• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Трамп-пункт: миллиардера поработили телерейтинги

10 Марта 2013 | Автор текста: Дэн Хайман
Трамп-пункт: миллиардера поработили телерейтинги
Дональд Трамп

Дональд Трамп знает главный закон телевидения: здесь все решает только рейтинг, даже если речь идет о его любимой дойной корове — шоу «The Apprentice», в котором он на протяжении десяти лет и тринадцати сезонов увольняет людей. «Это очень просто, — говорит Трамп RS накануне премьеры нового сезона. — Ты можешь быть милейшим парнем или совершенно чудовищным человеком, но на экране ты остаешься только если получаешь рейтинги».

В последнее время Трамп предпочитает видеть героями шоу знаменитостей. Он пришел к выводу, что зрителям интересней смотреть на знакомого по какому-то фильму парня, который изо всех сил пытается урвать дополнительную славу, чем на простых безработных, бьющихся друг с другом за место под солнцем.

В новой части «Celebrity Apprentice», недавно стартовавшей на NBC, заботливо причесанный магнат собрал неординарную компанию: помимо прочих в шоу участвуют Ди Снайдер из Twisted Sister, солист Poison Бретт Майклс и чудаковатый Гэри Бьюзи.

Чтобы отметить премьеру, человек, который чуть было не стал кандидатом в президенты, но решил, что лучше продолжать песочить Денниса Родмана на совещаниях, поговорил с RS о новом этапе шоу, поражении Митта Ромни, позиции в отношении контроля за оружием и, разумеется, своих волосах.

Помимо денег, у вас есть еще какие-то причины продолжать шоу?

Программа всегда была крайне успешна. Вы знаете, что по всем рейтингам первый сезон стал самым успешным телешоу? Если бы не удавалось держать высокую планку, я бы этим не занимался.

Почему «The Apprentice» остается на вершине, а все подражания проваливаются?

Потому что только здесь работает Трамп! (Смеется.) Есть одно правило в телебизнесе: все решает рейтинг. Ты можешь быть милейшим парнем или совершенно чудовищным человеком, но на экране ты остаешься только если получаешь рейтинги.

Позади уже тринадцать сезонов – вы довольны работой?

Мне нравится заниматься шоу. Все происходит естественно и без особого напряжения для меня — если б оно появилось, я бы уже ушел.

В последнее время вы предпочитаете делать версию шоу с участниками-селебрити.

Многие хотят, чтобы «The Apprentice» вернулся к оригинальной версии времен первого сезона, в котором участвовали обычные люди, ищущие работу. Но я решил, что со знаменитостями будет интереснее. Сейчас с нами Деннис Родман, Гэри Бьюзи, Ла Тойя Джексон, Трейс Адкинс и Пенн Джиллетт. Отличные герои — причем, все, кому мы предложили сниматься, сразу соглашались.

Многие знаменитости после программы оказываются в центре внимания.

Джоан Риверз могла бы вам сказать: до «The Apprentice» у нее было слишком много свободного времени, а теперь она самый востребованный комик в стране. Вы знаете, что стало с Пирсом Морганом (победитель «Celebrity Apprentice», с 2011 года заменил в вечернем эфире CNN ушедшего на пенсию Ларри Кинга — прим. RS). До того, как Трейс Адкинс пришел в программу, о нем слышали немногие, а потом его диск стал кантри-альбомом №1. Арсенио Холл теперь ведет собственное вечернее шоу. Деннис Родман... поехал в Северную Корею — теперь он любит северокорейцев больше, чем нас.

И где же ваша доля?

Хотел бы я знать!

Люди хорошо принимают Дональда Трампа?

Вы знаете, это очень интересно. Опросы показывают, что после того, как я начал делать «The Apprentice», ко мне стали относиться лучше. Я делаю шоу, на котором постоянно увольняю людей, и благодаря этому стал гораздо симпатичнее! Видимо, раньше меня считали абсолютным чудовищем.

Несколько лет назад, когда вы собирались участвовать в президентских выборах, вы говорили, что кампания сорвалась из-за положения о равном распределении эфирного времени — в случае вашего участия всем кандидатам тоже должны были дать два часа в прайм-тайм.

До сих пор считаю, что это несправедливо. И, честно скажу, если б не эта загвоздка... Я ведь лидировал в опросах тогда. Если бы я продолжал вести шоу во время предвыборной кампании, Рик Санторум и все остальные получили бы по два часа в эфире NBC. Смехотворно. По-моему, это дискриминация.

Никто не хочет смотреть на Рика Санторума два часа!

Да, не думаю, что он имел бы успех. (Смеется.)

В 2011-м году в интервью RS вы назвали Вашингтон «городом великой некомпетентности».

С тех все стало еще хуже, разве нет? Достаточно вспомнить сокращение бюджета и отмену налоговых льгот. Там нет лидеров. Там нет идей. Там ничего нет.

Значит, результатами выборов вы недовольны?

Ромни хороший человек, но некоторые люди его совершенно не поняли. Он должен был выиграть эти выборы. Правда, я не уверен, что он действительно собирался победить.

В чем был его провал?

Кое-что в его поступках мне не понравилось: вот он купил в магазине продукты, толкает тележку к выходу, а дверь не открывается — просто потому, что он никогда дверей сам не открывал. В последние две-три недели кампании ему пришлось нелегко, и, конечно, ситуация после урагана не добавила ему очков.

Было нелегко смотреть, как он падает перед самым финишем?

Я думаю, он окончательно потерял шансы буквально накануне выборов. Но, вообще-то, республиканцы сработали плохо, все обстоятельства были за то, чтобы они победили.

Вы раньше высказывались против контроля над оборотом оружия. Пирс Морган, который выступает против распространения оружия, после трагедии в Сэнди Хук стал приглашенным консультантом в первом эпизоде нового сезона «The Apprentice». Я так понимаю, вам придется прийти к какому-то общему мнению по этому вопросу?

Смотрите, у плохих парней есть пушки. Если у плохих парней есть пушки, вы должны чем-то от них защищаться. Вопрос одновременно очень простой и очень сложный. Если кто-то начинает вооружаться, его противники тоже вооружаются. Другое дело, если б вообще ни у кого не было оружия. Но у американцев оружие было всегда. Самое интересное, запрет на ношение и хранение может коснуться только тех, кто и не собирался использовать оружие в преступных целях. Я знаю, что у Пирса иное мнение — и это нормально, я все равно его очень уважаю.

Прежде чем мы попрощаемся, я обязан спросить: наверное, вас уже тошнит от людей, которые говорят о ваших волосах?

Да у меня уже иммунитет. В общем-то, это ведь комплимент. Барбара Уолтерс спросила во время интервью: «Могу я потрогать твои волосы?» — «Да» — «Это настоящие волосы!» И я сказал ей: «Барбара, ты давно меня знаешь, ты и так знаешь, что они настоящие». Это мои волосы, понятно?

Верю вам на слово.

Это мои волосы.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно