• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Шон Рад: «Это такая большая вечеринка, где ты сидишь и говоришь: «Да, нет, да, нет»»

28 Декабря 2014 | Автор текста: Ванесса Григориадис
Шон Рад: «Это такая большая вечеринка, где ты сидишь и говоришь: «Да, нет, да, нет»»
Мобильное приложение Tinder навсегда изменило мир одиноких людей

© fb.com/tinder

Когда входишь в скромное офисное здание Tinder в Лос-Анджелесе, где на первом этаже висит указатель на кастинг «Castaways», трудно поверить, что ты попал к создателям приложения стоимостью больше миллиарда долларов. Однако поднявшись на несколько этажей и пройдя через пост секьюрити, ты попадаешь в огромное помещение с прекрасным видом на Лос-Анджелес, где есть только один офис с дверью. Это кабинет генерального директора компании Шона Рада, стройного 28-летнего мужчины с грустными темными глазами и серьезным тоном. Сегодня он в серой рубашке, зауженных джинсах и белых «конверсах». Tinder, которому всего два года, изменил все представления о знакомствах. Это первая мобильная служба знакомств, которая оказала серьезное влияние на нашу культуру: олимпийские атлеты начали флиртовать онлайн, посетители «Coachella» отчаянно ищут себе компанию на ночь (трафик Tinder взлетает во время крупных фестивалей), появляются аналогичные приложения (вроде клона для евреев JSwipe) и пародии наподобие Kinder — службы знакомств для детей.

Маленькие дети легко смогли бы пользоваться Tinder. Это самое простое приложение в мире: в большинстве случаев пользователь видит только фото потенциального партнера и проводит пальцем налево («Нет, спасибо») или направо («Я заинтересован»). Если оба человека проводят направо, они могут начать обмениваться сообщениями. Кроме того, Tinder соединяет вас с людьми, с которыми у вас есть общие друзья на Facebook, но так происходит не всегда. Совпадения на Tinder происходят 13 миллионов раз в день. Женщины составляют около 40 процентов пользователей приложения — по словам Рада, они отклоняют потенциальных кандидатов в 84 процентах случаев, в то время как аналогичный показатель у мужчин составляет 54 процента.

По сути, Tinder распространил лос-анджелесский принцип в выборе партнера по всему миру. В Лос-Анджелесе внешность — это все. Кроме того, там целые толпы одиноких людей, и в любой вечер может случиться все что угодно. То же самое происходит в Tinder. Это бесконечный кастинг, где вы сидите в кресле режиссера. «Это такая большая вечеринка, где ты сидишь и говоришь: «Да, нет, да, нет», — говорит Рад.

В офисе Tinder работают сорок человек, которые обычно еще и проводят вместе свободное время. Очевидно, что некоторые из сотрудников пользуются приложением — у одного парня невероятное количество засосов на шее, — но это не относится к Раду, у которого есть постоянная девушка, 20-летняя Алекса Делл (дочь компьютерного магната). Они познакомились через Tinder.

Рад родился в Лос-Анджелесе в еврейско-персидско-американской семье. Его родители переехали в Штаты из Ирана в 70-е и сделали состояние, продавая электронику. В восемнадцать, будучи одержим мобильными технологиями, Шон запустил свою первую компанию Orgoo (от слова «организация» и символа бесконечности, говорит Рад), предлагавшую «объединенную коммуникационную платформу», где были сведены вместе электронная почта, сообщения и видеочат. Несколько лет спустя он занялся брендингом знаменитостей в Твиттере. Рад поступил в Университет Южной Калифорнии, но, как и многие ребята из Беверли-Хиллз, не смог жить на кампусе и через две недели вернулся домой.

В какой-то момент Шон объединил усилия с Hatch Labs — венчурной компанией, за которой стоит IAC, фирма, основанная Барри Диллером. Это значит, что немалая часть миллионов, которые почти наверняка заработает Tinder, осядет у Диллера в кармане, однако Рад утверждает, что «многие могут стать миллиардерами, если Tinder как следует раскрутится». (Он отказывается вдаваться в подробности.)

Сочетание мачистского, бинарного сознания Рада — «В ресторане люди смотрят друг на друга и думают: «Да, нет, да, нет», — говорит он, — и того обстоятельства, что он вырос в богатой семье, дало ему все ингредиенты для успешного приложения по поиску знакомств. Поначалу Tinder ориентировался на «качественных» людей вроде президентов студенческих обществ, знаменитостей и моделей. Идея была в том, что популярные люди создадут Tinder образ, отличающий его от обычных приложений «для лузеров».

В истории компании были веселые дни, но, как и в случае с Facebook, Snapchat и почти любым другим техно-стартапом, в Tinder был сотрудник, который сыграл важную роль на начальном этапе, а теперь выпал из обоймы — разница в том, что в этом случае это женщина. Этим летом Уитни Вулф, 24-летняя соосновательница Tinder и бывший директор по маркетингу компании, подала на своих нанимателей в суд за сексуальные домогательства и дискриминацию по половому признаку. У Tinder был еще один отец-основатель — Джастин Матин, друг детства Рада. Матин был парнем Вулф и одновременно ее начальником. Между ними случилось все плохое, что может случиться во взаимоотношениях. Вулф утверждает, что Матин послал ей несколько ужасных сообщений, где назвал ее подругу «бесконечно врущей отчаянной шлюхой» и написал: «Если ты будешь мне угрожать, я отвечу сторицей». Также она утверждает, что Рад сделал несколько сексистских замечаний. Компания все отрицает.

Иск Вулф был улажен в досудебном порядке, но очевидно, что горечь после этого скандала еще очень сильна. Матин ушел из компании, хотя никто не смог объяснить мне, почему это произошло.

Сегодня Tinder не настолько эксклюзивен, как прежде, но он все еще работает лучше, чем бесконечные опросники, которые приходится заполнять на других сайтах знакомств, которые все так же не умеют измерять вероятность найти настоящую любовь. Рад не говорит, сколько пар встретились благодаря Tinder, но он заносит в актив приложения две тысячи свадеб и помолвок. Tinder устроен сложнее, чем можно предположить: у Рада есть хороший алгоритм, и, как и в случае с Netflix, чем больше ты пользуешься приложением, тем лучше оно тебя понимает. Возможно, оно может вычислить, нравятся ли вам брюнетки или блондинки, мужчины вроде Джона Майера или женщины вроде Граймс. «Мы не готовы рассказать о том, на что именно мы обращаем внимание, — говорит Рад, утверждающий, что они переработали тонны информации о пользователях Tinder. — Но мы извлекаем кое-что из фотографий».

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно