромисс. На волне недовольства этим Обама выиграл прошлые выборы.

Как вы считаете, как Томпсон относился бы к Обаме?

Мне кажется, он был бы в целом расстроен, хотя поначалу, скорее всего,  симпатизировал бы ему. Так же было с Джонни Картером - Хантер поначалу повелся на его харизму, но потом отверг.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно