• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Эрик Шлоссер: «Ядерную катастрофу может спровоцировать гаечный ключ»

11 Октября 2013 | Автор текста: Райан Деверо
Эрик Шлоссер: «Ядерную катастрофу может спровоцировать гаечный ключ»
Эрик Шлоссер

© с facebook-страницы

В своей новой книге «Оперативное управление» («Command And Control») Эрик Шлоссер, специализирующийся на журналистских расследованиях и много раз писавший для RS, рассказал о том, как Арканзас еле спасся от ядерной катастрофы и еще о многих случаях, которые могли иметь вполне апокалиптические последствия. Потратив шесть лет на написание книги, Шлоссер обнародует факты о происшествиях, которые американское правительство держало в секрете. Став самым продаваемым автором по итогам 2001 года, когда свет увидела его книга «Нация фаст-фуда», начало которой было опубликовано в RS, Шлоссер теперь пишет о ядерном вооружении и людях, принимавших на себя огромные риски во время Второй мировой и Холодной войн. Накануне старта продаж «Оперативного управления» Шлоссер поговорил с RS о результатах своего исследования и о проблеме разоружения. «Я не говорю, что скоро наступит апокалипсис, — разъясняет свою позицию Эрик, — но нам действительно пора задуматься».

Давайте начнем сразу с важного вопроса: сколько раз США могли оказаться в эпицентре ядерной катастрофы?

Хороший вопрос. Это секретная информация, и я сделал все, чтобы узнать правду. Пентагон насчитывает тридцать два случая использования ядерного оружия — и считается, что это были действительно серьезные ситуации. Но если просмотреть этот список, то можно понять, что там не учитываются непредвиденные детонации в землю, а я знаю, что они были. Так что ответ такой: больше, чем один и гораздо больше, чем то количество раз, при котором мы могли бы чувствовать себя комфортно. Тот случай, о котором я писал, мог разрушить штат Арканзас, когда Билл Клинтон был губернатором. Я писал также еще об одной ситуации, которая произошла после инаугурации Джона Кеннеди — тогда мог быть уничтожен весь север Нью-Йорка. Это самые страшные механизмы, которые были созданы человечеством. Каждая страна, у которой есть ядерное оружие, должна понимать, какой это риск не только для ее врага, но и для ее народа.

Вы писали книги на разные темы — от фаст-фуда до запрета марихуаны. Что подвигло вас на то, чтобы заняться темой ядерного оружия?

Я был в Колорадо-Спрингс и проводил время с работниками из организации Космического командования ВВС США, и они рассказали много историй о ядерном оружии. Я услышал о ситуации в Дамаскасе (Арканзас), и мне показалось это просто невероятным. Я никогда не слышал об этом. Я не мог поверить в то, что это действительно произошло, и тогда я решил, что должен обязательно об этом написать. И чем больше информации я узнавал, тем яснее понимал, что это был не единственный случай. Много лет мы знали только о тех происшествиях с использованием ядерного оружия, которые не приносили больших уронов. Нам очень-очень-очень-очень повезло, что ни один большой город не был разрушен после Нагасаки. Но нет никакой гарантии, что удача будет сопутствовать нам и дальше.

Как Radiohead вдохновили Эрика Шлоссера на «Оперативное управление»

Почему вы сконцентрировались на опыте именно простых людей, ставших свидетелями подобных происшествий?

Знаете, у нас нет нехватки информации о Холодной войне, о тех временах постоянно говорят историки, президенты рассказывают об отношениях с Россией. Но мы ничего не знаем об обычных людях, которые служили на объектах и брали на себя гигантские риски. Я рассказываю историю о парне, который занимался контролем и демонтажем ядерного оружия. Это очень нервная работа, и люди подвергают себя большому риску, чтобы предотвратить катастрофу. Я думаю, что такие истории нужно рассказывать. Для меня было важно показать не только некомпетентность бюрократов, но и потрясающий героизм обычных работников. Есть мемориал, посвященный жертвам Вьетнамской войны, но нет мемориала, посвященного людям, которые работали во время Холодной войны, — многие из них погибли, хотя никакой войны официально не существовало.

Как проходило ваше исследование?

В отличие от нашего правительства, я сделал все для того, чтобы мои источники были как можно более прозрачными. Так что в конце есть гигантский библиографический справочник, на составление которого ушла масса сил, но он был необходим для того, чтобы люди знали, откуда я взял информацию. Тот, кто не хочет читать об источниках, может этого и не делать. Но это как некая карта всей книги. Я оставил очень мало материала, происхождение которого установить не удалось — в основном все задокументировано. Думаю, это очень важно, потому что правительство так долго все это скрывало и вокруг было столько дезинформации.

Какие самые выдающиеся открытия вы сделали?

Самое выдающееся открытие заключалось в том, как близки мы были к тому, чтобы ядерные взрывы затронули почву. Еще меня поразило то, что одна маленькая ошибка могла привести к страшной катастрофе. Причиной аварии в Дамаскасе стало то, что кто-то крутил гайку торцевым ключом, и ключ сорвался. Мысль о том, что из-за гаечного ключа может начаться светопредставление кажется невероятной, но были и другие подобные случаи: например, однажды во время работ с межконтинентальной баллистической ракетой для замены предохранителя стали использовать обычную отвертку — в результате оказалась повреждена боеголовка.

В последнее десятилетие гораздо больше говорят о терроризме, нежели о ядерной опасности, и мы почти ничего не знаем о ядерном оружии. Что вы можете сказать об этом?

У американских людей как будто появляется амнезия, когда начинается разговор о ядерном оружии. Половина населения США не родилась или была слишком мала, когда пала Берлинская стена и распался Советский Союз. Одна из главных причин, по которым я решил написать книгу, — это напомнить людям, что это оружие существует и что очень легко может произойти трагедия. Я критически отношусь к людям, отвечающим за ядерное оружие, но мы сами его создали. Но я думаю, у нас оно одно из самых безопасных в мире. Оружие, принадлежащее Пакистану, Индии или Северной Корее, тревожит куда больше: мы не представляем, как эти страны могут распорядиться этими сложнейшими установками и могут ли они обеспечить их безопасное обслуживание. Люди могут спорить о том, что именно должны делать Соединенные Штаты, но они должны знать, какие есть варианты, и должны осознавать, какие есть риски.

Насколько безопасно ядерное оружие, которое существует сегодня в Америке и других странах?

В последние несколько лет у людей, работающих с ядерным оружием, возникло множество проблем. Самый дикий случай, который я описываю в книге, произошел в 2007 году. Военные на полтора дня потеряли полдюжины ракет с ядерными боеголовками: их просто вытащили из шахт и погрузили в какой-то самолет, не оформив надлежащим образом документы. Невероятно, что такое вообще возможно, но на воздушные службы, обслуживающие ракетный комплекс, продолжают накладывать взыскания и приостанавливать их сертификаты — то есть, это происходит снова и снова.

Несколько лет назад целая эскадрилья ракет «Минитмен» пропала с радаров, операторы не могли их найти. В ВВС сначала отрицали возможность вмешательства со стороны, но позже они признали, что сами опасались, что кто-то взломал всю систему, управляющую оружием. Это как сюжет плохого фильма — но если есть такой инсайдер как Сноуден, располагающий массой информации о суперсверхсекретном Агентстве национальной безопасности, неудивительно, что кто-то может взломать систему, которая контролируется компьютером

Самая большая проблема сейчас — это Пакистан. Информация от Сноудена показывает, как мало мы знаем о том, как Пакистан распоряжается своим ядерным запасом, а ведь у них есть технологии быстрого производства всех видов вооружений. Если у вас есть 150 единиц оружия и вы теряете одну из них, вы можете сколь угодно тщательно следить за оставшимися 99 процентами, но проблема в том, что вы не можете потерять ни одной единицы: одна единица равна одному городу.

Как вы думаете, должно ли вообще существовать ядерное оружие, или риск слишком велик?

Я согласен с нашим президентом. Я считаю, все оружие массового поражения должно быть уничтожено — и ядерное, и биологическое, и химическое. Понимаю, что это не произойдет в одночасье, но люди должны знать о риске, и я думаю, что со временем можно было бы договориться о полном уничтожении. Если бы я думал, что мы все обречены и уже ничего не сможем с этим поделать, то не стал бы тратить на эту книгу шесть лет. Уверен, что ни один город больше не должен пострадать от ядерного оружия — ни в Америке, ни в одной другой стране. Человечеству уже давно стоило бы понять, что такое оружие нужно ликвидировать.

То есть, вы думаете, что настанет день и ядерное оружие исчезнет?

Да, я так думаю. Это не случится быстро, но первым шагом стало бы собрание всех ядерных держав, на котором они бы начали переговоры о том, чтобы сократить свои арсеналы. Чем меньше оружия — тем меньше вероятность возникновения катастрофы. Это просто теория вероятности. В реальности есть альтернатива: мы можем избавиться от оружия — или осознать, что однажды его пустят в ход. И страшно думать о том, к чему это приведет.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно