• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Андрей Кириленко: «Надо быть готовым к мужскому баскетболу»

21 Апреля 2015 | Автор текста: Александр Кондуков, Василий Кудрявцев
Андрей Кириленко: «Надо быть готовым к мужскому баскетболу»

Андрей Кириленко


© Василий Кудрявцев

Фасад ресторана «Черетто» на Ленинградском проспекте в Москве напоминает вип-трибуну на стадионе. Правда, в окнах просматриваются не напряженные физиономии спонсоров команды и руководства, а куда более привлекательные белые занавески и декоративная зелень. Но от этого вид не менее пафосный и тревожный. В России очень любят подобный стиль. Еще больше спортсменами, облюбовавшими кафе на Ленинградке, видимо, ценится близость к тренировочному центру и огромная парковка, где сейчас как раз пристраивает свою машину знаменитый теннисист Андрей Чесноков. В ресторане часто бывает Александр Овечкин, а в левой части зала за круглым столом обычно располагается Андрей Кириленко, блестящий форвард ЦСКА, гений игры в обороне и человек, готовый до сих пор время от времени демонстрировать чудеса самоотверженности. Лишь бы это шло на пользу игре его нового клуба.

По правде говоря, никто не ожидал увидеть Кириленко в форме баскетбольного ЦСКА в этом году. Тем не менее заминка в НБА, связанная с его уходом из «Бруклина» и отказом играть за «Филадельфию» по семейным обстоятельствам (деньги игрока уже не очень интересуют, куда важнее быть рядом с женой, ожидавшей сына), снова привела его в Москву. Он показывает отличную статистику для игрока, которому уже серьезно за тридцать, но, по его признанию, может пропускать матчи по состоянию здоровья — беспокоят старые травмы. С моральной точки зрения Андрея едва ли что-то напрягает: он все, что мог, заработал, все всем доказал, а теперь может пожить в удовольствие — помогать родному клубу в Евролиге, воспитывать детей, следить за тем, как работают его инвестиции в гигантском московском спортивном баре «Hooters».

Андрей Кириленко в составе «Юты Джаз»
© Василий Кудрявцев

 

Баскетболист ростом 207 сантиметров почти бесшумно появляется в ресторане и усаживается за стол. Пока мы заказываем кофе и лимонад для Андрея, разговор вертится о непредсказуемом сезоне в НБА, сюжет которого закручен не хуже, чем в «Игре престолов». Особых комплиментов удостаивается Алексей Швед, экс-партнер Кириленко по «Миннесоте», который теперь заново раскрылся в составе «Нью-Йорк Никс». «Современное состояние американского баскетбола меня мало волнует, — смеется Кириленко. — Интрига интригой, но сейчас все так ровно, что даже фаворитов трудно назвать». Когда Кириленко приходил в НБА, ситуация была немного иной: тогда доминировали «Лос-Анджелес», «Сан-Антонио» и примкнувший к ним «Детройт» («За «Пистонз» болеешь? — с усмешкой спрашивает Кондукова Андрей. — Не лучшее время для этого ты выбрал!»). И тогда юный Кириленко влился в состав фаворита второго плана «Юты Джаз» — клуба из мормонского Солт-Лейк-Сити, который ничего в итоге не выиграл, но долгие годы был на виду и имел в составе Карла Мэлоуна и Джона Стоктона.

Даже с уходом Кириленко из лучшей баскетбольной лиги мира интерес к русским там по-прежнему высок: есть и Тимофей Мозгов в составе одного из лидеров чемпионата «Кливленд Кавальерс», и Швед, и Сергей Карасев в последнем американском клубе Андрея «Бруклин Нетс». «В теории наших могло быть больше, — говорит Андрей, в числе друзей которого обладатели заокеанского опыта Виктор Хряпа и Сергей Моня. — Но у нас был небольшой провал в студенческом баскетболе лет 10 15 назад. Не было студенческих команд, а были дубли больших клубов, из которых молодому игроку было выбраться крайне тяжело. Если кто хорошо играл за дубль утром, его приглашали в состав основной команды вечером — посидеть на лавке в роли 11 12 го игрока. Мне повезло: я вышел в такой ситуации в составе основной команды на три-четыре минуты и использовал их на полную катушку».

Поклонники баскетбола наверняка помнят того внешне пластичного Кириленко («это только со стороны так, на самом деле, я совершенно негибкий»), который переходил из питерского «Спартака» в московский ЦСКА, базовую команду страны. Фантастическая цепкость, игра в защите, блок-шоты, перехваты — уже тогда было понятно, что Андрей далеко пойдет — даже несмотря на то, что в Москве ему пришлось действовать в составе команды, где харизматик сидел на харизматике. «Ну а что делать, надо было быть готовым к мужскому баскетболу, — говорит Андрей. — Каким бы талантливым ты не был, один поворот плеча — и мальчишка летит на пол. И какое-то время хочется просто лежать там на полу».

Андрей Кириленко, который родился в Ижевске, но учился в Санкт-Петербурге, говорит, что в баскетбол попал случайно. «Я был еще в первом классе, и к нам зашел тренер, чтобы выбрать трех самых высоких ребят, — рассказывает он. — Я был единственным, кто после разговора на перемене пришел и попробовал. Я вообще тогда был энтузиастом: хотел еще и в футбол идти, и в легкую атлетику. Но несмотря на то, что папа мой футболистом был, он меня в свой вид спорта не стал сватать. Сказал, чтобы я выбирал сам и не прыгал по секциям. И тогда я начал заниматься. Наша команда, потеряв много бойцов, дотянула до пятого спортивного класса, когда мы уже стали учиться все в школе вместе. И девочки с нами тоже учились. Известная наша баскетболистка Наташа Водопьянова со мной фактически за одной партой сидела». Своей особенностью Кириленко называет то, что уже в 12 13 лет он воспринимал все турниры, в которых участвовал, очень серьезно. Будь то первенство города, первенство страны или профессиональный матч. «Наша команда выигрывала все — и в городе, и в стране, — вспоминает Андрей. — И я настолько был во всех уверен, что как-то говорю ребятам: типа, чуваки, мы — одна команда, мы всегда будем вместе играть. И тут один из парней мне и говорит: «Поверь, только один из нас, может быть, двое попадут куда-то в профессиональный спорт». И он оказался прав». Случай подчеркивает не только душевность Кириленко, но и тот факт, что он всегда ставил на первое место интерес команды, а не собственный (в том числе и в плане статистики, которая совсем не всегда ведет к большим победам).

Андрей Кириленко в составе «Бруклин Нетс» в матче против «Торонто Рэпторс»
© Василий Кудрявцев

 

«Всю мою карьеру бросок правой рукой у меня был кривоват, — говорит Андрей, вспоминая первую из своих спортивных травм. — Мне было, наверное, лет 9 или 11. Последний день в лагере, завтра все должны уезжать домой. Само собой, никто не соблюдает дисциплину, во время тихого часа мы балуемся, телевизор пошли смотреть. Тренер нас ловит и отправляет на хозяйственные работы. С пакетами мы собираем мусор в лесу, а я утрамбовываю его в такой тележке-тачке. Она, естественно, в какой-то момент падает, я падаю на нее. В итоге, перелом руки со смещением. И я вот с этой рукой, которая выглядит как коромысло, иду к тренеру и весело его радую. О чем это говорит? О том, что если ты не следуешь каким-то правилам, то вот тебе за это наказание. Кстати, это не помешало мне играть в баскетбол дальше. Но до сих пор не могу повернуть руку полностью — под идеальный бросок. Этот случай изменил все».

«Я отлично помню момент драфта, — вспоминает Кириленко, когда его выбрала «Юта Джаз», консервативный клуб из Солт-Лейк-Сити, которым руководил тренер-тиран Джерри Слоун. — На тот момент я был на сборах с молодежной сборной. И когда меня задрафтовали, я на пару дней получил прозвище Почтальон благодаря Карлу Мэлоуну. Но понимание того, куда я попал, пришло уже в Юте. На свою первую тренировку я специально пришел пораньше, но уже нескольких людей там обнаружил. Включая Джона Стоктона. Помню, я подошел к нему и говорю: «Здравствуйте, я Андрей!» А он руку протягивает, улыбается и говорит: «А я Джон». Я и говорю ему: «А я знаю!» В НБА это нормальная ситуация так общаться с новичками. Чтобы не ставить их в неудобное положение — когда рядом люди типа Кевина Гарнетта или Мэлоуна».

Однако и новичкам в Америке приходилось проходить тесты на доверие. «Менталитет у игроков совсем разный, — говорит Кириленко. — И часто ты просто не знал, что от американцев ожидать. Есть, например, такая традиция: новички приносят пончики в раздевалку. На тот момент я ни сном, ни духом не подозревал об этом. Когда я только пришел в «Юту», мой английский еще не был идеальным — разговаривал я через пень-колоду. И со мной пришел еще один новичок, центровой Джеррон Коллинз, я с ним потом еще восемь лет отыграл. Форвард Брайон Рассел говорит мне: «Андрей, тебе нужно будет завтра принести пончики». — «А что это такое?» — Он начал объяснять, но я ничего не понял и потом просто сказал: «А где это взять?» Он сказал, но я опять ничего не понял. Минут пять он пытался объяснить, а потом просто сказал: «Окей, не волнуйся. Эй, Джеррон, иди сюда! Ты приносишь пончики». Таким образом, я избежал темы пончиков и закрыл ее для себя навсегда. И наказания не было!»

В «Юте Джаз», где Кириленко провел десять лет, он оказался в правильное время. Для него этот тихий город стал своеобразным домом творчества, где можно было шлифовать талант и спокойно ждать, пока лидеры уйдут из клуба, чтобы занять их место. Фанатизм Андрея в тренировках и игре на тот момент компенсировался молодостью — ресурс организма был велик, его сравнивали с Иваном Драго из «Рокки» и придумали очень подходящее прозвище «АК-47» (то есть максимально надежный и убийственно опасный). Кириленко наращивал мышечную массу, работал над броском с великим защитником Джеффом Хорнасеком, участвовал в «Матче всех звезд» в Лос-Анджелесе в одной команде с Шакилом О'Нилом, Кобе Брайантом и Дирком Новицки и заработал очень серьезные для игрока НБА деньги. Также в команде всех звезд с ним играл еще один очень видный иностранец в НБА — центровой «Хьюстон Рокетс» Яо Мин. «Яо — это хороший пример того, что у высоких и очень высоких парней на марафонской дистанции чемпионата все быстро начинает болеть, — говорит Кириленко. — Это хороший индикатор людей. Да, в Америке прекрасные условия, платятся отличные деньги, но тебя за это и используют по полной программе. И на площадке, и за ее пределами: мероприятия для детей, для взрослых. Игроки в Америке — это продукты, а не просто игроки. Все участвуют в продвижении бренда. Это в России ты можешь сказать: «А я вот туда-то не пойду и делать этого не буду». Именно поэтому у нас игроков и меньше знают — максимум, только со спортивной стороны дела». В Юте я был готов к тому, что, если выхожу на улицу, меня узнают 98 процентов людей. И каждый второй встречный подойдет к тебе со словами: «Ой, вчера такая классная игра была». Даже если игра, по правде, была и не классная».

Флаг с изображением АК-47 на фасаде «Энерджи Солюшнс Арены»
© Василий Кудрявцев

 

После «Юты Джаз» и кратковременного пребывания в России во время локаута Кириленко подписал скромный контракт с «Миннесотой» и был твердо уверен, что именно здесь он повесит кроссовки на гвоздь. «Я много слышал о главном тренере Рике Адельмане, — говорит Андрей. — Там подобралась отличная молодая команда, в составе были европейцы, Леха Швед опять же. Холодный Миннеаполис был мне не очень по душе, но все остальное, включая атмосферу, мне очень нравилось. Но через год поменялось руководство, у тренера заболела жена, новый генеральный менеджер начал омолаживать состав и стало понятно, что здесь мне закончить не удастся». Тогда и возник вариант с «Бруклин Нетс».

Несколько лет назад Андрей Кириленко в итервью RS предполагал, что своей покупкой клуба «Нью-Джерси Нетс», который был затем перебазирован в Бруклин, русский бизнесмен Михаил Прохоров принесет пользу не только американскому баскетболу, но и нашему. Когда Кириленко примерил форму «Нетс», в составе которого сейчас еще играет русский защитник Сергей Карасев, действительно показалось, что Прохоров хочет организовать в Нью-Йорке, где имеется мощная русская популяция, небольшую колонию из наших игроков. За вероятный успех Кириленко в «Бруклине» говорило практически все — он тщательно выбирал команду, ему давно хотелось попробовать пожить в Нью-Йорке, да и с точки зрения логистики этот город подходил для русского человека куда лучше, чем Миннесота. По крайней мере, оттуда были прямые рейсы до Москвы. «И вообще там создалась хорошая ситуация, — говорит Кириленко. — Когда я перешел в клуб, там уже были такие серьезные игроки как Брук Лопез, Деррон Уильямс и Джо Джонсон. А потом туда пришли еще и Пол Пирс с Кевином Гарнеттом. Команда получалась возрастная, но она вполне могла начать сезон в очень сильном ранге». «Нетс» действительно были громким бизнес-проектом, а вдобавок у них был перспективный молодой тренер Джейсон Кидд. «Никто не мог представить, каким тренером он мог оказаться, но все прекрасно помнили, каким он был игроком, — продолжает Андрей. — И я естественно рассчитывал, что клубом он будет управлять так же, как он руководил игрой, находясь на площадке в роли разыгрывающего защитника». Впрочем, русской сказки в «Бруклине» не вышло — и перезапуск Прохоровым «Нетс» в основном помог только новой спортивной площадке Barclays Center, на которой один из прежних совладельцев клуба Джей-Зи дал для разминки десять концертов подряд.

«У меня с Киддом проблем не было, — говорит Кириленко о тренере, чей талант в полной мере раскрылся уже в другом клубе «Милуоки Бакс», где Джейсон имел дело уже не с пресыщенными ветеранами вроде Гарнетта, а с агрессивной молодежью. — Просто так получилось, что ему не дали полноценно поработать с командой. Да и в моем случае гармонии тоже не было. Клуб явно не был моим. Совсем другие роли у игроков, совсем другие задачи». После того как новый наставник Лайонел Холлинз честно сказал, что Кириленко в составе не видит, проблема с «Нетс» была решена почти стремительно. «Он строил совсем другую команду, — бесстрастно сообщает Андрей. — И очень хорошо, что он в отличие от других тренеров не стал меня упрашивать повременить с уходом и подождать нового шанса. Команда не должна идти тебе навстречу и делать, как ты хочешь. Решения клуба надо уважать. И я в этом отношении зла ни на кого не держу».

Пребывание в Нью-Йорке помогло Андрею в полной мере ощутить тот драйв и давление, которым в главном городе Америки окружены игроки спортивных клубов со стороны медиа. И не только медиа, но и знаменитостей, которые активно рекламировали себя, постоянно попадая в объективы телекамер. В Солт-Лейк-Сити его знал в лицо каждый прохожий, а тут среди фанатов баскетбола были личности калибра помянутого Джей-Зи или Рианны. «Для Джей-Зи «Нетс» вообще были важной частью позиционирования себя, — размышляет на эту тему баскетболист. — Он постоянно присутствует на трибунах, на нем всегда клубная майка или кепка. Уверен, что все в «Бруклине» чувствуют эту его поддержку». А вот владелец команды Михаил Прохоров, похоже, интересуется спортивной стороной «Бруклина» все меньше и меньше. В момент разговора с Кириленко Михаил как раз объявил о том, что меняет инвестиционный банк, с помощью которого он хотел осуществить продажу «Нетс» новым владельцам. «Я ни разу не видел Прохорова в раздевалке, — смеется Кириленко, когда я интересуюсь, правду ли говорят о том, что Михаил не соответствует стереотипу владельца клуба типа Марка Кьюбана из «Далласа», который любит брататься с игроками. — Может, он приходил туда как раз тогда, когда нас там уже не было».

Кириленко и его жена Маша Лопатова с Тони Паркером и Евой Лонгорией
© Василий Кудрявцев

 

«Можно, конечно, играть до 50 лет на одной ноге, — улыбается Кириленко, говоря о неминуемом завершении карьеры. — Что-нибудь порвалось, сломалось — ну и ладно. Значит, лечимся. Но я привык себя держать в определенном тонусе, и мой запас прочности заканчивается. Пока я чувствую, что могу играть на высоком уровне, буду играть, однако как только не буду готов уделять достаточно времени на подготовку, нужно останавливаться. Ведь даже перед тренировкой мне надо готовиться порядка трех-четырех часов. А ведь еще надо со всеми травмами и болячками бороться». Кириленко, который признается, что его постоянно беспокоит спина, при этом говорит, что у него в принципе довольно высокий болевой порог. «Но спину я все время чувствую, — говорит он. — Даже когда не играю в баскетбол. Меня это беспокоит, но пока я терплю».

Баскетболист считает, что ни навыки на площадке, ни выносливость в принципе не зависят от цвета кожи. Главное — это упорство и фанатичная преданность делу, причем всегда в интересах команды. История его травм — это тоже часть командной игры, ведь лучшие игроки в баскетбол обычно бросаются на паркет даже за безнадежными мячами. Рано или поздно они выигрывают только из-за этого своего упорства. Как игрок, Кириленко явно не потерял интерес к спорту. «Я бы рад, чтобы тело всегда было молодое и свежее, — говорит он. — Но я и так сделал достаточно. Посмотрите, ведь многие игроки, невзирая на цвет кожи и талант, уходят в 25 26 лет. Деррик Роуз из «Чикаго» в этом смысле хороший пример, Брэндон Рой, блиставший в «Портленде», ушел почти «без коленей».

«У всех людей есть талант, — говорит Андрей, которому Кудрявцев напоминает о том, что он является именно тем человеком, благодаря которому в России многие заинтересовались баскетболом. — И даже рост тут не важен. Масса же маленьких игроков здорово действует — тут важны только трудолюбие и светлая голова. И мне в этом смысле, наверное, жаловаться было не на что». Кириленко прав — далеко не всем в жизни представлялась возможность нести знамя олимпийской команды и почувствовать себя в роли чемпиона Европы («на сегодняшний день это, увы, наш единственный международный трофей»). «Связки, мышцы, — возвращается к травмам Кириленко. — Я всегда буду за спортивную активность, за фитнес, но профессиональный спорт… — он делает паузу и качает головой. — Я не стал бы давить на своих детей, чтобы они пошли в профессиональный спорт». Андрей говорит, что его старший сын Федор до 11 12 лет вообще не имел особого представления о том, чем зарабатывает отец. «Интерес возник только тогда, когда я во время локаута в НБА играл за ЦСКА в «Стамбуле», — говорит баскетболист. — Федя уже сидел на трибуне, болел и страшно переживал. В Миннесоте он уже сам стал приходить на игры и даже сам стал играть в баскетбольной команде с ребятами своего возраста. В общем, стал активно участвовать в баскетбольной жизни. Тогда я отметил для себя: «Ну ни фига себе, как он прикололся». До этого он приходил на баскетбол в Юте и сидел в комнате для семьи, играя в приставку. А тут просто стал настоящим фанатом».

У Андрея Кириленко во всю спину татуировка паладина из игры «World Of Warcraft». Он является давним поклонником этой игры (во время отпуска провел за этим занятием 36 часов), и к 30 летию сделал себе очень оригинальный подарок. Изображение было выложено татуировщиком Виком в инстаграме, и татуировка была признана одной из самых ужасных во всей истории профессионального спорта. «Даже не знаю, откуда такие выводы, — с недоумением говорит Кириленко. — В интернете есть только одна фотография, когда она вся в крови». Чувствуется, что спортсмена нервирует такой прием. «Я не делал эту татуировку для кого-то, — говорит он. — Меня много просили о фотосессиях, но я не хотел фотосессий. Я ее сделал для себя. Я всегда хотел, чтобы у меня была татуировка. С 15 лет. И осознанно к ней шел. Мы целый год думали, что именно сделать. Я с детьми разговаривал, они выбирали, что именно сделать. Татуировку мастер два дня делал, 27 часов было на то потрачено». Было ли Кириленко больно? «Столько травм в моей жизни было, что я мог терпеть эту боль. Низкий же болевой порог, только маленький кусочек на животе почти невыносимо было терпеть. Где хвост дракона заканчивается. Видимо, это такая Ахиллесова пята. Всего-то маленький кусочек. Это совсем как в игре. Но я умею терпеть, — баскетболист искренне смееется. — Если я во что-то ввязался, то всегда знаю, что надо делать».

Андрей Кириленко
Матчи ЦСКА с «Панатинаикосом» состоятся 22 и 28 апреля.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно