• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Артемий Троицкий: «Русские музыканты мне гораздо интереснее, чем их музыка» (Архив RS, 2006)

5 Марта 2013 | Автор текста: Александр Кондуков
Артемий Троицкий: «Русские музыканты мне гораздо интереснее, чем их музыка» (Архив RS, 2006)
Артемий Троицкий

О себе

Я увлекающийся, очень поверхностный человек. Ну, такой воздушный тип, знак Близнецов. Покровитель – Меркурий, стихия – воздух. Мне очень скучно заниматься одним и тем же. Для меня самое приятное времяпрепровождение – это менять род занятий, да еще и путешествовать туда-сюда.

О российской музыкальной журналистике

Россия гораздо более литературная страна, нежели Англия и Америка. Журналисты у нас любят пописать, порезвиться, поиграть со словом, посте**ться и так далее. С другой стороны — Англия и Америка, у которых поп- и рок-культура укоренены многими десятилетиями. Если в Росси есть, скажем, русский рок, то это пародия на рок, стеб по поводу рока. И как к нему относиться – это большой вопрос. В Англии и Америке рок – серьезная часть культуры, да и артисты у них куда серьезнее, чем у нас.

Если говорить о русской рок-журналистике, то она изначальна была выращена на полянке, где нужно было говорить эзоповым языком. Что касается меня, то я писал о Led Zeppelin и Soft Machine в изданиях, ориентированных на пропаганду. Приходилось вывертываться, чтобы писать о своих любимых артистах, чтоб не было стыдно перед музыкантами, и при этом публиковаться. Если говорить о русской подпольной журналистике, то она во многом была основана на стебе, на иронии, на выдумке вместо фактов. Журналисты вроде Гурьева вообще писали рецензии на несуществующие альбомы несуществующих групп. То есть, она зарождалась в мутантской среде, и особо равнять их с западной журналистикой не стоит. Я сейчас о музыке практически вообще не пишу, это общеизвестный факт. Картина про «Мир поп» — это вообще книжка, которую я не писал. Это я сейчас имею возможность что-то обдумывать, а там перед аудиторией у меня просто не было возможности артикулировать. Если когда-нибудь найдутся люди, которым будет интересно заняться моим творчеством, то они конечно подсчитают, что я столько-то употребил слово «шизофренический», столько-то — «лунатик», а столько-то – слово «родина». Я считаю, что я хорошо пишу, и мне многие об этом говорят. Но я никогда не вырабатывал свой стиль, никогда не тренировал, а уж тем более не анализировал. Я пишу совершенно интуитивно, как бог на душу положит.

О мстительности и рукоприкладстве

Еще Паук отлично пишет; правда, о музыке — совершенно неинтересно. На порнофильмы он здорово рецензии пишет. Я человек хотя и злопамятный, но очень выборочно, и совершенно не мстительный. Есть некоторое количество людей, которые в отношении меня совершили подлые поступки, и я не прощаю их никогда. Но это надо очень сильно постараться. Если бы у вас пошла рубрика под названием «критик Троицкий», все было бы в полном порядке. Точно так же, когда до меня доходят слухи, что кто-то там обо мне нелестно высказался, типа истории с «Тараканами!» — меня это не коробит. Это все слова. Сколько я народу опустил — почему бы и по мне не проехаться? То, на что я реагирую сурово, связано с подлостью. Того же Александра Градского я не подпущу к себе близко никогда. И если увижу в подходящей обстановке — дам ногой по яйцам. Это старые, давно проехавшие истории, которые живописуют Градского как сволочь, стукача и труса. С таким букетом характеристик я мириться не могу, к сожалению. Есть, скажем, такой Дима Шавырин, много лет он был ведущим рубрики «Звуковая дорожка» в «Московском комсомольце». У нас с ним тоже были взаимные пикировки, которые дошли до мордобоя с моей стороны — в том же 1991 году на концерте AC/DC. Этого Диму я уже давно простил, и когда мы с ним встречаемся, у нас происходят совершенно милые объятия и разговорчики. Все, что он сделал, — это написал несколько раз обо мне лживые факты. В то время это было просто сделать, поскольку тогда я был таким сомнительным типом, и пинать меня многим казалось очень почетным.

В смысле мордобоя раньше я был очень легок на подъем. Сейчас у меня есть с этим проблема. Когда я раньше кого-нибудь бил, то делал это очень основательно. У меня ноги гораздо сильнее, чем руки, и то, что мне больше всего нравится, это засаживать таким псевдо-каратистским образом ногой в челюсть. К сожалению, сейчас я основательно повредил колено — не могу нормально ни прыгать, ни бегать. То есть могу, но так — ковыляя. И моя любимая правая нога — это уже не боевая нога. Поэтому с драками пришлось завязать.

О русском роке и отношении музыкантов к собственному творчеству

Музыка русского рока никогда не производила на меня ни малейшего впечатления. Я могу найти одну-три песни, которые мне по-настоящему нравятся в музыкальном отношении. Это бывает крайне редко. Так что мне приходилось идти по протоптанной тропиночке человеческих отношений, и русские музыканты мне гораздо интереснее, чем их музыка. Когда они перестают представлять интерес как личности, вся их музыка от меня отваливается и уходит в какую-то папку.

Я не могу дать какого-то точного анализа. Борю Гребенщикова сегодняшнего в первую очередь волнует быт. Ему нужны комфорт, семья и деньги. Юру Шевчука в большей степени интересует общение, он любит поболтать и проводить время с друзьями. Костю Кинчева интересуют проблемы идеологического плана, в которых он запутался и пытается запутать других. Про Бутусова не могу ничего сказать, потому что общаюсь с ним крайне мало и эпизодически. Как это ни странно, я б сказал, что больший интерес к музыке и к сочинению собственной сохранил Андрей Вадимович Макаревич. На самом деле, он больше других любит писать новые песни. В отличие, скажем, от Гребенщикова, который сейчас работает на автопилоте. Проблемы семьи и своего внутреннего царства на чаше весов сильно перевешивают его интерес к музыке.

Об отношениях с мировыми знаменитостями

Мои личные отношения с музыкантами мне помогают, потому что часто в жизни они оказываются дико интересными людьми. Дэвид Боуи — отличный парень, Алекс Капранос из Franz Ferdinand — просто милашка. Алекс, я думаю, будет вторым Джаггером. Жаль, что он уже не мальчик, ему 32. Недавно я обнаружил у себя в архивах группу под названием The Karelia. Немолодой, но душой юн — это такой психо-физический тип британских живчиков. Джаггер точно такой же. В принципе, я считаю, что невозможно быть слишком умным для чего бы то ни было. Приструнить и пригасить мозги всегда можно сделать, а нарастить скорее всего вообще нет возможности. Мне не нравится, когда умные ребята начинают разбрасываться собственно мозготовитостью и умничать. Тот же Боуи позволяет себе это крайне редко. Или вот отличный парень, Нил Теннант из Pet Shop Boys, недавно мы с ним ночку провели. Он первостатейный интеллектуал, мы с ним проговорили несколько часов исключительно о политике и философии. При том, что PSB — это абсолютно попсовая группа и нет там никакого прогрессив-рока, артхауса и всего остального. «Потемкин» — это единственный раз, когда его повело. У меня стоит на полке уже полгода, надо послушать.

О Петре Мамонове и своем участии в судьбе музыканта

Я отношусь к «Отзвукам Му» как к дружескому капустнику. По поводу надругательства над Мамоновым: это просто смешно. Петя Мамонов сам над кем хочешь надругнется, потом догонит и надругнется еще раз. Такой он человек, и такова его муза. С Мамоновым история такова, что человек он — тяжелый (естественно, его большой талант выносится за скобки), не ахти какой приятный, очень неблагодарный. Малопредсказуемый в своих реакциях, что для артиста хорошо, а для дружеских отношений — неважно. К тому же у него имеется жена Ольга, которая в нем эти качества катализирует. Последний раз я вступал в какие-то отношения с четой Мамоновых, когда мне пришло письмо в защиту Петра от съемочной группы документального фильма о нем же. Назывался этот фильм «Темный Му», по-моему. Вполне неплохой фильм, достаточно лестный, хотя и не очень вяжущийся с современными религиозными воззрениями Петра. Но на все зигзаги петровского менталитета не угодишь — он то пьет, то курит, то атеист, то православный, то буддист, то еще кто-нибудь. Ну вот попал этот фильм каким-то неправильным образом на новообретенные православные воззрения Петра. И в этом письме, в частности, было сказано, что я назвал этот фильм надругательством над Мамоновым. Чего я не говорил. Я совершенно честно, по просьбе режиссера фильма потом даже написал: «Я не считаю этот фильм надругательством над Мамоновым. И никогда таких фраз не произносил. Точка».

После этого Петя и Оля с моего радара исчезли. Проблема в том, что нельзя в угоду собственному мракобесию совершать некрасивые поступки в адрес людей, которым ты многим, если не всем, обязан. То есть, у Пети Мамонова есть мама и папа, которые щедро наградили его в генном отношении, а также имеются люди по имени Александр Липницкий и Артемий Троицкий, которые, в общем-то, сделали всю его карьеру. Против этого факта пройти невозможно. Ну, может быть, есть еще режиссер Рашид Нугманов, который запустил его в кино. Что до «Отзвуков Му», то я по-прежнему буду с удовольствием петь в этой группе. Если Ольга Мамонова подаст на меня в суд за то, что я без разрешения пою песни Петра, исполняя сочиненные им произведения, Петя перейдет у меня в ту же категорию, что и Александр Борисович Градский.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно