• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Архив RS. Рэй Курцвайль: «Смерть — это потеря информации», 2009

29 Января 2015 | Автор текста: Дэвид Кашнер
Архив RS. Рэй Курцвайль: «Смерть — это потеря информации», 2009
Рэй Курцвайль

© www.kurzweilai.net

Рэй Курцвайль, самый радикальный футуролог современности, тяжелым шагом входит в свой рабочий кабинет и опускается в черное кресло. Невооруженным взглядом видно, что Курцвайль устал после трансатлантического авиаперелета: скромный мужчина, похожий на бухгалтера, периодически клюет носом и то и дело поправляет на переносице очки в тяжелой черной оправе. Все свободные полки в его кабинете занимают статуэтки кошек — здесь их не меньше трех сотен. Глядя на Рэя, кажется, что перед тобой только что вылезший из подземки клерк, а никак не великий изобретатель уровня Томаса Эдисона.

За последние четыре десятка лет ни один человек в мире не достиг такого уровня в изучении искусственного разума, как Рэй Курцвайль. Его ноу-хау: технологии распознавания информации. Его работа — обучать машины классифицировать данные и разрабатывать самообучающиеся механизмы. Именно Рэй является автором первой программы, способной читать тексты, и именно его технологии используют производители всех современных сканеров. Один из ближайших друзей изобретателя Стиви Уандер называет Рэя человеком, изменившим всю его жизнью В 1983 году Уандер стал советником Курцвайля, когда тот задумал и осуществил проект создания синтезатора Kurzweil 250, который мог предельно точно имитировать акустические оркестровые инструменты. Это была революция.

«Сейчас люди считают, что не делать резервных копий данных на своих компьютерах — безответственность, — говорит Курцвайль. — Но вскоре мы научимся сохранять информацию, хранящуюся в нашей голове. Я буду удивлен, если подобные технологии не появятся уже к 2010 году». К 2045 году, как предсказывает ученый, люди и машины будут совершенно неразрывны, и этот союз полностью изменит наш образ жизни. Рассказывая о непростом мире будущего, Курцвайль делает акцент на термине «сингулярность» — выражение заимствовано у астрофизиков, которые таким образом обозначали процессы в черных дырах, где перестают работать устойчивые правила взаимодействия тел.

Среди ученых, которые работают над развитием искусственного интеллекта, Рэй является рекордсменом по числу личных наград. В частности, Курцвайль добился самого высокого научного признания в США — получил Национальную медаль технологии. Само собой, Рэй Курцвайль входит в Зал славы изобретателей. Эти обстоятельства позволяют ученому делать довольно дикие прогнозы по поводу будущего, которое ожидает каждого из нас. В частности, Курцвайль полагает, что машины превзойдут людей по интеллектуальным возможностям. И человек должен успеть поставить их себе на службу. Микроскопические роботы научатся очищать кровь от различных заболеваний, а нанотехнологии помогут людям решить проблему загрязнения атмосферы. Что касается коллективного разума, то он тоже появится в виде накопителя, концентрирующего наши идеи.

Несмотря на скромность и пришибленный вид Рэй выглядит гораздо моложе своего возраста (в феврале ему исполнился 61 год). Ежедневно ученый глотает порядка 150 таблеток, изобретенных им сами, и планирует обрести бессмертие. По понятиям Курцвайля ему надо дотянуть до того момента, когда технологии разовьются настолько сильно, что такого понятия как старость попросту не будет существовать. Работа над бессмертием не мешает Курцвайлю утверждаться в роли главного технического мессии планеты и ежегодно собирать конференцию «Сингулярность», куда съезжаются лучшие умы мира, чтобы отдать честь этому невысокому отцу двоих детей с добрым взглядом мечтателя и сединою на висках. Большинство ученых считают, что в развитии идеи сингулярности Курцвайль уже преодолел грань, отделяющую футуристические научные идеи от безумия. «На мой взгляд, сингулярность — это почти религиозный термин, — считает Джейрон Ланье, один из ведущих специалистов мира по моделированию виртуальной реальности. — Ожидать прихода сингулярности — все равно что строить прогнозы относительно конца света. Наверняка у кого-то есть мнение, что Армагеддон наступит на следующей неделе. С этим трудно спорить. Вполне может быть».

В случае с Рэем Курцвайлем его уверенность в собственных силах действительно уже перешла на какой-то космический уровень. Ученый настолько обогнал свое время, что возможные конкуренты и коллеги просто потеряли его из виду. Единственное, что вывело Рэя из блаженного анабиоза всезнания — вопрос, не может ли он, в принципе, ошибаться насчет появления сингулярности. Пару мгновений Курцвайль задумчиво смотрит в потолок, видимо совершая какие-то математические вычисления по поводу того, что произойдет лет через тридцать. «Вполне возможно, что сингулярность наступит через несколько лет после 2045-го, — изрекает Рэй. — Но не думаю, чтобы я как-то сильно ошибался в сроках». Курцвайль охотно рассказывает, что идея сингулярности возникла как следствие его личных проблем и переживаний. Изобретатель показывает мне потемневшую от времени фотографию на рабочем столе: лысоватый мужчина средних лет — его отец Фредрик. «У меня дома пятьдесят коробок папиных личных вещей, — говорит Рэй. — письма, пластинки, счета, его диссертация. В принципе, из папы вышел бы отличный мусорщик: он постоянно собирал всякий хлам. Думаю, его стремление найти себя среди всех этих мелочей с годами передалось и мне».

Детство Курцвайля прошло в нью-йоркском Квинсе в 50-х годах ХХ века. В то время Рэй делал все возможное, чтобы заслужить похвалы и внимание своего отца, — известного австрийского композитора. Фредрик начал учить сына игре на фортепиано с шести лет, но главной страстью Рэя оставались изобретения. Когда остальные дети играли на улице, Курцвайль-младший сидел дома, штудировал фантастические романы. Две книжных полки в его офисе забиты этими книгами. «Мораль всех этих историй была проста, — говорит Рэй. — не существует такой проблемы, которую не мог бы разрешить человеческий разум. Эта нехитрая парадигма двигала всеми моими дальнейшими поступками». В подростковом возрасте все свободное время Рэй проводил в магазинах допотопной электроники. Будущий ученый строил космические ракеты на заднем дворе отцовского дома, учился писать простейшие компьютерные программы. «Мы с папой постоянно обсуждали, из чего состоит и как математически описывается музыка, — продолжает Курцвайль, поглядывая на портрет отца. — Однажды он сказал мне: «Когда-нибудь ты научишься синтезировать музыку. Представляете? Он уже тогда понимал, куда мы идем!».

Иллюстрация © Джонатан Баркат

 

В 1965 году 16-летний изобретатель принял участие в телепрограмме «I’ve Got A Secret» — Курцвайль сыграл довольно странное музыкальное произведение на фортепиано — чуть позже оказалось, что мелодию сочинила написанная им компьютерная программа. Эта же программа принесла ему первое место на Международной научной ярмарке. Тогда талантливого подростка впервые пригласили в Белый дом на аудиенцию с президентом. «Отец очень гордился, — вспоминает Рэй. — поскольку в основе моих изобретений лежали наши с ним беседы». Голос изобретателя начинает дрожать, он кашляет и добавляет: «Я рад, что папа стал свидетелем моих первых работ. Увы, он так и не дожил до тех синтезаторов, что которые я разрабатывал в 80-х». Рэй учился в Массачусетском политехническом институте (MIT), где начались исследования в области искусственного интеллекта. Что и говорить, Курцвайль выделялся даже в компании отпетых ботаников. Его целью, по словам самого ученого, было научить глухих слышать, слепых — видеть, а парализованных — двигаться. В то время как соученики Рэя увлекались наркотическими теориями Тимоти Лири, Курцвайль черпал вдохновение в совершенно иных вещах: «Расширение сознания с помощью ЛСД всегда казалось мне несовершенной технологией, с трудом поддающейся контролю», — с усмешкой заключает Рэй.

Революцией всей своей жизни сам Рэй считает появление в конце 60-х компактных компьютеров. С каждым годом компания IBM выпускала все более мощные процессоры. Первой серьезной работой Курцвайля была программа, распределявшая выпускников средних школ по колледжам в соответствии с их способностями и наличием вакантных мест. В итоге Курцвайль продал ее за 100 тысяч долларов. Большую часть первых денег Рэй потратил на оплату медицинских счетов: в то время его отец медленно умирал от серьезного сердечного заболевания. Не помогли ни бессолевые диеты, ни терапия. В 1970 году Курцвайль-старший скончался от сердечного приступа в возрасте 58 лет. «Я воспринимаю смерть как потерю знаний и информации, — говорит Курцвайль. — Человек — это своего рода файл, файл сознания. Мы — ходячие компьютерные программы, причем программы довольно серьезные. Интересно, почему природа не задумала резервного копирования сознания? Когда умирает наша начинка, содержимое файла сознания пропадает навсегда».

Вечером того же дня в Кембридже, в одной из аудиторий MIT собирается институтская компьютерная элита. Каждый год Курцвайль дает около шестидесяти презентаций для программистов всех уровней — от топ-менеджеров до разработчиков игр. За каждый подобный визит он получает 30 тысяч долларов. Еще два десятка презентаций Рэй проводит удаленно, не выходя из собственного офиса с помощью специальной программы Teleportec Teleporter. Современные технологии позволяют весьма точно проецировать голографическое изображение ученого на расстоянии. «Несмотря на то, что эта штуковина довольно проста по сравнению с тем, что случится в будущем, мое изображение выглядит довольно реалистично, — говорит ученый. — Во всяком случае, люди в восторге». Рэй достает из кармана Mobile Reader — встроенное в обычный мобильный телефон читающее устройство для слепых людей — его прошлогоднее изобретение. После установки программного обеспечения на телефон, лишенный зрения человек может сфотографировать дорожный знак или табличку, а аппарат прочтет вслух ее содержимое. Чтобы продемонстрировать то, как функционирует программа, Рэй фотографирует открытую страницу своей книги «Сингулярность уже близко» («Singularity Is Near») . Через несколько секунд компьютерный голос начинает читать: «Если все системы искусственного интеллекта в мире остановятся, наша экономика впадет в хаос, зависнет большинство коммуникационных систем». Собравшиеся аплодируют, похоже, не столько изобретению, сколько эффектной презентации, проведенной Курцвайлем.

Рэй обладает даром делать предсказания. Впрочем, этим успешно занимаются почти все современные изобретатели. В своей голове он всего лишь ловко экстраполирует развитие технологий. Так, в 1975 году Курцвайль заявил, что скорости работы микропроцессоров будут удваиваться каждые три года, что оказалось правдой. В 1980-х он совершенно корректно предсказал распад Советского Союза из-за слишком слабой технологической базы, развитие интернета, и появление беспроводных компьютерных сетей. Курцвайль заявил, что в 1998 году компьютер станет чемпионом мира по шахматам, что действительно произошло, правда, годом раньше — в мае 1997-го аппарат Deep Blue переиграл Гарри Каспарова. Рэй с удовлетворением захлопывает мобильный телефон, прячет его в карман, приговаривая: «Такие вот аппараты должны перекочевать в наши тела и мозг». Ученый верит в то, что люди и технологии сольются в единое целое — тогда мобильные телефоны, социальные сети и интернет-мессенджеры будут полностью интегрированы в нашу жизнь. «Мы — цивилизация людей и машин, — говорит Курцвайль. — Уже сейчас пластины в голове, внедряемые после операций на мозге, позволяют человеку постоянно принимать сигналы, посылаемые телевидением и радио. Подозреваю, что это только начало и обязательно наступит пора внедрять в тело электроды».

Те, кто читал Айзека Азимова или смотрел «Терминатора», могут не разделять столь оптимистичные представления ученого о будущем цивилизации. Билл Джой, сооснователь компании Sun Microsystems, пребывал в шоке после общения с Курцвайлем в 1998-м. «Я всегда считал, что роботы — нечто из разряда научной фантастики, — говорит он. — Но тут из уст уважаемого мной человека я услышал, что эти машины вот-вот станут частью моей повседневной реальности. Рэй явно использует свой талант рассказчика и пророка там, где не нужно». После встречи с изобретателем Джой написал статью для научно-популярного журнала Wired, которую озаглавил: «Будущее в нас не нуждается».

Еще один человек, скептически настроенный относительно сингулярности, — Томас Рэй, биолог, довольно давно и серьезно изучавший вопросы искусственной жизни. Рэй настаивает на том, что компьютерная техника никогда не будет настолько продвинутой, чтобы воплотить идею сингулярности: «Я не верю, что инженеры, ковыряющиеся за рабочими столами в программном обеспечении Microsoft, смогут выйти на столь серьезный уровень, — уверенно заявляет Томас. — Пока что, в большинстве своем они заняты тем, что спасают от коллапса компьютеры, работающие под Windows. Сингулярности не будет никогда, потому что все эти программы — чистой воды обман и халтура».

«Я весьма впечатлен работами Курцвайля в области распознавания речи и синтеза музыки, — говорит Питер Норвиг, директор исследовательского подразделения Google, — но касательно его футуристических проектов я имею собственные мысли. Если кратко: поживем — увидим. Не думаю, что между скоростью работы процессора и возможностью моделировать человеческий мозг есть связь. Я не знаю, когда мы сможем загружать в человека или машину разум и интеллект, и когда эта машина почувствует себя существом разумным». Несмотря на критику своих идей, Рэй Курцвайль продолжает строить планы на будущее. Сейчас, как говорит ученый, он прилагает усилия, чтобы с планетой не произошла какая-либо катастрофа, до наступления эпохи сингулярности. Курцвайль является военным советником Пентагона, он разрабатывает систему распознавания биовирусов. «Хорошо, что мы научились определять код ДНК вируса, — говорит он. — Не сомневаюсь, что мы сможем быстро находить противоядия до того момента, как вирус нанесет свой удар. Считаю, что в ближайшие пять лет мы справимся со СПИДом». С помощью технологий ученый планирует вернуть к жизни отца: «Рядом с его могилой наверняка остались образцы ДНК, а в них содержится достаточно информации. Появятся специальные нанороботы, которые смогут извлекать необходимые сведения из праха — зубов и костей. Роботы возьмут нужные данные из моего мозга и мозгов тех людей, кто знал отца, кто общался с ним». Когда я спрашиваю, как Рэй планирует собирать информацию из мозга, Курцвайль смотрит на меня, словно ответ лежит на поверхности: «Нанороботы сами найдут все, что им нужно в моих воспоминаниях. Вы встретите чудесного человека, я вам лично обещаю!»

Рэй Курцвайль
Официальный сайт ученого — www.kurzweilai.net

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно